Book: Фартовые



Фартовые

Эльмира Нетесова

Фартовые

Фартовые

Автор: Э. Нетесова

Название: Фартовые

Издательство: АСТ

Серия: Обожженные зоной

ISBN: 5-17-010894-X

Год: 2003

Страниц: 416

Формат: fb2

Аннотация

Это — страшный мир. Мир за колючей проволокой. Здесь происходит много такого, что трудно себе представить, — и много такого, что невозможно увидеть даже в кошмарном сне. Но — даже в мире за колючей проволокой, живущем по незыблемому блатному «закону», существуют свои представления о чести, благородстве и мужестве. Пусть — странные для нас. Пусть — непонятные нам. Но там — в зоне — по-другому просто не выжить…

Нетесова Эльмира

Фартовые

Глава первая

НЕ УКРАДИ

— Не скажи, Аркадий! У каждого дела своя основа, как корни у дерева. Ан и мне в кого было иным уродиться? Отец — вор в законе, мать — фартовая. Так что мне своя судьба по наследству, как девке перина, досталась. Вот ты чем в малом возрасте игрался? Небось, игрушками навроде зайцев, кошек?

— Ну уж нет! Я с малых лет работал. В сибирской деревне жил. Плуг и коса — не баловство, труд до пота. А мальцом картошками играл. Они у меня и солдатами, и пушками были. И даже генералов заменяли, — засмеялся Яровой.

— А я безделушками играл. Бати, золотыми. Всякими браслетами, цепочками, перстнями, серьгами, кулонами. Да вот однажды, еще по несмышлению, увидел кольцо, стал его на зуб пробовать, да и проглотил ненароком. Отец, когда узнал, обрадовался: мол, знает, гаденыш, что глотать! Червонное золото! Знать, в делах удачливый будет! Мать три дня за мной с горшком бегала. Да требуха моя — не дура. Переварила, видать, кольцо. Не вернула обратно! — расхохотался Дядя. Яровой смеялся до слез. — Отец, бывало, за каждый украденный рубль трешку давал. Едино что — не велел карманами увлекаться. Считал это западло в нашей семье. И уже когда я приучился сам портки застегивать, начал уму-разуму учить. Как отличить вора в законе от шпаны и шушеры, знакомил с кентами. Короче, выводил в жизнь. Батя у меня фартовый ворюга был. Он, поди, и ложку в руках реже фомки держал. С ней ни днем, ни ночью не расставался. Ты хоть раз видел фомку? — повернулся к Аркадию.

— Видел.

— Ни хрена ты не видел. Настоящий вор фомку пуще головы бережет. Ведь ей не только сейф вскрыть, а и мусора вырубить можно. И многое другое. Фомка — это руки и глаза, это голова и судьба медвежатника. Кента потерял — другой будет. А вот фомка — с первого и до последнего часа одна, как смерть.

— Почему не жизнь? — удивился Яровой.

— Э-э, нет! Вот «маслину» иной получит от лягавых, когда на деле накроют, и все ж выживет. Считай, в другой раз родился. Иль финач в нетвердой руке — не сумел дух выпустить из фартового. Снова — народился. Да ты глянь на фартового без тряпья. На нем дыр, рубцов и шрамов больше, чем денег на кармане. Вся шкура в заплатках.

— У тебя тоже?

— А я — не особый. Меня и сзаду и спереду изрисовали. Потому и помнится обидное — больнее. Дело провернули. Барыш взяли хороший. Положили в общак. Решили обмыть. В «малине», само собой. Ну и Нюрка там была. Раздухарился я тогда. Стал клины к ней бить. А она, падла, и не сказала, что фарт ей от Старика вышел, с ним она… Тот пьяный-пьяный, а финач мне в задницу по ручку вогнал. Совсем пришить не хотел. Так, проучить. А я — всю зиму на пузе валялся. О бабах забыл думать. Но чуть оклемался — сколотил свою «малину». И откололся от Старика. Решил завязать с беспредельщиками, стать честным вором.

— Да брось, Григорий. Раз вор, то о какой честности тут речь? — махнул рукой Яровой.

— Что ты в том смыслишь? Честный вор не убивает, он не фарцовщик, не форточник, не домушник, не майданщик и не карманщик. Не берет на гоп-стоп старух-стариков с авоськами, не вытаскивает в подворотнях из бабьих сисек потные пятерики… Честный вор — это вскрыть пузатый сейф, ювелирный иль меховой магазин взять. Но без грабежа: без насилия, а втихую — чтоб комар носа не подточил. Все другое — пацанам оставалось, шпане. Честный вор, так мы себя держим, кентов- бедолаг, что по лагерям маются, поддерживает гревом: посылками, деньгами… Вернется человек из лагеря — ему ни крова, ни заработка; наш общак не даст ему пропасть. А жмуров в своей работе не оставляли. За это вышку можно схлопотать. Нам такое — не по фарту. Жизнь и смерть — от Бога, а не от барыша.

— Ишь ты, с выбором, — удивился Яровой. — А по-моему, все вы из одной колоды карты, хоть и масть разная.

— Потому и в законе мы, средь воров верховодим. Без закона воровского — беспредел будет. От того, от беспредела, и душегубство беспонтовое происходит. Не всякий блатняк честным вором себя назвать может.

Аркадий Яровой и Григорий Смелов знали друг друга много лет. Они не могли быть друзьями, но и врагами не стали. Хотя первый был розыскником высокого ранга, а второй — профессиональным вором, да еще и медвежатником.

В воровском мирке относились к Яровому по-разному. И лишь в одном мнение было общим: смел, не подличает. А еще — оставалось для многих загадкой — то ли при милиции он состоит, то ли чекист…

Наслышан был Аркадий о законах воров, многих знал в лицо. И тех, кто недавно завязли в «малинах», и завязавших с нею навсегда.

В его картотеке значились многие. И те, кого не стало, и их ученики. Отбывающие сроки в лагерях и оставшиеся на свободе, осевшие в городах и гастролирующие по свету до поры до времени.

Иные, «завязавшие» с блатными, не считали для себя опасным поговорить с Аркадием о прошлом, вспомнить былое. Ведь не о сегодняшних делах разговор. Да и не знали отколовшиеся о временах нынешних. Боясь получить за уход финач или «маслину», сидели тихо в своих углах, не высовываясь на улицы долгими месяцами.

Григорий Смелов, а по-блатному Дядя, был одним из таких.

Последний свой срок отбыл в Усть-Камчатске. И вернувшись в Оху в шестьдесят семь, без сбережений и пенсии, наскоро подженившись, жил со своей сожительницей в однокомнатной квартире на Фебралитке — так назывался этот городской район.

Приходу Ярового Дядя обрадовался как подарку. Что ни говори — вести о малинах все еще будоражили старую память. Да и не был Смелов последним среди воров в законе. «Малины» Охи и Сахалина знали и помнили его смолоду. Лихим вором слыл Григорий много лет. Зато и не было по Крайнему Северу ни одной зоны, где бы не тянул свой срок Дядя.

Пет, не интерес к биографии дряхлеющего Дяди привел сюда Аркадия. В городе, а такие периоды время от времени случались, снопа началась волна загадочных убийств. Натолкнуть на след, дать ключ к разгадке могли и такие треп-разговоры. Но и вести их нужно было очень умело, чтоб не спугнуть, не насторожить недавнего фартового, который, почуяв, что пахнет порохом, может забыть о страхе и пойти предупредить бывших друзей об услышанном.

Каждое слово в этом разговоре должно быть много раз обдумано и взвешено. Торопиться нельзя.

Дядя тоже понимает, что не просто на огонек завернул к нему Яровой. И хотя не вносила его имя в списки мусоров блатная братия, общение с ним было все же опасным. Не ради блага фартовых заглядывал Аркадий к «завязавшим». А что-то узнать, услышать. Знать, снова в городе паленым пахнет. «Не иначе, как фартовые кипешат», — решил Смелов. Но сгорая от любопытства, не посмел спросить впрямую. Валял ваньку, вспоминал прошлое. Ждал, пока Аркадий сам проговорится.

— Это сколько ж лет мы знакомы, не припомнишь? — прищурился Григорий.

— Да уж за два десятка перевалило.

— А впервой где?

— Не помню, — слукавил Аркадий.

— Да как же? На «рыжухе».[1] Нас накрыли. Всех сгроба- стали тогда. А все Филин, жадность его нас подвела. Говорил я ему… Так нет, загоношился. И — накрылись.

Аркадий хорошо помнил то дело. Еще бы! Тогда фартовые сработали чисто. Ни одного следа, казалось, не оставили. Сигнализация — не тронута, сторожа ничего не видели. А все золотые украшения, что продавались в универмаге, будто испарились. Не вывезли их вовремя перед выходным днем, — пурга помешала. А фартовым она — на руку. Заперлись в туалете, а снаружи на двери написали «ремонт». После закрытия магазина взяли золота почти на сто тысяч. Сковырнув висячий замок на чердачном люке, выбрались на крышу и оттуда по пожарной лестнице ушли.

И лишь в подсобке, где, казалось бы, не было и надежд напасть на след, приметил Яровой то, что не увидел никто из следственной группы. Отпечаток пальцев на пыльной полке. Где продавцы прятали особо дефицитные товары. Фартовые на них не позарились. Но был средь них один, по кличке Филин, какой не побрезговал коробками со столовым серебром. Только он, длиннющий и худой, как жердь, мог вот так с пола, без подставки, взять с этой полки все, что глянется. Да видно много чего было припрятано. Снимать устал. Забывшись, взялся за пыльный угол полки, оставил отпечатки. По ним, с помощью картотеки, идентифицировали принадлежность оставленной вором этой «визитной карточки», раскрутили дело, взяли всех. И Дядю… Не один год кормил он комаров на Колыме. Проклинал Филина и его жадность.

— Лихо ты нас тогда накрыл. Прямо в ресторане. От каких девок оторвал, а?! Мне это и теперь памятно. Ту, что я приглядел себе, такая пышная, круглая. А и всего-то успел пару раз за задницу ущипнуть, — признался Дядя,

.

— Филин тогда с тобой отбывал срок?

— Нет, он с Горелым в Воркуту попал.

— Филина мы, помнится, с девчонкой взяли!

— Ну да! Он успел. А я, дурак, поддал не в меру. Надавил на армянский коньяк — и все тут… Не то не взяли б вы меня. Ушел бы. Я в том ресторане…

— Окружен он был, — перебил коротко Яровой. И напомнил: — Ты же в окно хотел выскочить. Даже раму ногой вышиб. А там уже ждали. Ты и передумал ноги ломать. А вот Филин голову потерял. «Розой»[2] хотел поработать. Не дали. Так все кричал подружке своей, что вечером он к ней вернется, что это ошибка и его выпустят.

— Да кто нас ждет, кому мы нужны? За утеху платили, за жратву и выпивку, за короткий отдых — втрое откупались. Вот только судьбу не ублажишь ничем. От нее, как от тюрьмы, ни деньгами, ни угрозами… Судьба хоть и баба, да подушку одну ни с кем не делит. Несговорчивая. Ни к молодому, ни к старому души и жали не имеет, — вздохнул Дядя.

— Не скажи. Тебе жаловаться совестно. С такой судьбиной, а все ж до старости и дожил. Здоров. Живешь тихо, спокойно. Теперь, наверное, лишь во снах с прошлым своим встречаешься.

— Это верно. Недавно, несколько дней назад, видел во сне Филина. И вроде он такой маленький, как старый ребенок. А я его уж лет десять не видел. С чего это он мне привиделся? С бабой своей поделился. Она и говорит: «Плохо это».

— Убили Филина. Неделю назад, — подтвердил Аркадий.

Дядя онемело уставился на Ярового.

— Здесь, в Охе убили?

— Да. Перед смертью истязали долго. Весь избит. До черноты. Видно ногами били, — умолк Аркадий.

Дядя, понемногу придя в себя, спросил хрипло:

— Где нашли его?

— В горсаду. В самом конце. Глухой угол. Туда никто не ходит. А тут собака бездомная, воет и воет. Над головой Филипа. Она и надоумила людей. Сообщили. Я его сразу узнал.

— Давно он вернулся?

— Да у вас и сроки были одинаковыми. Разница в считанных днях.

— А чем убили? «Маслиной»?

— Скончался от ножевого. Так судмедэксперт определил, — наблюдал Аркадий за Смеловым.

Тот, подперев голову кулаками, уставился в одну точку, А потом сказал, словно себе самому:

— Обычные блатные его не пришили бы. Не за что. Да и мордовать зачем, если жмуром решили сделать? Тут не мелкая сошка, не их рука. Это точно. Чтоб Филина пришить, десяток воров нужен! Тут без шуму не обойтись. Да чтоб и пришить — серьезная причина нужна. Если ссучился, либо общак спер. Но ни на что такое Филин не способен. Это не шпана — вор в законе. Его пришить мог только равный ему. За иное «малина» взыщет, — размышлял вслух Григорий. И спросил: — А вы кого нашли?

— Ищем.

Дядя, помолчав, вдруг сказал:

— А помнишь, как Филин из кпз[3] сбежал? Ну додумался! Я тогда и не сообразил ничего: зачем он эту вольнонаемную банщицу раздевает? Старовата, вроде, для него. А он в ее тряпки переоделся, ростом они одинаковы были, платок на голову и — поминай, как звали. Мимо конвоя, что в предбаннике нас дожидался, с тазиком в руках проскользнул. А голос — любой мог подделать. Потому и кликуха у него особая — Филин. А когда хватились его, то связанная подштанниками старуха больше всего на то обиделась, что Филин ей рот грязной портянкой заткнул вместо кляпа. Известное дело, кпз — это еще не тюрьма. Охранник, что на воротах в дежурке торчит, глянул в глазок: банщица идет, ну и дернул рычаг, каким засов калитки в воротах открывается. Выпустил, значит. Ну, добрался он до порта, решил пробираться во Владивосток. Узнал, какой пароход отходит и, не сообразив, что тот грузовой, а не пассажирский, устроился на корме. Его там ночью обнаружили. Приняли за бабку. Чаем угостили. Он и разомлел. Когда по нужде приспичило, пошел в гальюн. А там — старпом. Все бы ладно, да про тряпье свое забыв, высветился Филин по-мужичьи. Морячок ему и скажи: «Что, бабуленька, признавайся, от кого и куда путь держишь?» Филин ему бабьим голосом — мол, во Владивосток, сыночек. А тот в ответ: «Немножко крюк придется дать. В Магадан на пару часов». Оттуда его к нам через неделю доставили. Когда он рассказывал, что было со старпомом, в гальюне, вся камера со смеху животами маялась несколько дней. — Посмеявшись, Дядя сказал: — А ведь Филин того старпома запросто мог за борт выкинуть. Но не был он душегубом. И с мокрушниками не кентовался. А вот за что его пришили — ума не приложу.

— Ну а если он ушел от своих кентов в другую «малину»?

— Нет, за это не пришивают. Такое часто случалось. Смывались на материк, в другие города и «малины». И ничего.

— За откол от кентов могли ведь его убить?

— Завязавшего могут пришить. Тут и спору нет. Но не так, как ты рассказал. А по слову воровского схода. Значит — без мучений. И обязательно похоронили бы. Эх, Филин, Филин! Тихо жить не умел. И жрал — либо в ресторанах, либо баланду в лагерях. Все крайности. Потому и конец беспутный, — пожалел старого кента бывший вор.

После ухода Ярового Дяде долго не спалось. Сожительница в этот день на работе дежурила. И должна была вернуться утром. Григорий сидел один на кухне. Курил, вспоминал. А вспомнить ему было что.

С Филином его свел случай. Собрались в тот день фартовые взять сберкассу. Да не какую-нибудь понезаметнее, а центральную. Вот такой кураж ударил в отчаянные головы. Так и вломились за минуты до закрытия. Впятером. А тут пацан стоит — кудлатый, худой, недокормыш. Увидел фартовых — не испугался, руки не поднял. Почему он там оказался, никого тогда не интересовало. Может, погреться с мороза зашел… Горящими глазами смотрел на пачки денег, которые рассовывали воры по карманам и за пазухи. Когда фартовые уходили, пацан бросился аа ними. Зачем? Никто не спросил. Так и остался он в «малине» уже потому, что видел воров в лицо. А еще — пришелся по душе тем, что мог доподлинно скопировать любой голос, плач и смех. Оказался способным в воровском деле, был смекалист и проворен.

Лишь через время узнали фартовые, что была у него в Охе мать. И Филин жил с нею вдвоем в маленьком деревянном домишке на Сезонке. Мать работала уборщицей в сберкассе. А когда хворала — сын подменял, как мог.

Любил Филин больше всего на свете деньги. Их вид и запах вводили его в дрожь. Эта жадность долго злила Дядю. А потому не раз предупреждал пацана:

— В нашем деле жадность равна краху. Жадность — это болезнь нищих и обжор. Ею страдают чахоточные старухи и могильщики на кладбище. Вырви из себя это паскудство. Иначе ии и одно дело не возьму. Сам попадешься и нам будет крышка.

Григорий видел и удивлялся, как жадно и много ест этот пацан, будто у него вместо желудка бездонная пропасть. Но в деле он мог заменить любого из начинающих воров: не шелохнувшись, мог простоять несколько часов подряд на шухере. Мог не спать подряд несколько ночей и один выпить за двоих, не опьянев. Характер Филина ковали фартовые в делах. А они случались всякими. И вскоре понял повзрослевший пацан, что свою долю из общака можно увеличить нахрапом, глоткой и кулаком.

п

А потому пользовался этими средствами все чаще и небезуспешно.

Дядя помнит, как однажды пожилой вор хотел выделить Филину его пацанскую долю. Заметно возмужавший стремач саданул вора так в висок, что тот потом несколько дней не мог вспомнить свою кликуху.

Пытался наехать на Филина и Старик — голова и сердце фартовых Охи. За жадность решил проучить. Ну и поставил ему здоровенный фингал. Филин, даже не сморгнув, поддел обидчика в челюсть — откинул метра на три под стол и сказал, оскалив редкие, острые зубы:

— Тихо, плесень! Шуршать станешь — добавлю. Я за свое все получу, если мне придется его даже из твоей глотки достать.

Может, и плохо бы пришлось Филину, да Дядя за него вступился. Старик после этого отдал Филину его долю. Но затаил лютую злобу на вора, еще не признанного фартовым.

Филин никогда ничего не просил. Он брал, отнимал. Этому его научили сами блатные.

Он никого и ничего не боялся. Д&же смерти. Зато его самого, уже очень скоро, боялись многие фартовые.



Филин и по молодости не ходил на дело, очертя голову. Все заранее обдумывал и взвешивал. Но попадался не реже других.

У Филина была одна слабина. Помимо денег, любил он баб. Может, от того, что слишком рано связался с блатными и жизнь воспринимал как бы с изнанки.

Но ни девки, ни бабы, ни за какие подарки, даже в угаре, не соглашались добровольно ответить на любовь Филина. Его рожа насмерть пугала сторожей. Приводила в ужас старух-кас- Ьирш. И даже видавших виды милиционеров передергивало при виде худосочной, острозубой и длинноносой физиономии Филина.

А потому баб он сильничал. Срывая с них в притонах все исподнее. Когда те противились, бил под дых. Потеряв дыхание, падали ему жертвы под ноги. Покуда в себя приходили, Филин уже улыбался довольно. Во второй раз ни к одной не приставал.

С девками был обходительнее. Но часто безуспешно. Зная его методы, те тут же подсаживались к своим дружкам. И тут, помимо зуботычин, мог в свалке получить и «перо» в бок. Чужая «малина» жалеть не будет. Потом разберись, кто пустил в ход финач?

Филин не привязался сердцем ни к одной. Единожды утешившись, тут же забывал.

Для фартового это было золотое качество.

Но зато на дело никогда не ходил с теми, кого мало знал. Предпочитал давних, старых кентов. И особо уважал его, Дядю.

Григорий помнит, что, взяв «малину» под свое начало, Филин никого не обделял, никогда не брал на дело пьяных. Не смирился ни с одной бабой в «малине». Он не доверял им и считал, что лишь кастраты берут на дело баб, чтоб уцелеть самим.

Дядя и теперь улыбался, вспоминая, как скрутил в бараний рог Филин коварную жестокую Казачку, когда та не захотела лишиться доли и собралась на дело вместе с блатными. До глубокой ночи выла она, связанная, в холодном подвале. А вернувшийся с дела Филин развязал ей ноги, справил свою любовь как малую нужду и, сунув Казачке червонец в лифчик, выставил за дверь.

Та от стыда чуть рассудка не лишилась. Много неприятностей, мелких и больших, доставила она Филину!

В лагерях и в «крытке»— так называли тюрьму, в «малине» и в шизо[4] — Филин всегда оставался вором. Он никого не выручал, никому не помогал, никогда никого не выдал.

Он был в «малине» сам по себе. Вором и судьей, прокурором и защитой самому себе. И лишь однажды, на Колыме, увидев на обочине трассы замерзающего Дядю (тот участок дороги строили воры Сахалина), снял с себя телогрейку, уступил место у костра. А потом добился, вытребовал, выкричал. И поместили Григория в больничку. Ни разу не навестил его Филин. Да и другие словно забыли, похоронили заживо.

Обиделся Григорий тогда на всех сразу. Ночами, когда обмороженные руки и ноги начинали допекать особо резкой болью, так, что дыхание перехватывало, вспоминал Смелов, как берег от бед Филина, жалел его молодость. Как зачастую, подзалетев на деле, брал вину всех на себя. Знал — за групповое срок дадут больший и режим суровее. Надеялся, что оставшиеся на ноле кенты не забудут его. Ан забывали частенько.

Последний срок в Усть-Камчатке был самым трудным. И хоть говорят фартовые, что для вора тюрьма — родной дом, знал Григорий — блефуют блатные. Знал по себе.

«Родной дом», куда вела казенная дорога, переодел Дядю и лагерную робу. Кормил баландой с рыбьими потрохами и кирзовой перловой кашей. Какую в пузо надо было кувалдой за- бин. тп., Теплый, жидкий, как слезы, чай не грел даже рук. А жесткая шконка,[5] на которой он спал, промерзала в иные дни так, что и деревянные нары этапных тюрем вспоминались, как подарок.

Поначалу Дядя, сказав, что он вор в законе и работать ему но положено, отказался слушаться бригадира. Но тут же попал в шизо.

Две недели на хлебе и воде и ночи на голом цементе образумили. Заставили покориться.

Но после работы на стройке, от тяжелых носилок с раствором бетона, до утра не только заснуть, отдышаться не мог.

Через месяц, другой почуял, как силы стали оставлять его. И если бы не фельдшер, пожалевший Дядю и выхлопотавший для него место банщика, не дотянул бы Григорий до конца срока. В лагере и не такие, как он, сломались. Кто сам, кому помогли.

Попасть в зону еще раз — значило не выйти из нее живым. Это Дядя понял нутром. И хотя помнил, что в общаке осталась немалая его доля, решил забыть о ней. Жизнь дороже. Она шла к концу. Об этом не хотелось думать. Но приходилось вспоминать все чаще. Вот и сейчас гибель Филина — это ему, Дяде, предостережение: не укради.

Глава вторая БАНДА ПРИВИДЕНИЯ

Не особенно пугали большие лагерные сроки на Северах, — «малины» Охи не редели. На место осужденных тут же приходили новые, молодые. А через год, два, поднаторев, обтесавшись среди фартовых, уже не били стекла в киосках ради пачки сигарет, не отнимали барыш у старой банщицы, не выворачивали чулки и рейтузы у базарных торговок, оставляя эти шалости малолеткам.

Взрослели пацаны, росли и запросы.

Не пожалевший когда-то старуху, отняв у нее трояк, пацан в другой раз выдергивал уже сумочку из бабьих рук. Та ребенка на руках держала. Удержать сумку не смогла. А крики и слезы никому не помогали. Потом, когда аппетит вырос, началась охота за бумажниками в мужичьих карманах. Их чаще бритвой разрезали. Молчи, владелец! Пикнешь — лезвие по глазам пройдется либо по шее. Выбирай, что дороже.

А зазевался вор — пиши пропало. Толпа не простит. Схватит мужик воришку за горло, крикнет на весь автобус — все пассажиры с мест, как оголтелые, повскакивают. Каждый считает своим долгом в морду дать блатному. А она у него всего одна. Кто не достает руками — плюет в самую рожу. Зло, неистово. А уж матерятся — «малина» позавидует такой богатой лексике. Бабы, мужики, старики — словно с цепи сорвались. Да и что в их карманах, кроме пыли, водится? Зато злоба — пузырями. И все норовят по голове ударить неудачника. Иного так отделывали, что в отделение милиции без сознания приносили. Кучкой порванного тряпья. Где вор? Комок белья в запекшейся крови…

Такие схватки случались всюду. На базаре и в магазине, в горсаду и на улице. И все же, несмотря на жуткий исход, воров не убавлялось.

Особой жестокостью была известна в городе банда Привидения.

Почему ее так назвали, никто из горожан не знал. Видно, просочилась кликуха от блатных, какие умели и любили напустить страх на горожан.

Как бы то ни было, но ни меры предосторожности с хитрыми замками, ни усиление нарядов милиции не спасали город от этой банды. Да и как от нее уберечься, если имя ее главаря — Привидение.

Слухами и легендами наполнялся город. Не только в потемках, айв сумерках боялись жители выйти на улицу. Лишь наивная молодежь, у которой в голове, как и в карманах, гулял ветер, безбоязненно горланила свои песни и глубокими ночами. Словно убеждая горожан, что не все потеряно.

Фа рговые под их песни обделывали свои дела веселее.

— Ну, кто видел это Привидение? Может, и нет его вовсе. Вон я живу спокойно и меня никто не трогает. Не беспокоит, — шамкала беззубая старуха во дворе своим соседям.

— Ой, бабка, не накличь беду. Услышат злыдни в неровен час, последнюю юбку с тебя стянут, — пугал старуху одноглазый дворник.

— Кому она нужна? Ведь воры — мужики. Им моя юбка без интереса.

— Так ведь Привидением может быть и бабка, вроде тебя, — смеялся дворник.

— В мои лета только им и стать. Чтоб с погоста ворон отпугивать, — отмахивалась бабка.

А утром ее нашли мертвой. Задушили в постели старуху злые руки. Ничего у нее не было такого, на чем бы мог остановиться завистливый глаз. Пропали иконы. Старинные. Под ними еще ее прадеды венчались.

Иконы эти бабка на дню по три раза от пыли протирала. Незнакомые люди просили продать их за большие деньги. Пе согласилась. Как можно отдать за деньги частицу души своей? Вместе с молитвами они были ее жизнью. С ними она не захотела расстаться добровольно и в последний час.

Сердобольные соседи похоронили бабку, скинувшись по десятке. И лишь дворник, стоя за спиной следователя прокурату-

ры, описывавшего в протоколе место происшествия, сказал негромко:

— Последние деньки гуляют злыдни на свободе. Оно как бывает: на всякое Привидение есть суд Божий. И ворам его не миновать. Господня кара — не промедлит. Это уж — как Бог свят…

А фартовые тем временем уже объявились в другом районе города. Сделали налет на инкассаторов. Двоих убили. Шофер и оглянуться не успел…

Привидение… Эта кличка, словно заклинание, не давала покоя милиции и прокуратуре.

В картотеках не нашлось ни одного фартового с таким близким к мистике прозвищем. Кровавый почерк этой «малины» не был знаком даже самым опытным криминалистам. По жестокости, свирепости действий она превзошла все прежние банды. Она не оставляла свои жертвы живыми, не давала свидетелей, не оставляла следов.

Кто они? Местные или заезжие? Сколько их? Где скрываются, что замышляют?

Вопросы, вопросы без конца и без единого ответа.

За месяц — несколько разбойных нападений с убийствами. И только Филин убит как будто не из корысти. Уж его не грабили. Да и чем поживишься у недавнего зэка? Ведь вот и одет он был в дешевый костюм. Значит, не вернули ему из об- щака его долю. Либо ее вовсе не было. А может, успели отнять? Вскрытие показало, что алкоголя Филин перед смертью не принимал. И кишечник пуст.

Значит, не один день голодал…

Почему, за что его убили? О том пока знал лишь убийца. Либо — убийцы…

Блатные из «малины» Привидения были все, как на подбор, закоренелые урки. Случалось, брали они с собой пацанов. Но чаще доверяли им лишь стоять на стреме.

В настоящее дело вводить не торопились. Учили иль проверяли подолгу. Подмечали в каждом особые, нужные «малине» качества. Их оттачивали, совершенствовали в деле.

Случалось, что банда за ночь успевала побывать в двух местах одновременно. И лишь Привидению было известно, как это произошло. Главарь не участвует в делах. Он их организовывает. Обдумывает все досконально. А уж исполнители — всегда наготове. Их в «малине» немало. Город, по слухам, значительно приуменьшил их численность. Верно для того, чтобы хоть во сне не вздрагивать.

Каждый, кого взял к себе Привидение, отбыл немалый срок в лагерях. Знал законы фартовых лучше азбуки, разбирался в

крючкотворстве следствия, во сне мог назубок процитировать весь уголовный кодекс. Знал, в какую зону и за что могут отправить. Хорошо помнил все плюсы и минусы каждого лагеря Севера. Знал, что грозит каждому в случае провала «малины».

Банда нигде не засветилась. Никто из горожан не видел и не знал в лицо ни одного вора этой шайки. А если и доводилось, то встреча всегда была последней.

Сколько ночей продежурили у ресторанов милиционеры, горя желанием хоть мельком увидеть эту банду. Переодевшись в штатское, сутками простаивали в магазинах и сберкассах. Воры словно особым чутьем улавливали опасность.

И, чертыхаясь, растирая занемевшие ноги, меняли милиционеры один другого. Но безрезультатно.

Главарь «малины» словно обладал даром предчувствия и пуще глаза берег кентов от опасности.

Прокуратуру поджимали сроки и, главное, необходимость раскрытия преступлений. Расследование убийств не может длиться бесконечно. Это знали все. Но «малина» была неуловимой.

Главарь фартовых и впрямь был человеком необычным. Не зря даже отпетые отчаюги боялись его пуще милиции. Знали: ничего нет страшнее гнева Привидения. А гневался он тоже не по-людски. Не белел, не дергался желваками и скулами, не потел. Не грохал кулаками об стол, не стучал ногами и не матерился, как другие.

Ощерив в улыбке широченный желтозубый рот, говорил тихо, ласково, словно родному:

— Я тебе, падла, что велел? Почему по-своему сделал? Иль голова тебе помехой стала? — и, если не окалечит, считай, что повезло.

Как очнулся и выжил, как встал на ноги — помнили другие воры. Наказанный однажды, старался больше не попадаться на глаза Привидению.

Когда он радовался иль грустил — никто не мог понять. Ни разу не видели его воры пьяным. У него не было связей с женщинами. Да и были ль они у него когда-нибудь?

О его прошлом знали немногие. Но рассказывать о том не решались даже кентам своей «малины».

По-разному завязли в этой банде фартовые. Большинство, не найдя приюта и прописки, не смогли устроиться на работу и пришли в «малину», чтобы милиция не отправила их в места Лишения свободы за тунеядство. Другие из-за нищеты, — не могли свести концы с концами на зарплату. Были блатные из других «малин». Те, кто остался чудом на свободе после ареста их банды.

Но были здесь и фигуры необычные. Они никогда не участвовали в делах. Не воровали и не разбойничали. Их знали очень немногие. Главарь называл их уважительно — консультанты. Блатные величали их наводчиками.

Уж кого только не было среди них. Интеллигенты всех профессий. Зубные врачи, какие рассказывали о богатых клиентах. Работники аэропорта, знающие всех мигрирующих спекулянтов в лицо и поименно. Даже педагоги, бывавшие в домах учеников и видевшие, как кто живет. Все они получали «гонорары» за информацию.

И даже некоторые участковые врачи, посещавшие больных на дому, были осведомителями Привидения.

Ни с кем из консультантов он не разговаривал лично. Никто его не видел в глаза, а потому и не подозревал, кому и для чего нужна эта информация. Иногда сами консультанты становились жертвой банды. За промахи.

Такие случаи Привидение расценивал не иначе, как неизбежное возмездие.

Привидение знал все и обо всех в своей «малине». А вот сам — оставался загадкой.

Лишь немногие доподлинно знали, как стал этот фартовый главарем воров.

В Охе он появился ранней весной. Громадного, почти двухметрового роста, со смуглым, одутловатым лицом, глазами навыкат. Этот не первой молодости мужик старался не привлекать к себе внимания прохожих и уже к вечеру присмотрел неприметный домишко с глухими ставнями на Дамире, самом отдаленном районе города.

А уже через неделю сменил жилье, переселившись ближе к горсаду — на самый конец Фебралитки. Туда милиция приезжала только полным нарядом. По двое-трое никто не отважился бы.

Смешно получилось у главаря с новым жильем. Возвращался ночью от кентов. По темной улице. Вдруг — свет в окне. Глянул. Женщина за столом. Рассматривает под лампой что-то сверкающее. Заметил на стене картину старинной, не русской работы. Вошел, не постучавшись. Тихо. Хотел оглушить бабу на месте. А она оглянулась. Увидев незнакомого, разулыбалась, будто век его знала.

— Вам тоже не спится? Хорошо, что зашли. Давайте кофе попьем, — предложила запросто.

Привидение даже опешил. Впервые за всю жизнь его приходу обрадовались. Он стоял раскорячась среди комнаты и не знал, куда деть эту проклятую фомку. А когда женщина принесла кофе, сказал невпопад:

— Картина мне ваша нравится.

— Правда? Возьмите ее.

— А сколько я должен? — сжал фомку Привидение.

— Да что вы? Ничего не надо. Давайте попьем кофе вместе. Вот это общение и будет вашим ответным подарком.

Привидение ушам не поверил. Сел в старое потертое кресло, облокотился на журнальный столик, который коротко охнув, осел на одну ножку. Ее он починил фомкой, подумав, что впервые она послужила доброму делу.

Женщина оказалась геологом. Утром улетала на Тянь-Шань. Как сказала, работы там невпроворот. Года на три.

— А жилье как?

— Да никак. Кому старье нужно? Здесь даже удобств нет.

— Можно мне тут пожить? — спросил внезапно.

— Благодарна буду. Правда, пусто тут у меня. Уважающий себя вор, если придет по ошибке, так десятку на обзаведение оставит, — рассмеялась хозяйка.

— За жилье что хотите?

— Ничего не надо. Живите, если устраивает. Хоть все три года…

Постепенно они разговорились. Валя, как сама призналась, никогда не была замужем. Смолоду помогала матери и брату- инвалиду. Себе оставляла малость, чтоб не умереть с голоду. Так и прошла молодость. А теперь уж и вовсе ни к чему семьей обзаводиться. Не стало здоровья. Вот и сейчас едет в экспедицию, чтобы подзаработать. Матери на материке квартиру дают. Понадобится мебель.

Странная женщина. Ничего в ней красивого не было. Она напоминала пыльный цветок на обочине. Одинокий, не обогретый.

Привидение смотрел на ее огрубевшие, жесткие руки, плоскую грудь, костлявые плечи, худую нервную шею.

Но что так тянуло к ней?

Разве вот это лицо, сохранившее детское любопытство? И эта немыслимая стрижка под мальчишку? Где здесь женственность? Правда, ноги хороши. Стройные, как у девчонки. И талия узкая. Но ниже — ничего… Живот к спине прирос. Ну что в ней хорошего?

— Валь, я тоже одинок. Не хуже тебя. Все помогал кентухам…

— Кому?

— Братухам. И тоже остался в старых девах.

Она глянула в его лицо. Глубокие складки на лбу — следы раздумий и страданий пролегли, словно рубцы на душе.

— Вы мужчина. У вас все наладится. Будет и семья. Пусть вам здесь живется тепло и счастливо.

— Спасибо за доброе.

— Вы уж не обессудьте — про мою бедность, может, и не стоило рассказывать. Но ведь уют — не в роскоши. Случается, что в ней душа замерзает от холода. А в моей хижине легко спится.

Привидение ругал себя последними словами, ему так хотелось обнять эту хрупкую женщину, обласкать, обогреть ее. Но… «Зачем вселять искру несбыточной надежды в ту, которая, не видя жизни, проклянет ее? Оборванная, без концовки, сказка не нужна даже детям. А тебе и вовсе ни к чему, — убеждал себя фартовый, уже давно научившийся обходиться без женского тепла. — Вот у тебя были деньги, мешками. Ты спал на них, ровно на перине. А она… Вон как измаялась. «Дай ты ей, — подсказывало ожившее по весне сердце. — Не трепыхайся». А как объяснить все? Да к тому ж еще вздумает остаться. А нужна тебе она, «кент в юбке»? Худая, что мышь после зимы. Куда такую в «малину»? Да и что она там делать будет? Зачем нужна? Образумься, ты же вор, а не кобель», — урезонил себя Привидение.

Утром они расстались. Валя отдала ключи. Поблагодарила за подаренную ночь. Сказала, что с ним было легко, как с давним другом.

Помявшись, покряхтев, он все же дал ей три сотенных. Не мог не дать. Видел, ни в чем не соврала.

Женщина отказывалась, краснела, но Привидение впихнул деньги насильно в едва разжавшуюся ладонь.

— Купи чего-нибудь в дорогу. А за жилье это символическая плата. Совсем даром — нельзя. Поверье есть такое — болеть буду. Потому не упорствуй.

Валя, бережно свернув, положила купюры в карман куртки.

— Сюда не клади, — вспомнил о кентах Привидение. И добавил: — По-бабьи подальше определи.

Когда над Охой взмыл единственный в этот день самолет и взял курс на материк, Привидение вздохнул облегченно.

— Повезло…

Ему всегда везло. Так считали все, кто знал его ближе других.

Из зоны на Чукотке он убежал вместе с таким же, как сам, вором. Берегом бухты Проведения шли они много дней. Обмороженных, умирающих, их нашли чукчи-оленеводы. Накормили, отогрели, одели в меховые одежды, ничего не попросив взамен. Да и что с них было взять?

Сказались геологами. Мол, вездеход их под лед провалился — еле выскочили в чем были… Чукчи поверили. На оленьих упряжках привезли в Анадырь. Денег дали без счету. И уехали.

Фартовые в тот же день с рыбаками ушли к берегам Сахалина. «А почему бы и не взять? — решили мужики. — Свои, геологи. Деньги хорошие дают. Не стеснят…»

В зоне их хватились уже под вечер. Поднимали на поиски охрану, но куда там? Далеко успели уйти фартовые. С двухместного ЯКа осматривали местность. Не увидели. Да и как разглядишь, если предусмотрительные воры прихватили пару простыней. И едва заслышав гул самолета, становились в сугроб по пояс, а сверху накидывали на себя простыни. Тундра, все живое, принимало их за призраки.

— Ладно, живыми не дойдут до жилья. А оно в пятистах километрах… По такому снегу и холоду никому не удавалось выжить. И эти не станут исключением, — уверенно подытожил начальник зоны. И, не желая выдать промашку, вычеркнул сбежавших из списков живых.

Чукчи тоже приняли поначалу воров за привидения. По их верованию души усопших, принимая человеческий облик, иногда возникают на пути живых. Им надо было помогать. Так требовал обычаи. Иначе худо придется в жизни.

Увидев будущего главаря, они назвали его Привидением. Вору пришлась по душе новая кликуха. Она внушала страх и уважение. Он воспринял ее. И привык, как к родному имени.

Прежние были забыты, перечеркнуты вместе с прошлым.

Считалось, что хорошая кличка — это судьба. Она, что заклинание от мусоров, следователей, провалов и врагов, защитит надежно. Потому ее придумывали, искали, не торопясь.

Лучшей считалась та, какую присвоит «малина».

Привидение… По счастливой случайности кликуха оказалась подарком.

Раздобыв себе ксивы,[6] их любой ханыга за бутылку готов был отдать, Привидение осел в Охе. Через неделю сколотил «малину» из десятка отбросов. От которых и самая строгая зона отказалась бы. Но ему, главарю банды, чем хуже, тем лучше.

Жестоки фартовые? А где бывают иные воры? Жрать хотят, а не отнимешь — не нажрешься. Добровольно своего никто не отдает. Даже старухи, которым и жить-то осталось на пару вздохов, замусоленные рубли берегут пуще глаза.

Убивают? Так не с добра. Оставь ограбленного живым, так он, не успев очухаться и умыться, на четвереньках к мусорам побежит. Все опишет и расскажет.

Жадные? На то они и воры. Жадность от голода. Прошлого и будущего. Жри и пей за недопитое, когда тянул срок в лагере. Набивай пузо впрок и авансом. Кто знает, быть может, завтра повезет тебя в дорогу черный «воронок». Там покормят, не накормив. Там последнее вытрясешь. Ну, а пока есть возможность, набивай брюхо до отказа. Радуйся каждой минуте свободы. Она лишь короткий луч света в судьбе фартовых. И без жадности в ней — нельзя.

Как же его назвала мать? О том теплилась память в самом укромном уголке.

Андрей… Андрюша — так звала она его в детстве. Чудным рос мальчонка. Любил рисовать. Бывало, всю печку углем измажет. В петухи и цветы наряжал. Мать, ругаясь, забеливала. А сын принимался за стены. Пока мать на работе, успевал весь дом изукрасить. Даже снаружи.

Ох и доставалось ему за художества тряпками, вениками, полотенцами! Сколько их истрепано о его костлявый зад?

Не было у пацана отца. Бросил он мать беременной на последнем месяце. Да так и не вернулся. Андрей никогда не видел его.

Мать мечтала, что станет сын художником, когда вырастет. Ведь вон и книжками обзавелся о тех — известных. Верно, они хорошо жили, сытно. Голодный такое не нарисует. Обморок свалит… И уж очень мечталось усталой стрелочнице увидеть сына богатым. Чтоб были у него портки и для дома, и на выход. И шляпа. Без нее вовсе нельзя. Какой же интеллигент без шляпы. А еще ботинки с калошами. Как у всех культурных. То-то все станционные от зависти посохнут.

— Ты, сынок, не рисуй задарма. Пусть платят, — говорила подрастающему сыну, когда соседи звали его разрисовать ставни, кухни. Но платили ему за работу скудно. Кто ведро картошки, кто десяток яиц или кусок сала даст от щедрот своих.

Мать из сил выбивалась, чтоб одеть и накормить сына получше да посытней. Да, видно, перестаралась. Отказывала себе в самом нужном. Так-то и закружилась голова в неровен час. Попала под поезд…

А через полгода Андрея уже знали фартовые. И уже не но имени. Кликуху дали — Хлястик. Эта часть одежды — как приложение. Как он, пацан, при серьезном воре. Вначале он обижался, лез драться за дразнилку. Потом стерпелся, привык.

В первый раз пошел на дело с такими же пацанами, как сам. Налет на магазин не удался, а сроки получили немалые. Тогда, учитывая молодость и первую судимость, выпустили досрочно по амнистии.

Возвращаться было некуда и не к кому. Приехал с такими же, как сам, огольцами в Ростов. Наслышался об этом городе в зоне.

Вскоре прилип к «малине». Два года как сыр в масле катался. Деньги, девки, дела…

Все шло удачно. Многому он тут научился. Гудели рестораны, когда гуляли в них фартовые. Но… Ничто не вечно. И снова замели «малину» вместе с главарем и Тарзаном, такая тогда была кличка у Андрея — уже очень ловко взбирался он на балконы и открывал изнутри двери квартир зажиточных горожан…

Теперь уж не украинский, как в первую судимость, а сибирский лагерь воспитывал того, кого привезли по этапу на перевоспитание. За этот срок научился всему, что умели тамошние воры. Когда освободился, кенты позвали на гастроли. И поехали.

Сколько колесили? Да недолго. Зиму. Накрыли всех в Ленинграде, а отправили на другой конец света — в Магадан.

Трижды бежал. Поймали. Добавляли сроки, ужесточали режим, сажали в шизо. Ломали натуру. А она не поддавалась.

Полуживым вышел по звонку. И снова «в малину». Куда же еще деваться? Но теперь уже во Владивостоке. Три зимы. Пять раз уходил из рук милиции. Чудом исчезал из-под носа следствия. Мотался из города в город бездомным псом. Уставал. Но страх быть пойманным, оказаться в зоне, заставлял искать новое пристанище в «малинах».

Много блатных попалось там, откуда сумел ускользнуть Андрей. Опасность он научился чутьем улавливать заранее, издалека.

В Хабаровске связался с блатными и пошел на дело. Взяли ювелирный. Дело не столь барышовое, как думалось. Всего два чемоданчика безделушек набралось. Рассчитывали на пять. Поделили общак поровну И поехали во Владивосток. Там в ресторане обмывали удачу.

Кто-то из кентов пристал к официантке. Полез ей за пазуху. А там — не ювелирный. Схлопотал по роже. В долгу не остался. Тут, откуда ни возьмись, мусора.

Андрей в окно выскочил. А его уже «воронок» ждал. Туда и других втолкнули. Вот тогда и попал на Чукотку.

Теперь у него был твердый план. Набрать, чтоб хватило на остаток жизни, здесь, на Севере, где денег в обороте всегда больше, чем на юге, и убраться на материк. Подальше от блатных и дел. Слинять, что называется. Но вот ведь незадача! Кто-то другой снимал пенки на разбойных нападениях, а молва приписывала все мокрые дела ему, Привидению…

Глава третья

ВЕДЬМИН ЧАС

В Охе имелись три «малины». О том знали милиция и прокуратура. Прочие горожане могли только предполагать…

В других городах, что покрупнее, их, возможно, было куда как больше.

Но в Охе имелись всего один банк, три сберкассы и не так уж много магазинов.

Жители города в большинстве — геологи. Они хоть и хорошо зарабатывали, предпочитали иметь сберкнижку, а не домашние кубышки. Привычные к походной жизни, они не заводили в квартирах дорогих вещей. А потому поживиться в них фартовым было нечем.

Это печальное обстоятельство и заставляло блатных выезжать в другие города, чтобы хоть как-то пополнить общак за счет периферии.

И тогда на несколько недель в Охе восстанавливалось спокойствие.

Но поездки блатных не длились долго. И едва привыкнув к тишине, начинали замечать охинцы пропажу дорогого белья, вывешенного на просушку, исчезновение меховых шапок с голов прохожих.

— Вернулись! Чтоб вам пусто было! — ругались жители на фартовых.

Одна из таких «малин» окопалась на Сезонке. Жители не любили этот район города. Временные бараки первостроителей, будто тараканами, кишели пьянчугами всяких возрастов, девками сомнительного поведения и ворами.

Здесь ни днем, ни ночью не стихали пьяные песни с таким содержанием, что матери из приличных семей даже днем не разрешали детям гулять на улице. Крики, брань, топот пляшущих не стихали здесь и глубокой ночью.

Когда спала Сезонка? Этого никто не знал. Здесь и рождались и умирали под «Мурку» с «Чубчиком». Здесь «шумели камыши» зимой и летом. Тут «тонкая рябина» с детства и до старости никак не могла перебраться к дубу, видно потому, что во хмелю не видела дороги. А может статься, подмочила ей репутацию городская милиция, забиравшая с фингалами под глазами наиболее буйных в вытрезвитель.

Сколько раз на день вызывалась сюда милиция и прокуратура, сколько давалось предписаний, бралось подписок, писалось жалоб на ее жителей — Сезонка сбивалась со счета. Сколько пьяных мужей уводили бабы отсюда, щедро дубася кормильцев по головам и спинам; сколько здесь слез пролито, выпито хмельного, искалечено судеб и жизней — этого уже не счесть.

Зловонным раем, городской помойкой звали охинцы этот район и обходили его стороной.

Не приведись пройти здесь узкой улочкой в полночь — ведьмин час, да еще особе женского пола. На возраст и личность не глянут. Вмиг окажется жертвой какого-нибудь развратника, кой через час и не припомнит, что осквернил девушку.

Дурная слава о Сезонке закрепилась прочно. Может, потому и облюбовала это место для себя «малина» «Ведьмин час». Разгульные, похабные воры этой банды не решались на большие дела. Не взламывали сейфы, не обворовывали магазины. Занимались щипачеством, фарцевали, домушничали. Жили впроголодь. А потому на дело приходилось им выходить чаще. Не брезговали снять белье с веревок у забывчивых хозяек. А потом загоняли его по дешевке поблизости на базаре, тут же стащив у торговки курицу или банку кетовой икры.

Эта «малина» постоянно обновлялась. Сколько отсюда ушли по этапу в лагеря — никто не припомнит.

Ведьмин час…

Худосочный, низкорослый мужичонка, которого во всех лагерях и «малинах» звали Дамочкой, имел бабью походку, визгливый голос базарной торговки; он и был главарем «малины», в которую вор в законе пойти посчитал бы для себя за падло.

Мужики города звали его педерастом в лицо. А бабы — сучьим выкидышем.

Знали здесь и настоящее имя главаря — Колька Кириченко. Уж слишком часто судили его в Охе в открытом заседании. Да и вырос он здесь, на Сезонке. Тут родился под разгульные песни у состарившейся пьянчуги. От кого он у нее взялся — сама диву давалась не раз.

Колька молока с детства не видел столько, сколько выпил вина еще в грудном возрасте. Бывало, обмочит пеленки или чего хуже утворИТ по неразумению, мать ему — бутылку с ви- ном. Соску никогда не мыла. Глотнет малец пару раз и спит. Так и рос. До двух лет даже не ползал. Лишь в три года на ноги начал вставать. А уж как заговорил к пяти годам, вся Сезонка животами со смеху маялась. Отборным матом свой запропастившийся горшок выбранил.

Та, что матерью стала по воле случая, всему базару своей радостью поделилась:

— Заговорил сынок. И сразу по-нашему, серьезно. Знать, настоящим мужиком станет…

Колька с детства не садился есть без хмельного. Любил гор

ланить блатные песни, плясать до стона в коленях, пугать в ночи случайных прохожих. А когда стал взрослеть, уже не орал кошачьим визгом в темном переулке. Бросался под ноги, чтоб упал человек. Остальное доделывали воры.

Постепенно совершенствуясь, он научился ловко потрошить сумки и карманы, снимать часы, кольца и цепочки. Приловчился моментально сбывать все это. И — пропивал барыш в один день.

Дамочка считал себя счастливым человеком. Он ни над чем не задумывался, ни о чем не беспокоился. Да и что могло терзать этот маленький лоб? В нем едва хватало места, чтобы запомнить десяток блатных песен, пять дюжин матюгов, да кликухи кентов.

Да, он не раз был судим. Но за мелочи много не давали, И посидев года два-три, снова возвращался на Сезонку, где его приход обмывался и ворами, и пьянчугами.

Дамочка, как и все воры, не хотел обзаводиться семьей. К чему лишние хлопоты? Девки не перевелись. За поллитра на двоих и уговаривать не приходилось. А что будет завтра или через год — его не заботило.

Когда умерла, сгорев от спирта, мать, он даже не перестал петь свою излюбленную:

Как родился я на свет, дал вина мне старый кент.

И теперь всю жизнь свою я вино, как воду, пью.

Кто-то похоронил старуху, увезя в телеге обшарпанный дощатый гроб. Колька даже не оглянулся.

— Умерла? Ну что ж, мне больше достанется, — хлебнул из горла портвейн.

О матери он и потом ни разу не пожалел, не вспомнил о ней по-доброму.

К Дамочке приходили все, кто любил выпить на халяву. Главарь открывал счет долга. Сумму сразу не называл. Ждал, пока по уши завязнет новичок. А там и финач к горлу — гони долг. Нечем? Отработай.

Так и застревала в «малине» зелень. Вначале бездумно. Потом и прирастала, приживалась. Пускала свои корни.

Почему назвали «малину» «Ведьмин час»? Да может потому, что брали фартовые на гоп-стоп прохожих не раньше полуночи и не позднее трех часов ночи. Дьявольское время. А может потому, что Дамочка родился ровно в полночь. И не раз хвастался, что родившийся, как он, в ведьмин час — заранее обручен с воровской судьбой.

Промышляла эта «малина» не только у себя на Сезонке. А и на Дамире, и в горсаду. Там, в городском парке, обрывала с припоздавших девчонок серьги и кулоны. Раздевала донага влюбленных.

Но вот однажды случилось непредвиденное.

Распивал Дамочка с тремя кентами бутылку вермута, отнятую у двоих парней из духового оркестра. Расположились все под кустом. Удобно, тепло. Вечер дал хороший улов. Несколько часов сняли с парней. Три дорогих перстня. Уже подсчитывали, сколько водки и вина на утро купят, как вдруг услышали звук шагов по тихой темной аллее. Кто-то шел прямо к фартовым.

Дамочка привстал. В свете отдаленного фонаря увидел одинокую девушку. Та беспечно шла по аллее. Видно, возвращалась с работы, с нефтепромысла. Одета была не по-праздничному. В рубашке, куртке. И мелькнула пошленькая мыслишка. Мол, с худой овцы — хоть шерсти клок.

Колька, махнув рукой, позвал кентов. Сказал тихо:

— Побалуемся под кусточком с пташкой. Время имеем…

А когда девушка, ничего не подозревая, поровнялась, выскочил Дамочка ей наперерез.

За ним остальные вышли. Встали на пути.

— Пошли, милашка, отдохни с нами, — вкрадчиво, слащаво пригласил Дамочка.

— Иди-ка ты! — услышал в ответ.

Кент, стоявший сбоку, молча ударил девушку кулаком в висок. Та резко повернулась. И удар страшной силы — в челюсть — откинул фартового в затрещавшие кусты.

Не дав опомниться, тут же поддела в солнечное сплетение Дамочку. Тот, грохнувшись головой о дерево, не мог продохнуть. От дикой боли в затылке сверкали искры в глазах.

Третьего мужика девчонка ногой в остроносой туфельке в пах ударила. Он нож было вытащил… Последний, трепыхаясь, пытался убежать. Но куда там? Далеко за ним понесся душераздирающий стон. Ему показалось, что остался он на всю жизнь с одной по/говиной лица и головы.

А девушка позвонила в милицию. Попросила приехать.

Вскоре в горсад примчался «воронок». Всех четверых воров, не успевших далеко уйти, задержали.

Лишь на следствии узнали кенты, как им не повезло. Ведь напали они в тот вечер на единственную во всей Охе боксера- девушку. Ту, которой гордились все геологи.

Когда в заседании суда она давала показания, публика в зале, глядя на насильников, смеялась от души.

Защита ссылалась на сломанную челюсть у одного, выбитый глаз у другого, на сотрясение мозга у Дамочки. И все это утво-

рила девушка. Один на один с целой бандой. Охинцы неиство- вали, хлопали в ладоши, кричали:

— Браво, Ольга!

Лишь в день вынесения приговора узнали фартовые, что и боксерка привлекалась к уголовной ответственности за превышение пределов необходимой обороны. Но суд признал такое Обвинение прокуратуры ошибочным и вынес определение, где было сказано о праве причинять нападавшим вред, вплоть до физических увечий, а не убегать от них. О праве пресекать йреступные посягательства всеми возможными средствами. «Что действия потерпевшей служат примером правильного понимания гражданского долга, когда защита своего достоинства и безопасности является одновременно и защитой общественного цорядка в целом, а потому такие действия не образуют состава Преступления», — глянул судья на Ольгу. Та облегченно вздохнула. Из глаз выкатились две прозрачные бусинки-слезинки. Опр авдана. В назидание всем бандитам оправдана!

Дамочка ликовал: все ж не прошло бесследно для этой лошади… Помотали ей душу на следствии. А то повадится каждая йот так на мужиках тренироваться.

Наличие прежних судимостей увеличило наказание. А потому недолгой и несерьезной была радость Дамочки. И когда блатных уводил на пять лет конвой, проходя мимо Ольги, обронил:

— Еще встречусь с тобой, сука.

Услышав угрозу, подняли люди из зала шум. Стали возмущаться слишком мягким, по их мнению, приговором. А одна старуха, что сидела на лавке ближе других к выходу, замахнулась на Кольку сумкой. И если бы не милиционер, разбила бы вздребезги еле склеенную врачами головенку Дамочки бутылками с молоком.

— Чтоб ты сдох в этой тюрьме, собачий выродок! — кричала она.

Дамочка вобрал голову в плечи. Откуда ему было знать, что эта старушка — бабка Ольги…

Дамочка отбывал наказание в Вахрушево.

В длинном, продуваемом всеми ветрами бараке тянули сроки мужики, этапированные со всех концов Сахалина и даже с материка.

Разношерстная публика говорила на десятке языков. Но особо выделялся здесь голос бугра.

Тот был груб и зол на всех. Не работая, он заставлял «пахать» других. Львиную долю из посылок и передач забирал Себе. Даже не просил, не спрашивал. Брал — будто делал одолжение.

Колька, не новичок среди зэков, кипел от ярости, видя такое. В прежних зонах с ним, вором, считались. Не кричали на него. Не унижали перед шестерками и сявками. А этот и днем, и ночью его, фартового, глазами, словно шилом, сверлит.

— Зэки, видя неприязнь Дамочки и бугра друг к другу, молчали. И все же каждый из них понимал: развязка обязательно наступит.

А случилась она в тот день, когда Дамочке пришла посылка от кентов.

Колька принес ее в барак, уселся кузнечиком на шконке. Ящик — рядом. Первым делом взялся письмо читать, — что-то там они на свободе делают? Как живут? Что у них нового?

Читая письмо, он то смеялся, то дрыгал ногами. Иногда почесывал затылок. Еще бы, снова двоих кентов взяли мусора. А когда дошел до того места, где кенты писали о развлечениях с девахами, и вовсе раскис. Лег на шконку помечтать.

Вот такого, разомлевшего, оторвала его от шконки жилистая волосатая рука бугра.

— Кайфуешь, падла? — выпученные от злобы глаза бугра, кажется, готовы были испепелить яростью Дамочку, беспомощно болтающегося в железной пятерне: — Иль забыл, что надо? — указал на посылку.

— Это мое! Не дам! — кричал Колька сдавленно.

— Чего? Не дашь? А я у тебя еще спрашивать должен? — бугор выхватил посылку из шконки, сунул подмышку.

Дамочка рассвирепел:

— Верни! Не то пожалеешь Я фартовый!

— Какой ты фартовый? У тебя какая статья? Иль забыл?

— Верни, говорю! — наливался злобой Дамочка, шаря по углам глазами, ища чем можно огреть по башке бугра так, чтобы он с катушек слетел на виду всего барака.

Не найдя ничего более подходящего, схватил чей-то сапог и со всего размаху хотел ударить им в лицо.

Бугор вырвет сапог. Спокойно поставил его на место. Когда разогнулся, лицо его было серым, губы подергивались.

Ухватив Дамочку за грудки, крикнул:

— Эй, Седой, возьми эту гниду. Сделай из него обиженного. Потешься с ним вдоволь!

Колька и рта не успел открыть, как десятки рук схватили его. Поволокли, сдирая с него на ходу рубаху и брюки.

— Я фартовый! Не смейте! Не имеете права! — визжал Дамочка.

— Да ты для этого рожден. Уже сколько месяцев соблазняешь нас вертлявым задом своим, — успокаивал Дамочку прыщавый старик, на ходу гладящий его по голому заду.

Дамочку затащили в дальний темный угол. Голого поставили лицом к стене. Стали тащить жребий, кто будет первый. Им стал тот старик.

Колька вырывался, кричал. Но руки зэков веревками впивались в него.

— Стой, падла! А ну, раздвинься! Иль забыл, как сам девок паскудил! Сколько наших баб испоганил! — впился в Дамочку старик.

Колька завизжал от боли.

— Заткни ему пасть! — кинул кто-то услужливо Дамочкину рубаху, ставшую кляпом.

Сколько их в ту жуткую ночь терзали его тело и душу, Дамочка уже не помнил.

Его петушили все, кому была до того охота. Даже сявки и те отметились.

Дамочке с того дня уже не разрешалось спать на шконке, как всем зэкам.

Вместе с другими двумя педерастами он ночевал на полу в самом углу, куда его теперь загоняли пинками после долгой утехи зэки всех возрастов и званий.

Обиженные… Они поделились с Дамочкой хлебом и горестями.

— Тебе этого рано иль поздно не миновать было. Так со всяким бывает, кто по этой статье приходит в лагерь. За утехи на свободе здесь собственной задницей рассчитываться приходится. Такова уж наша судьба, — вздохнул молодой гладколицый, как баба, обиженник. И добавил: — Я уже третий год в Нюрках хожу. От своего имени отвык. Одно плохо — кишка прямая теперь выпадает. Чуть не до колен. По нужде — все само по себе выходит, без моего ведома. А уж боли от этого сколько натерпелся — сил нет. Прошу их пощадить, так ни в какую.

— Сейчас он нас заменит. Свежина. Нам роздых вышел. Не то снова мучили бы, — подал голос второй.

— А ты-то как обиженным стал, вроде бы не для твоего возраста такое или тоже за изнасилование угодил? — удивился Дамочка.

— Лет пять попетушат тебя всей зоной, погляжу, каким ты станешь. Я на семь лет тебя моложе, — обиделся тот, кого Колька принял за старика.

— Бугор таких, как мы, терпеть на дух не может. У него сестру изнасиловали трое. Он их всех насмерть уложил. За это и дали ему на всю катушку. Сначала к вышке суд приговорил. Но жена жаловалась и добилась смягчения приговора. Он в камере смертников полтора года сидел. Теперь вот тут уже пя-

тый год тянет. Спасенья от него нашему брату нет, — жаловался Нюрка.

Дамочка на себе почувствовал что такое — презренье зэков. Им, педерастам, не разрешали есть за одним столом со всеми и вообще сидеть за столом. Не давали пить из общей кружки и пользоваться общей посудой.

Их передавали друг другу, как обмусоленный окурок. Зэки не упускали случая поглумиться над обиженниками.

— Не могу я больше так жить. Уж лучше повешусь! — заплакал однажды Нюрка, избитый здоровенным зэком за пассивность.

— Ну и дура! Не реви. Вот выйдешь на свободу, все забудешь. Тебе уж немного осталось. Лишь бы голова была цела. Остальное вылечишь, — успокаивала Симка, которую на свободе величали Семеном.

Кольке казалось, что этот срок станет для него последним в жизни.

Нет, не годы и не месяцы, даже не недели — дни считал. Каждый был отмечен болью, горестями и даже слезами.

Да и как тут не заплачешь, если письма от кентов, не дав прочесть, рвал в клочки бугор на глазах у Дамочки. И съедая содержимое посылок, давал Кольке нюхать пустые ящики. Из них пахло копченой колбасой, чесноком. От этого запаха к горлу тугой комок подкатывался.

Но… Дамочка уже знал — злить бугра нельзя и даже опасно.

Однажды, когда Нюрка неловко задел бугра, возвращаясь с работы, тот вскочил, схватил обиженного за шиворот и несколько раз сунул лицом в парашу.

Нюрку после этого зэки выгнали из барака. В ночь, на январский холод… Утром нашли его, обмороженного, уже без сознания.

В больнице обиженный лежал с полгода. У него начался активный туберкулез. Это и спасло. Отпустили домой. На волю, па свободу.

Бугор в этот день впервые смеялся, хвалил себя, что помог мрази живым из зоны выйти.

И глянув в угол, где сжавшись в комки от холода, лежали на цементном полу Симка с Дамочкой, сказал твердо:

— Этих падлюк живыми не выпущу, пусть не надеются на такую лафу.

Колька даже зубами перестал стучать. В эту секунду он решил для себя во что бы то ни стало прикончить бугра. Где придется, чем удастся.

Укрепившись в своем намерении, Дамочка стал придумывать

план, искать способы. Они были такими нереальными здесь, в зоне.

Ведь стоило бугру подать голос, и зэки разнесли бы Дамочку в клочья. В этом уже пришлось убедиться.

О! Сколько раз проклинал он тот день в горсаду и Ольгу. Не будь ее, как хороша была бы сегодня жизнь! Но судьба за что-то наказала его. А за что? С кентами он всегда был честен в расчетах. Никого не обидел, не обделил и не ударил.

Бабы? Да разве стоит о них говорить всерьез! Но ведь именно из-за них, за всех скопом, так люто ненавидят его бугор и зэки, будто те — родные сестры им.

Дамочка верил и не верил в то, что когда-нибудь вернется снова на Сезонку.

Однажды, словно услышав слезы обиженных, осыпался пласт породы в угольном карьере, где работали зэки. Бугор оказался там случайно, — пришел, как говорили, из кого-то должок вытряхнуть. Его и еще некоторых обидчиков похоронили на следующий день.

Через три дня в бараке появился новый бугор. Свой, фартовый. И уже в первый же день выволок из-за параши педерастов. Велел отмыться. Отвел им шконки. Запретил всякие утехи.

Был он сильнее прежнего бугра. Уже в первый же день тряхнул зэков, пытавшихся роптать по поводу обиженников. А прыщавого старика, кричавшего больше других, поместил спать рядом с парашей.

— Станешь хвост поднимать, пришью, плесень, — пообещал коротко.

Найдя Дамочку на шконке, сказал ласково:

— Выйдешь на волю, помни, что должок за тобой водится. Ты мне его вернешь немедля. Иначе все «малины» Севера будут знать, как ты тут паскудно выжил. Любой фартовый на твоем месте задавиться должен был. Я даю тебе возможность дышать здесь, чтобы ты помнил, о том, когда выйду на волю я. Иначе с живого шкуру сниму. Понял?

Колька кивнул согласно. И спросил робко:

— А какой у меня будет долг?

Когда бугор назвал сумму, Дамочка до ночи не мог продохнуть. Он и во сне, даже самом пьяном, не видел такой суммы денег.

Но с бугром не спорят, да еще в бараке. Где тот одним словом мог вернуть его к прежней жизни. Этого Дамочке вовсе не хотелось. Потом, поразмыслив, решил не переживать. До конца срока оставалось еще добрая половина. Как знать, что случится завтра?

Но ни завтра, ни потом ничего не произошло. И когда подо

шел конец срока, вылечившийся, окрепший, счастливый Дамочка зашагал к воротам лагеря: «Домой! На Сезонку! К своим!».

— Стой, падла! А должок? — нагнал бугор.

Колька писал торопливо под диктовку бугра, что он, Дамочка, обиженник, клянется вернуть долг за свою поганую шкуру.

За воротами, а тем более в поезде, Колька забыл об обязаловке. Бугру оставалось сидеть пять лет. За такое время все в жизни может измениться.

А сегодня гуляет Сезонка, пьет и пляшет. Вернулся Дамочка. Живой. Здоровый. Снова главарь «малины» с кокетливым названием «Ведьмин час».

Глава четвертая

кляп

Появилась с некоторых пор пришлая банда в Охе. Непостоянно проживающая в городе. Но уж если заглядывала сюда, то милиция лишалась сна.

Пятеро воров было в этой «малине». Главарь, по кличке Кляп, был страшнее Привидения. О Дамочке и говорить не приходилось.

Родом из Львова, Кляп гулял по Северам от зоны к зоне, от ювелирного к банку. Ворочал миллионами в рублях и в «рыжухе», сроками — не менее четвертака.

За годы жизни высчитал, что на Севере его реже сыпят кен- ты, да и сроки здесь, с учетом условий зачетов, отбываются вдвое короче. Зато банки и магазины солиднее материковских. Меньше конкуренции — сюда не заглядывали одесские и ростовские воры.

Круглый лысеющий мужичок, он никогда не унывал, не расставался, во всяком случае на свободе, со своими фартовыми, любил хорошо поесть и основательно выпить. Но даже когда язык его начинал заплетаться, голова оставалась ясной.

Умел Кляп многое, разбирался одинаково хорошо в оценке предметов старины и изделий послевоенной промышленности.

С закрытыми глазами мог назвать, что за материал у него в руках, когда и где изготовлен, сколько стоит. Среди нумизматов Кляп считался выдающимся знатоком.

В отношении его знаний мехов — любой товаровед мог бы позавидовать.

Мельком глянув на бриллианты или якутские алмазы, тут же определял их величину в каратах, стоимость в рублях и валюте. А признавал — только твердую валюту: на доллары, франки и йены выменивал в портовых городах у фарцовщиков и моряков с иностранных судов все ценное, чем владела его «малина». Лелеял Кляп давнюю мечту: захватив какое-нибудь рыбацкое судно, удрать на Аляску либо в Японию. А потому — сжигал мосты, безбоязненно убивая и разбойничая. Был уверен, что бегство за кордон с миллионами все спишет…

Вором он стал, как сам считал, по зову злого гения, попавшего в него неведомо каким путем.

Воровать он стал не от голода Не от нужды. Да и откуда им было взяться в профессорской семье, где над двумя детьми дрожал весь дом.

Родителей бросало в дрожь, если их сын Владик вдруг решит напиться воды из крана.

Мать, известный уже тогда врач, потом всю ночь вставляла ему в попу градусник.

Отец, профессор математики, мечтал вырастить сына экономистом либо астрономом. На худой случай — знатоком юриспруденции.

Последнее Владик постиг неплохо. В лагерных зонах. Бывалым зэкам такие жалобы на приговоры сочинял, что вся камера или барак вокруг него на цыпочках ходили. В уплату за столь интеллигентный труд отдавали посылки и все ценное, что имели.

Владик не отказывался.

Случалось, что его жалоба срабатывала и зэк выходил на свободу. Тогда другие липнуть начинали.

И если смолоду выторговывал, то потом стал требовать для себя привилегии. Не работал. За него старались другие. Лучший кусок даже бугор отдавал ему. Ум у воров всегда ценился особо высоко.

Зэки, от мужиков до фартовых, считались с ним. Доверяли самое сокровенное. Защищали от начальства. И Владислав чувствовал себя в зонах совсем неплохо.

Ему отводилось уютное место, подальше от дверей и окон, у него был такой набор и запас продуктов, что и лагерное начальство позавидовало бы.

Он мог спать сколько хотел, и в это время никто не мог горланить песни, бить сявку или греметь парашей.

Он знал все обо всех. Так что если начальство зоны захотело бы заглянуть в его картотеку памяти, то не раз бы вздрогнуло. Как мало знали следствие и суд о тех, кого прислали сюда!

Но Владислав не был сукой, ему и без стукачества неплохо жилось. Даже ежедневное выполнение двух норм выработки

бригада записывала на Кляпа. Мол, так работает ззк, чтобы выйти на волю по половинке срока.

Зная много о других, он никогда ничего не рассказывал о себе. Это никого не удивляло, многие фартовые переживали про- палы в одиночку. А то, что Владислав был вором, подтверждала статья, по которой он загремел в зону.

Вором он стал из-за неприятия плюшево-мещанского благополучия родителей и тяги к риску, к возможности возвыситься над другими, чтобы повелевать не только судьбами, но и жизнями.

Поначалу все было безобидно. Выпивки в ресторанах. Потом — девочки. Эти — из низов. Одна, малолетка, забеременела. Кто мог уверенно сказать — от кого из компании таких же, как Нладик, лоботрясов? Мать девицы судом стала грозить именно Владику. Ведь он из зажиточных: потребовала денег на запрещенный в те времена аборт. Для медиков. Много. Больше, чем парень мог дать.

Просить деньги у родителей? Но как объяснить зачем? А рассказать начистоту — начнутся охи, нравоучения… Посоветовавшись с собутыльниками, которых не раз угощал коньяком, решил раздобыть деньги сам. И — вместе ограбили еврея. Тот ростовщичеством промышлял.

Взяли рос, но столько, сколько требовалось. А едва отдал деньги, чтобы замазать общий грех, милиция накрыла.

Как потом Владислав сказал, не было опыта: оставили ро- гтшцпка живым, пожалели. А тому денег жаль стало.

На этот раз не откупились. Не захотел ростовщик простить. Мтп» с отцом едва живы остались после суда.

… Через три года вернулся домой. И уже на третий день, поздним вечером, направляясь к подружке, столкнулся возле старой ратуши с ростовщиком нос к носу. Тот узнал, хотел сбежать, но… Владислав был молод и силен. Затащил в подворотню. Одно усилие — и что-то хрустнуло в горле старика.

Забрав деньги, а их немало наскреб по карманам ростовщика, продолжил путь. В груди все пело: отомстил…

А па утро арестовали его. Едва к своему дому подошел. Выдали отпечатки пальцев на портмоне бедолаги-еврея. За умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах — так была квалифицирована месть вчерашнего зэка — просил прокурор в обвинительной речи высшую меру наказания. Но маститый адвокат, Кляп всегда помнил его фамилию — Левин, убедил суд дать возможность убийце искупить вину тяжким многолетним принудительным трудом.

Па этот раз не обратили внимания на мольбы матери и отбы- H.Iи, срок отправили не в Одессу, как в первый раз, а в Сибирь.

Владислав не унывал. Ведь и там живут люди. А значит, он не пропадет. И не пропал.

К зэку с пятнадцатилетним сроком, да еще с такой статьей, отнеслись по-разному. Начальство — строго, зэки — с уважением и едва скрываемым страхом. А что если он к тому же и малахольный? Кинется среди ночи, коль что не по нему, — и поминай как звали. Ему, видать, терять нечего. Вон какой молодой, а уже — душегуб. Бог даст, минует нас чаша сия…

Но Владислав оказался свойским парнем. Уже через месяц в бараке признали его. Особо — душегубы. Как родного опекали. Видно, жалели молодость.

Вскоре он научился понемногу чифирить и в балдежах с душегубами, которые под кайфом были особо откровенными, многому от них научился, многое перенял.

Ни с кем не делился мечтой своей о побеге из лагеря. И удивлялись зэки, когда Владислав сам попросился на самую тяжелую работу — на дальний участок в тайге на лесоповал. Начальство, убедившись в спокойном нраве новичка, не возражало. Однажды, когда началась пурга и зэки сбились в кучу, а видимость стала почти нулевой, кинулся Владислав к прикуривавшему конвоиру, прижал к ели, ударил по гортани, не дав крикнуть, сунул в рот рукавицу-кляп и убежал в глушь. Вслед стреляли, но пурга укрыла от прицельного огня.

Его поймали через неделю. Собаки нашли. Одну успел задушить. Но две другие одолели ослабевшего от голода зэка. А подоспевшая охрана заковала в «браслеты».[7]

Вернулся Владислав в прежнюю зону. Кинули в шизо нд полгода. Срок, конечно, добавили. Молоденький конвойный жив остался. Иначе снова над беглецом повисла бы «вышка».

Душегубы потом просветили, что из этой зоны надо убегать кучей. Кому-то и пофартит. Так, мол, уже бывало.

Но лагерное начальство уже не спускало глаз с Владислава, успевшего получить кличку Кляп. Помнила зона о кляпе, который не убил солдата и сохранил жизнь зэку.

И все же через две зимы ушел на пенсию старый начальник лагеря, а новый, увидев Владислава на пилораме, возмутился: мол, тут место пожилым. Почему с эдакой мордой не на повале?

Кляпу только этого и хотелось. Через месяц, сговорившись с фартовыми, повалил спиленное дерево так, что оно придавило зазевавшегося охранника. Второго, кинувшегося вызволять товарища из-под ствола, придавили зэки. Закидав умирающих еловыми лапами, ринулись в тайгу. Лес здесь валили выборочно, иа разных делянках, и беглецов хватились не сразу. И все же погоня не промедлила, но поймала охрана лишь стариков, тех, кто из сил выбившись не мог идти дальше. Они и держали ответ за убийство двух солдат роты охраны. Своими жизнями, взяв нею вину на себя, заплатили.

Кляп хорошо помнит то пасмурно-комариное утро в тайге, когда, заслышав далекий собачий брех, разбудил троих кеп- тов — молодых, сильных. И, велев не шуметь, чтоб не разбудить остальных, свалившихся от усталости, увел их за собой через болото. Помнилось Кляпу, как хорошо держат след натасканные овчарки.

Проснувшиеся сразу все поняли. И не удивились. Сами учили правилу: выживает сильнейший. Вот и сами наживкой стали. Впрочем, и сами не раз выживали за чей-то счет. Да вот с годами за то расплата пришла. Хотя чему удивляться? В этой жизни за все платить надо. И за чью-то отнятую жизнь, и за миг свободы — собственной головой.

— Хотелось в стари побыть хоть немного на воле. И помереть свободным. Хотя бы и от пули. А свобода — как призрак, была — и нет ее… Как эхо в тайге, бродит меж деревьев, а к хозяину не вертается, — сказал потом самый старый беглец начальнику лагеря перед строем зэков, когда увозили его с остальными и тюрьму, где ждала их камера для смертников.

Па остальных сбежавших был объявлен розыск. А приговоренные к расстрелу беглецы и перед смертью желали сбежавшим не словиться, не попасть в руки мусоров. До последнего смсртлого часа — жить на свободе в свое удовольствие. Когда-то и им желали такое же уходящие. Не было обид… Ведь должен же кто-то загородить собою молодых. Не беда, что не совсем по собственной воле приходилось идти на это. Да и жалеть тут не о чем. Все равно в зоне померли бы. Кто ж такой срок в старости осилит? А и жить — уже невмоготу. Может, оно и лучше, считали, что вот так быстрее все кончится.

Несколько лет мытарств по городам, знакомства с «малинами» Приморья прибавили опыта. Кляп боялся подолгу задерживаться на одном месте, а потому никогда и нигде не был дольше нескольких дней. Это спасло его от многих неприятностей.

Но все же произошла и с ним роковая случайность.

Приглянулась баба — продавец из ювелирного. Хотел у нее нынсдать полезное для себя. Ну и слово за слово. Познакомились. Встретились у нее дома. Выпили. В постели кто о советах старых кентов помнит! Задержался. А раненько, чуть светать стало — милиция.

Лишь потом узнал, что на этой бабе не один фартовый попался. За нею, одиночкой, милиция по следу ходила всегда. Вот и на этот раз… Из постели, тепленького — в камеру. Отмежевался Кляп от соучастия в убийстве при побеге. Сослался па эксцесс исполнителя: мол, если б не ушел в побег с другими с таежной деляны, то и его могли те, матерые зэки, пришить. Это совпадало с показаниями стариков и дело об убийстве в отношении Кляпа было прекращено за недоказанностью. Добавили срок лишь за побег и определили тюремный режим. Отправили на Сахалин. В ту тюрьму, где, как говорили зэки, сама Сонька — Золотая ручка срок тянула. А уж она была фартовая — до костей!

— Даже ей не удалось отсюда убежать, — подтвердил, не без умысла, слова зэков начальник тюрьмы и, наблюдая, как в очередной раз Кляп «играет на пианино»,[8] продолжил «контакт с контингентом», пытаясь выведать, что у Кляпа на уме: — Так что довольствуйся тем, что находишься в историческом месте, в криминологическом музее, можно сказать. Отсюда, если кто попал, уже не просочится. Даже клоп не уползет по собственному желанию. А лишь с моего разрешения.

Кляп согласно кивнул. А сам внимательно разглядывал через плечо начальника колючие, оштукатуренные «в пупырышку» стены, зарешеченное и заваренное снаружи листом стали окно, какое зэки прозвали «волчьей пастью»— свет через него не пробивался, кованую дверь с «кормушкой»— амбразурой. Сейчас она была закрыта снаружи стальной дверцей и не скоро еще пропустит сквозь себя миску баланды.

— Кормежка у нас особо калорийная: с голоду не помрешь, а и бегать разучишься, — перехватил начальник взгляд Кляпа и добавил строго: —Ты мне не шали тут. Не бейся головой в дверь. А то некоторые симулянты так фельдшера вызвать пытаются. Так вот он — в отпуске. Длительном. Так что лечить тебя будет дежурный, если понадобится. А у него средство одно, зато безотказное. С первого раза всем помогает. Понял? Чего на углы так смотришь? Все бесполезно. Ты — в мешке. Отсюда выходят либо по звонку, либо — вперед ногами. Сиди тихо…

Чтоб не сошел с ума от тоски и одиночества, посадили к Владиславу матерого ворюгу из Одессы. Тот, как сказал начальник тюрьмы, прошел и Крым, и медные трубы, и даже у черта в зубах побывал. Вот и будут — два сапога пара…

Оно и верно. От его историй вставали волосы дыбом даже на коленях. И в кошмарных снах виделось Кляпу несуразное. Вроде кто-то, худой и согбенный, вливает ему в горло воду из ведра. Нажимая ладонью на вздувшийся живот, командует невидимым: «Шевелитесь, паскуды! Еще с пяток ведер и распустит кишки фрайерок. Ни один лягавый не усомнится, что откинул концы сам…»

— Не хочу! — кричал Кляп во сне. А проснувшись, увидел соседа, согнувшегося над ним коромыслом, с кружкой воды в руках:

— Попей, кишки распустит, страх пройдет, — уговаривал фартового.

Владислава трясло от этой услуги.

Новый сосед и научил разбираться в мануфактуре, «рыжухе», камешках. За два года он многое из своего багажа передал Кляпу, немало и отнял.

Не отделался к тому времени Владислав от впечатлительности. Может, это и сказалось. На третьем году отсидки свалил Кляпа жестокий приступ сахарного диабета.

Никто уже не верил в то, что поднимется он на ноги.

Желтый, осунувшийся, Кляп все же встал, держась за стены. Но и свалился тут же.

— Хана мужику пришла. Списать надо, — сказал тюремный фельдшер. И начальник, увидев, что сделала болезнь с человеком, молча согласился.

На поселении определили Владислава в Александровске, под строгое наблюдение милиции. Работать отправили в типографию, где, помимо всего, стал он и шофером.

Не замечая за ним ничего подозрительного, ослабила надзор милиция. Да и кому нужен этот дохляк, канающий на уколах? К тому же с Сахалина, как ни старайся, не убежишь — остров. Эго знали все зэки.

Знали… Но свобода всегда манит из клетки. А потому, забыв об опасностях и множестве неодолимых преград, рвались к ней ежи: авось кому-то улыбнется судьба. Ведь фортуна не всегда забывала фартовых.

Свобода… К ней стремились те, кто попадал в неволю впервые, и те, кто доживал в ней последние дни.

Пообещай свободу — и любой зэк без колебаний отдаст пол- жи: иш, чтоб никогда не знать неволи, быть свободным, как мечта, как ветер.

Свобода… Это и есть жизнь. Пусть больная и голодная, без семьи и крова, но зато ничьи руки не шмонают одежду, не лент и дырявые карманы и душу любопытными нахальными паль- нами. Л на ночь тебя не будут запирать в бараке, как зверя г. клетке.

Владислав уже здесь, в Александровске, скентовался с че- н. фьмн отпетыми урками. Им нужен был главарь.

Они, как и Кляп, имели за плечами немалые сроки, не одну судимость. На поселение попали — кто с открытой формой туберкулеза, кто — с прободением язвы… Их и списали вместе с Кляпом вчистую с медицинским заключением: дальнейшее отбытие наказания опасно для жизни. Вскоре вышел на волю и сосед Кляпа по камере. Его в «малину» взяли без оговорок и сомнений.

А вскоре малочисленная «малина» поехала на свои первые гастроли.

В Южно-Сахалинске, немного оглядевшись, наметили тряхнуть корейский квартал. Его жители, сплошь и рядом, имели за городом в сопках огороды, где выращивали на продажу, по баснословным ценам, огурцы и помидоры.

Деньги они не клали на сберкнижки, предпочитали хранить у себя в доме. А домами им служили круглые фанзы. Ветхие эти строения одно от другого держались на почтительном расстоянии, словно кенты в зоне. Хоть и похожи чем-то, но и жизнь, и общак у каждого свой. И за него, не глядя на схожесть, глотку могли друг другу, не дрогнув, порвать.

Первой была выбрана самая отдаленная фанза. В ней, как и полагалось, жила многочисленная семья. Стариков и детей — не счесть. Все они, с рассвета до зари, пропадали на огородах. Домой возвращались затемно. В фанзе на это время оставалась старуха. Она копалась на грядках возле фанзы и никого вокруг не замечала.

Кляп, а за ним и другие, тихо, стараясь не привлечь к себе внимания многочисленной собачьей своры, подкрались к фанзе.

Фортуна словно улыбалась фартовым. Дверь фанзы открылась от порыва ветра. Теперь в нее лишь стоило шмыгнуть.

Далеко унеслась собачья свора. Лишь старая бабка, напевая потихоньку корейскую песню, полола грядку лука.

На шухере, за дверью, решено было оставить бывшего соседа Кляпа по тюремной камере.

Все шло, как по маслу. Кучу денег нашли фартовые под циновками. Купюры были связаны в пачки по пять тысяч. Сколько их набили за пазухи — не считали. Но… Послышался условный стук. Кент на стреме предупреждал: кто-то идет в фанзу.

Кляп, не мешкая, скользнул в окно, потом — через забор и оказался на тихой улочке, где в такое время хоть нагишом иди, даже обругать будет некому. За ним — кенты. И лишь тот — на шухере — не успел. Старуха кинулась к нему, закричала на весь квартал:

— Карапчи!

Это означало — вор. И, словно по сигналу, со всех ног к фанзе кинулись собаки.

Но старуха, опередив, разодрала ногтями физиономию вора от лба до подбородка. Тот, поначалу замешкавшись, увидел собак, сгреб старуху и захлопнул дверь фанзы.

Оттуда он выскочил через минуту через все то же окно. Собаки бесновались у двери. И не успели нагнать фартового.

Прикрывая окровавленное лицо, вор догнал кентов у железнодорожного полотна. Вскоре все они вскочили в товарный поезд, проходивший мимо, и поехали неизвестно куда, подальше от опасности.

«Малина» знала, что разыскивать их станут только ночью. Когда семьи вернутся с огородов.

— Пришил бабку? — спросил Кляп у кеита. Тот, чертыхаясь, сплевывая угольную пыль, ответил зло:

— А как по-твоему? Известное дело, ожмурил стерву. У нее там сундук стоял. Сунул башкой в него и крышку закрыл. Надавил лишь. Чтоб не трепыхалась старая.

— Следов не оставил нигде?

— Не-ет! Я — через платок крышку открывал. А закрыл не руками, задницей. С нее отпечатков не берут.

А поезд мчался на север. Оставляя позади себя черный шлейф дыма. С ним, заметая свой след, уезжала банда.

Сколько поездов сменила она, сколько миновала городов. Никто не вспоминал о сне, еде. Хотелось уехать скорее подальше от места, где убийц старухи будет искать не только милиция, семья, но и весь корейский квартал города.

Сколько блатных проклянут заезжую «малину» за беспредел! Сколько недавних зэков, безвинных, тряхнет милиция. Сколько главарей, стиснув кулаки, пожелают вслед:

— Чтоб век свободы не видать!

По и это, н клятва корейцев убить вора, не пугало «малину», начавшую свою беспутную жизнь.

Конечно, беглецы знали, что преступили закон не только общечеловеческий, но и закон фартовых, общий для всех воров. Залезли на чужую территорию, какая несомненно, была сферой деятельности другой, местной «малины». И, прохозяйничав без спросу и ведома, не поделилась даже барышом, что было обязательным в таких случаях. И заменяло порой извинения.

Ведь за старуху милиция кого-то заметет. Прокуратура не смирится с «висячкой».[9] А значит, кто-то из фартовых может, не исключено, пойти невинно отбывать срок. Ему кто-то должен посылать жратву в зону, оплатить урон. А если кто-то пойдет под «вышку» и «малина» лишится кеита? Они ведь нынче не валяются по дороге. Их пока натаскаешь, не один год пройдет.

Все это понимал Кляп. Но уже стал действовать по принципу: чем хуже, тем лучше. Чем больше все замараны, тем больше уверенности, что никто из кентов не перекинется в другую «малину»: там не простят беспредела.

Но ворам Южно-Сахалинска, а они себе знали цену, было не до извращенной логики Кляпа. Нужно найти гастролеров и свести с ними свой счет. Особо в этом нуждался главарь. Ведь гастролеры с ним не посчитались. Залезли в его общак, его карман. Подставили его кентов под удары милиции. Унизили его в глазах всех фартовых. А за такой конфуз фартовые скинут с главарей, предпочтут другого. Кто же с таким стерпится? Да и куда деваться тогда? Его после изгнания ни одна уважающая себя банда не примет. Кому нужны прежние удачи? Вчерашний хмель проходит быстро. А общак каждый день пополняться должен. По нем судят о главаре. А еще по тому, сколько удач на счету главаря сегодня. О прошлом вспоминают по пьянке, в дело берут лишь трезвых…

Это хорошо обдумал и главарь большой «малины» города. Он прослышал и подробно разузнал все, что было связано с убийством старухи-кореянки.

Залезть в фанзу по светлу — такое не было принято у городских воров. Но не это, не дерзость, а жестокость убийства удивила главаря.

В местной «малине» были два молодых корейца. В дело их не брали, но наводчики из них получились отменные. Они-то и рассказали все. До мелких подробностей, от каких озноб по телу прошел и у видавших виды фартовых.

— …сунули ее головой в сундук. Придавили крышку так, что у бабки даже позвоночный столб сломался. Глаза вывалились и вся кровь — в сундук, — рассказывали наводчики.

Нет, никого не замела милиция по этому делу. Прокуратура, проведя следствие, сделала анализ крови предполагаемого убийцы. Сделали соскоб с нескольких капель на полу, сундуке. У старухи была первая группа. У второго — редкая — четвертая группа крови. Никто из местных фартовых, из способных на убийство и известных следствию, не имели этой группы крови. Она всегда была уникальной.

Но следствие шло. Разрабатывались версии. Велись поиски.

На расследование столь дерзкого убийства были привлечены опытные криминалисты, следователи.

Но никто из них не знал, что на поиск гастролеров решились сами фартовые.

Найти душегуба. Судить его своим судом, по своим законам. Отбить желание заезжим лезть в чужой общак и наводить тень на местную малину.

Для поисков чужих «малина» ничего не пожалела. «Поймать, доставить на сход, учинить разборку по всем правилам», — так и сказал главарь южно-сахалинских фартовых.

По ночам воры прошныряли весь город, каждый удаленный от взгляда дом и куст. Наведались во все притоны и питейные. Обшарили железнодорожный вокзал вдоль и поперек. Но никого подозрительного не нашли. Да и убийств в городе уже не случалось. А значит, уехали…

Куда ж могут податься? Ведь недавние. Значит, жадные. Эти одним делом не успокоятся. Не уедут с Сахалина. Выходит— подадутся туда, где и отдаленность, и денег немало в обороте. «Следовательно, надо в Оху, к Привидению», — окончательно решили воры и, недолго думая, двинулись в путь.

Кляп со своими кентами в это время успел напасть на кассира нефтеразведки на Тунгоре и, ничего не подозревая, осел в Охе уже в третий раз. С Привидением он не был знаком. Да и к чему платить барыш тому, кто не был в деле? Самим бы теперь общак сколотить побольше. Мало ли что ожидает каждого из кеитов завтра. Не мог он знать и того, что ждет его самого.

Глава пятая МЕДВЕЖАТНИК

— Выдь на минуту, разговор имею, — протиснулся в прихожую к Дяде Привидение.

Григорий Смелов ждал жену с работы. Приход фартового испугал своею неожиданностью.

«Что потребовалось «малине»? Уж, конечно, не водку жрать позвали. Опять на дело фаловать станут. Либо вместо какого-то паршивого кента захотят подставить», — размышлял Дядя, застегивая рубаху.

— Не надоело киснуть в бабьей перине? — осведомился Привидение, направляя плечом Григория к горсаду.

— Терпежу не хватило темна дождаться? Чего средь дня засветился во дворе? Иль шкура надоела? Чего надо? — не ответил на вопрос главаря Григорий.

— Мне с тобой позарез потолковать надо. Чтоб никто не шал.

У Дяди дрогнули колени.

«Значит, пришьет, гад. Без свидетелей решил разделаться. За откол. За прошлое, чтоб не было страха завтра», — размышлял Григорий и ему вдруг так захотелось жить. Пусть даже вот

так, как мышь в чулане, зато тихо и спокойно. Дядя остановился. Не хватало воздуха.

— Пошли! Чего кривляешься. Мне недосуг твои болячки лечить. Не за тем наведался. Пошли! — торопил Привидение.

— Как нашел меня?

— А чего искать? Я знаю, когда ты на волю вышел. А хату найти — проще простого. Зэковскую робу твою баба выстирала и сушила на балконе. Теперь в ней на дежурство ходит. А эту одежку все мы издалека узнаем. Ну а коль баба весь век одна жила, значит, кого-то приютила с наших. По сроку — только ты должен был в Оху вернуться. Вот так и увидели тебя в окне, с чердака дома, что напротив стоит.

— А чего сам пришел?

— Любопытный ты стал. Иль мозги тебе подморозило. Да коль кентов прислать — ты и носа за дверь не высунул бы. Решил бы, что пришить хотим. Еще и заложил бы мусорам.

Дядя возмутился искренне:

— С чего такое возводишь? Иль не я тебя выручал, не я учил тебя и свою шкуру за тебя давал? Не я вместо тебя в Магадане срок тянул, а ты ни жратвой, ни «воздухом»[10] не помог? Тогда я мог еще. Моложе был. Да жаль вас было. Теперь с чего закладывать, коль дорожки наши разъехались в разные стороны?

— Не гоношись. За старое — я тебе откол от «малины» простил. Ну, а доверять или нет теперь — мое дело. Я не для споров звал. — Привидение повернул Григория к дому, где обосновался. Велев кентам слинять, завел Дядю в комнату, завесил окна темными, не пропускающими свет занавесками, включил настольную лампу: — Разговор у нас нескорый. Да теперь не до того ни мне, ни тебе. А поможешь — совсем в покое оставим. Во всяком случае, я со своими кентами, — пообещал Привидение.

— Опять в дело втянешь?

— Кому ты нужен? Чтоб завалиться и потерять «малину»? Нет. Не в том мой интерес, — уселся Привидение напротив: — Ты слышал что-нибудь о фартовых, которыми Кляп главарит?

— Нет, — подумав, ответил Дядя.

— Вспомни, может, слыхал эту кликуху, львовский он. Фартовый, но не в законе. Гастролер. В «малине» его — ни одного из наших. Все заезжие. К тому же мокрушничает часто. Лезут на наши хазы. «Перо» и «керогаз»[11] без ума в ход пускают. Но и другое… Сам знаешь, отвечать за свое— не обидно, тянуть за чужое — никому неохота…

— Ты это к чему? — перебил Дядя.

— Все о том же. Вчера замели моего кеита лягавые. За Филина. А мы его, гада, не пришивали. Дамочка на это в жизни не отважился бы. Но кто-то ж сумел его прикончить. Не сам… Слышал, что финачем его ожмурили. Ну, а до того — на сапоги взяли.

— Так кто ж, если не ты? — усмехнулся Дядя.

— Я не валяю ваньку! И целкой не прикидываюсь! Дело наше тебе известное. Но вот чужие грехи своими кентами затыкать не собираюсь, — начинал терять терпение главарь.

— Так чего от меня хочешь?

— Для того и выволок, чтоб вместе решить, как того Кляпа выловить и на сходе, своим судом его, падлу, прикончить вместе с «малиной». Чтобы навсегда отбить у заезжих кайф промышлять у нас.

— Убрать конкурента моими руками? Но мне он ничего не сделал, это ваш Кляп. С чего это я с ним стану счеты сводить за чужих кентов? Чтоб снова меня сграбастали за твою работу? Не-эт! Он тебе мешает, пусть твоя голова и болит, как с ним разделаться. Меня не впутывай. Не хуже других тебе известно, что не мокрушник я, а вор, фартовый, медвежатник, да и то нынче бывший, — наотрез отказался Дядя.

— Не твоя забота, что решит сход с Кляпом! Не тебе его кончать! С этим мы сами управимся. Мне от тебя другое надо. Мозги твои. Твою память. Она в этом важней финача, — достал Привидение из стола бутылку коньяка.

Сковырнув пробку, разлил по рюмкам. Понял, разговор будет тяжелее, чем предполагал.

— Погодн, вначале все обговорим. Куда торопиться? Па трезвую голову думать легче, — отодвинул свою рюмку Григории, хоть и сглотнул слюну, подкатившую к горлу комком. Не то что коньяк — пива во рту сколько месяцев не держал. Вот и взвыла утроба не своим голосом. Запросила вопреки разуму. Дядя сумел ее сдержать.

Привидение и глазом не сморгнул. Опрокинул коньяк, как воду.

— В этом деле мне трудно без тебя обойтись, — признался он. — Кентов моих знает Кляп. Всех. Знает и то, что у него перед нами немалый должок. А потому хитер, падла, как сука. Не могут мои фартовые заманить его кодлу на сход. А сам Кляп умеет смываться вовремя. Хотели его мои фартовые заманить в силки, да хрен там! Кляп словно растворился. Из-под носа ушел.

— Ты кому баранку крутишь? Чтоб от тебя в Охе кто-то ушел? — Григорий рассмеялся.

— От меня бы ладно. Суть не во мне. Кенты мои горят по его делам. Это всего хуже. Он знает, чем ему при встрече со мной расплатиться придется. Вот и смывается, как шкодливый кот.

— А ты его знаешь, видел?

— Если бы знал, не говорил бы с тобой. В глаза не видел, — развел волосатые руки Привидение.

— А что ж кенты сплоховали? Иль финачей при себе не было?

— Были. Да уже двоих фартовых уложил за это. Моих… Так что счет у меня к нему нынче немалый.

— Я-то при чем? Если вся твоя «малина» не может с ним сладить, что смогу я — один?

— Он тебя не знает, — Привидение, пересев поближе к Дяде, заговорил вполголоса: — Капкан нужно поставить. Силки на живца, понимаешь? Заманить надо фрайера к нам. Ты — самый подходящий для этого. Откольник. В моей «малине» не был. На дела с нами не ходил. Моих он наперечет знает.

— А если он меня за тебя примет?

— Ну и загнул! Ему меня доподлинно описали давным- давно.

— Так, значит, ты хочешь, чтоб он меня вместо твоего фартового пришил в этот раз? Нет, обходись сам, — не согласился Дядя.

— Мы на стреме будем. Это тебе обещаю.

— Увидит стрему — все поймет.

— Хватит ломаться! — вскипел Привидение. И, заходив по комнате тяжелыми шагами, заговорил веско: — Надоело уговаривать! Иль не понимаешь, что мои фартовые — не все душегубы. Имею и таких, как ты, кто никогда греха убийства на душу не брал. Вот двоих таких они прикончили. Где видел ты, чтоб фартового вот так, ни за что убивали? Да к тому ж за чужие дела чтоб отвечали невиноватые? Вор ты или не вор? За свое — сидеть не обидно. За чужое — хуже нет. Не хотел тебя просить. Но больше никто не поможет нам. Ведь не мусора, не толпа, не в зоне угробили кентов и Филина. А Кляп! Он, паскуда, и поплатиться должен за все!

— Тебя, как я понимаю, бесит то, что он отбирает твою удачу, снимает пенки и не делится барышом, — заговорил Дядя.

— Это было сначала. Но теперь главное — другое. Так из-за него всю мою «малину» выловят мусора. А фартовые ни за что пойдут отбывать сроки.

— Понятно, — задумался Дядя.

— Сам знаешь, мы здесь гробили не без выбора, когда другого выхода нет. Вот могли бы и тебя пришить. Но решили, что

ни к чему. Что теперь с тебя взять? Откоколся, значит, завязал с фартом. Насильно тянуть — рисковать «малиной». Тебе-то что? А у меня фрайера молодые. Им в зону не стоит попадать рано. Пусть поживут на воле подольше. А Кляп помеха всем. И тебе — тоже… От нас ты откололся, но от мусоров — никогда. И сколько б ты ни прятался, чуть что — заявятся лягавые… Ты у них до гроба на подозрении останешься. Так чем скорей разделаемся с гастролерами…

— Твоим вольготней станет, расчистить им дорогу моими руками хочешь? — перебил Дядя.

— Твоими руками сегодня лишь параши выносить! — зло улыбался Привидение. И, подойдя вплотную, заговорил жестко — Ты многое знаешь о нас. И если что — за спасение своей шкуры ни с кем из нас не посчитаешься. Я это знаю. Отколовшиеся всегда были наводчиками мусоров. За то вас и пришивают «малины», чтоб не иметь против себя свидетелей. Тебе это хорошо известно. Так вот, Дядя, ты меня знаешь не первый день. Если я обещаю — делаю. Не станешь живцом, будешь жмуром. Ну, а чтобы не вздумал заложить, помни: сегодня всюду за тобой хвост вырастет. Мои кенты. Оберегать будут. На случай, если заложить решишь. Иль чтоб случайно тебя кто не обидел. Нам твоя плешивая голова нынче очень дорога, как сам понимаешь.

— Смешной ты! На дело посылаешь, а сам не веришь, — с горечью признал Григорий.

— В таком деле заложишь если, то не нас, себя. И передо мной, и перед Кляпом. Вдвойне. Все я высчитал. А удастся тебе — живи спокойно. Забудем мы Дядю. Да еще и помогу тебе. Чтоб свой кусок имел, не заглядывал бы в руки бабы.

— А сколько дашь? — не выдержал Дядя.

— Если все гладко — пять кусков.

— А коли они меня покалечат?

— Если пришьют, на твои похороны и поминки три куска бабе дадим. Коли живой, но увечный, и Кляпа упустишь — ни хрена. А если его, гада, заманишь, любую царапину оплачу. Даже на каждую шишку по куску дам. И сверху — пять. Это заметано.

— Куш обещанный невелик. Сам это понимаешь. В «малине» твоей доля моя немалая. В общаке. Я ее у тебя не требовал. По ты-то ею воспользовался. Там во много раз больше того, чем обещаешь мне. Да еще и грозишь, падла, — багровел Дядя.

Привидение побелел от ярости. Он растянул в улыбке губы, обнял Григория за шею, как брата. И, ухватив пальцами горло, сдавил немного:

— Ты что ж, решил, что выложив тебе такое, выпущу несогласного живым? Да я ни одного кента не пощадил бы сейчас! — сдавливал горло сильнее.

Дядя знал, что затевать драку бесполезно — по зову Привидения накинутся скопом — живым не выпустят. Как мало воздуха… Но чтоб его было много, нужно согласиться. Моргнуть, кивнуть головой, и отпустят его эти пальцы. Ох, как хочется жить. Жить спокойно, без кентов, «малин» и дел. Но, может, это дело и станет последним. И тогда… Вот же решил отойти навсегда. Себе слово дал… Ком в горле или пальцы Привидения снова впились? Совсем нечем дышать. Туманится в глазах. Дядя мотает головой, вырываясь из рук смерти.

— Ну так бы давно, а то ломался, — услышал он, теряя сознание.

Очнулся Дядя нескоро. За окном уже стемнело. Он лежал на диване с мокрой тряпкой на сердце. Рядом с ним сидел Привидение и, матерясь на чем свет стоит, брызгал Дяде в лицо водой из кружки. Когда тот открыл глаза, главарь «малины» сказал с укором:

— Заставил меня выхаживать откольиика. Это ты мне брось — откидывать копыта без пользы. Ты — фартовый, нам сдыхать самой фортуной положено только в деле.

Григорий тяжело встал.

— На, промочи горло. Да давай все обговорим. Дело это обмозгуем, — протянул коньяк Привидение.

Григорий сделал жадный глоток — горло словно обожгло. Он отставил бутылку, продохнув, присел к столу.

— Кляп этот даже парики имеет разные. Потому, падлюга, рожу меняет. Но медвежатников у него средь кентов нет, а потому, чую, он к тебе с подлинным обличьем нарисуется.

— Если Кляп такой осторожный, не пойдет ко мне, покуда не пошлет кентов впереди себя, — рассуждал Дядя.

— Пусть так, но не противься и он тебе встречу назначит. Тебе Кляпа в горсад надо заманить. Там мы его на себя возьмем.

— Он же твоих знает. Враз смекнет. Да и не пойдет он со мной в горсад.

— А ты не торопись. Познакомься. Приручи его к себе. Пусть он тебе поверит. А уж потом обговорим, где его накрыть, — предложил Привидение.

— Да захочет ли он со мной знакомиться? — засомневался Дядя.

— Ему нужны кенты, хорошо знающие Оху, но не связанные с нами. Он таких ищет. Ты для него — находка! Понял? Если б ты не прятался, он давно бы на тебя вышел, — убеждал Привидение.

— Ну, а узнает, что я кентовался с тобой?

— Это давно было. Твой откол для него не секрет. Ведь прежде чем к тебе своих подослать, он все узнает, подноготную наизнанку вывернет, лишь потом подойти решится. Хотя о тебе он уже наслышан. Уверен я в том, — убеждал Привидение.

— А если в дело фаловать станет, придется идти.

— Сходи. Но и нас не забывай. Может, на этом его проще пришить будет, — говорил главарь.

— Кенты его глаз с меня не спустят. Как тогда?

— Почтальонами иль сантехниками мои станут наведываться к тебе иногда. Ты им и шепнешь.

— А коль не успею. Увезут?

— Мои на железной дороге, на станции дежурить будут.

— Ну, а поймет, что я от тебя?

— Не поверит. Не видел тебя с моими нигде. Да и наслышан, что мы с тобой теперь не кентуемся.

Дядя, откинувшись на спинку стула, долго думал.

Последнее дело… Оно — как последняя дань «малины»— прощай и прости… Заманчиво. Конечно, непросто согласиться, но и отказаться — нельзя.

Григорий перебирает в памяти каждый день, прожитый в тиши, без кентов. Их так немного набралось. А жизни осталось, наверное, и того меньше. Что уготовано ему в этом последнем деле, на какое, как в зону, идти не хочется?

— Так, значит, — заметано, — встал Привидение. И положил перед Дядей три сотенных: — Это тебе на ужины.

— Купюры помельче дай. Пятерками иль трояками. Да не новые. Что постарей, поизмятей. Откуда у меня стольникам взяться? И еще знай: в ресторан я не пойду. Нет у меня доходов на него. Туда лишь фартовые ходят. Мне и карман, и осторожность такое не должны позволить. Кляп твой меня ни в чем не должен заподозрить. Так что я свой ход сам обдумаю. Ты о том будешь знать. Но кентов своих не вешай мне на пятки. Завалят все. Если в дело взял, на руки не цепляй браслеты.

— Ладно. Только, слушай сюда: Кляпа, даже ненароком, сам не пришиби. Мне его оставь.

Провожая Дядю до двери, Привидение сказал тихо:

— Деньги от бабы спрячь. Подальше от расспросов.

Дядя шел домой по тихой, засыпающей улице. Поеживался

от ночной прохлады. Придумывал отговорку для сожительницы. И размышлял, как предупредить Ярового?

Григорию теперь, как никогда, нужен был совет Аркадия.

— Стой, фрайер! — резкий удар по голове едва не сбил с ног у самого подъезда дома. Григорий отскочил к двери. И тут же поддел почти наугад кого-то кулаком в челюсть.

— А, падла! Фартовых бить! — рыкнуло сзади.

Рука Дяди сорвалась сама. Удар второму пришелся в висок.

— Кенты! Да это ж Дядя! — приглушенно опознал кто-то Григория в ночи.

— На своих?! — понял Григорий, что попал в руки «малины».

— Не духарись. Тише, — услышал в темноте властный, грубоватый голос. Чья-то рука настойчиво сдавила локоть.

— Не обессудь, что сразу не узнали. Давно хотели с тобой свидеться, — подошел к Григорию полнотелый холеный фартовый.

— Чего надо? — рявкнул Дядя.

— Торопишься?

— Тебе-то что?

— По бабам, что ли, бегал до этой поры? Небось, твоя уж заждалась. Видишь свет в окне?

— Ну и что? Не для тебя светит.

— Но и не тебе, — усмехнулся кто-то из темноты.

— Чего надо, спрашиваю? — сбавил тон Дядя, уже понимая, что зверь сам выскочил на ловца. И сейчас, по воле судьбы, он оказался в руках «малины» Кляпа. Ведь Дамочкины паршивцы все были знакомы ему. Да и не решились бы они вот так нахально наехать на Дядю.

— Не ерепенься, рухлядь. Дело к тебе имеем. Вот и ждем.

Григорий понял, что фартовые высчитали его отсутствие

лишь по тому, что, не ложась спать, сожительница не выключила свет. Ждала, беспокоилась. Он никогда не спал при свете. А потому огонь в его окне гас всегда рано. «А может, тоже с чердака? Хотя вряд ли», — подумалось Григорию. И, глянув на освещенное окно, пожалел ту, которая сейчас была так близко и так далеко от него.

— Отойдем немного. Прогуляемся, — предложил настойчиво тот, кто держал за локоть.

— Здесь говори. Да не тяни. Баба, сам видишь, ждет. Не стоит, чтоб искать начала.

— То верно. И это твоя забота. Не то за любой шухер вот ту птичку, что теперь тебя ждет, наверху, найдется кому с дежурства встретить. Исход — на тебе повиснет. Это железно. Усек?

Дядя понял, что Привидение оказался прав. Заезжая «малина» нуждалась в нем. Но как предупредить теперь Привидение? Нужно время. Как его выторговать?

— Я не баба. От своих не прячусь. Давай, говори, что от меня?

— Ну вот и добро, что соображаешь быстро. Да и нам время дорого, — повеселел голос сбоку. — Дело есть. Клевое. Банк будет хороший. Ты нам нужен. Тут неподалеку дедок живет. Монетки всякие собирает. Хотим его коллекцию глянуть. Да только старая тварь свои медяшки в сейфе держит. Под сигнализацией.

— Обрежь и унеси, — усмехнулся Дядя.

— Сейф в стене замурован. Его вскрыть надо. Лучше тебя это никому не сделать. Его ломом не взять. Замок с хитростями. Ты, говорят, их умеешь как орехи щелкать. Да и дело нужно провернуть без лишнего шуму.

— Усек, — хмыкнул Дядя.

— Тогда пошли.

— Мне фомка нужна. Что ж я без нее? — заартачился Дядя.

— На, возьми. Эта — родная мама твоей…

Григорий ощупал фомку. Да, работа знакомая. И, кляня нелепую встречу, шел рядом с теми, кто едва не угробил его возле дома. Шел на дело, какого не ожидал.

— Мы первыми войдем. Ты — когда услышишь кашель. Немного обождешь вот с этим, он на шухере останется.

— Не пойму. Говорите — фартовые, а в дело — будто впервой идете, — буркнул Григорий. — К стремачу меня приставили…

— Как умеем. Зато нам вся охтинская шпана завидует.

— Чему же?

— Мы умеем куш взять. А они — лишь крохи берут, что после нас осталось, — презрительно цедил слова собеседник.

— Фортуна каждому свое отмеряет. Может, и не завидуют тебе.

— Не скажи, ваши фартовые живьем меня готовы сожрать за мои удачи п свои промахи.

Дядя уже понял, что с ним идет Кляп.

— Никак не пойму, с чего на меня кенты твои накинулись у дома? Ведь говоришь — меня ждали. Нечто пришибить хотели?

— Думали, что Привидение к тебе кого-то подослал. Ну и решили пристопорить.

— А если это не фартовый?

— Отпустили бы с миром… Попросту дали бы убежать. Но хорошо, что ты сам подошел. Тебя по тяжелым кулакам признали. Тут уж без туфты. Сам знаешь: своих мы по полету видим, издалека, — рассмеялся Кляп тихо, дробно.

Дядя остался во дворе под присмотром стремача. Остальные вошли в дом и вскоре оттуда послышался условный кашель.

Хозяина не было. Видно, ушел в гости к знакомым или родне, да и заночевал там.

— Повезло старому черту, иначе справляли бы сегодня утром поминки по нему мусора, — хохотнул Кляп. И, указав фонарем на сейф, сказал властно Григорию: —Давай, не мешкай.

Дядя торопился. Ему так хотелось скорее вскрыть бронированный ящик! Ведь старик может вернуться с минуты на минуту. И тогда его встретит стремач…

Отмычка впервые попала в работу и никак не нащупывала грани скважины. Срывалась, скользила. Но, наконец, встала твердо, словно поняв, что ее упорство — ничто в сравнении с Дядиным.

Едва Григорий открыл сейф, Кляп откинул его в сторону и кинулся к содержимому.

Не глядя, не рассматривая, выгреб в чемоданчик все, что имелось в утробе сейфа. И, махнув всем рукой, позвал из квартиры.

В горсаду, при блеклом свете наступающего утра, разглядывали фартовые добычу.

Нумизмат и вправду был богатым человеком…

Фартовые, пересчитывая золотые, платиновые и серебряные монеты, памятные медали, кряхтели от жадности. Тряслись руки. Не верилось, что такое богатство далось столь легко.

Дяде Кляп выделил двадцать три золотых и восемнадцать серебряных монет царской чеканки. Потом, подумав, забрал их себе. И сказал веско:

— Станешь загонять их, кто-то опознает. Через тебя и нас могут замести. Да и зачем тебе это? Получишь купюрами. Не обижу.

И действительно шепнул что-то кенту. Тот, с трудом оторвав взгляд от монет, сиганул куда-то и вскоре, запыхавшись, примчался обратно.

— Держи, тут десять кусков.

Григорий, аккуратно распределив деньги по карманам, встал:

— Отваливаю я.

— Обмыть не хочешь? — удивился Кляп.

— Стар я для гудежа. Приберегу. Как знать, когда еще такая лафа перепадет, — набивался Дядя на продолжение знакомства.

— Мы сегодня смываемся денька на три. А вернемся — найдем. Без дела не заскучаешь. Но в поездке ты нам не нужен. Сами справимся. Сиди дома. Пошли бабу за коньяком. Обмой удачу. Но помни: только со мною работать будешь. Скурвишься — сразу же гроб заказывай, — пообещал Кляп.

Григорий шел домой торопливо. Переживал. Хоть бы теперь никто не встретился, не остановил, не помешал.

«Как же быть с деньгами? Спрятать дома? Но от кого? От Анны? Она от него не имела секретов. Кормила, обувала,

одевала. Да и чего бояться? Скажу, что забрал старый должок у приятеля. За невинную отсидку, мол, взыскал. Велю помалкивать о том», — думал Григорий, открывая дверь.

Бледная перепуганная насмерть женщина, увидев Григория, девчонкой на шее повисла:

— Родной мой! Жив. Целехонек. Где ж тебя всю ночь носило?

Войдя в комнату, велел запереть дверь. И, усадив перед собой Анну, Дядя впервые заговорил с нею уверенно:

— Должок я взыскал с одного прохвоста. Давний. Он мне с десяток лет был обязан. Теперь у нас куча денег. Вот гляди. Но о том молчок, толпе, сама знаешь, не объяснишь. Всякие слухи пойдут, — вытаскивал Дядя деньги.

Анна смотрела на них, на мужа, все больше бледнея, сжавшись в комок обиженным ребенком. Подбородок ее дрожал.

— Ты чего, дуреха?

— Гриш, ты брешешь. Не надо мне этого. Кто ж долги через десять лет возвращает? Да еще так много. Мне соседка трояк и то уж два месяца не отдает. Напоминать надоело. А тут — тыщи… Опять с ворами связался?

— Да ты что? — изумился Дядя простому, житейскому доводу, с каким никогда не приходилось сталкиваться.

— Не злись. У меня всю ночь душа была не на месте из-за тебя. Знаю, стряслось что-то. Да ты не скажешь. Дело твое, Гриша. Только хочется мне с тобой спокойно до смерти своей дожить. Чтоб не кричал ты во сне страшные слова.

— Прибери деньги, — угасла радость у Дяди.

Анна сложила пачки в наволочку, понесла в шифоньер.

— Туда не прячь. Фартовые, да и домушники, первым делом шкапы трясут. Там всегда все самое ценное, — вырвалось у Григория.

— Уже и этих нужно бояться? — дрогнула баба спиной.

— Я на всякий случай сказал.

— А куда их денем?

— Трать. Купи все, что надо.

— Мне тебя надо. И покой, чтоб ночами спать без страха. Другого не хочу.

— Что ж, по-твоему, я должен теперь пойти и отдать их обратно? Свое! — начинал злиться Дядя.

— Тебе видней…

Григорий молча попил чаю. Лег спать. А проснувшись, застал Анну в слезах.

— Что стряслось?

— Сегодня ночью… Учителем он моим был. Собирал старинные монеты всю жизнь. Пошел в гости к своему бывшему ученику, А его за это время обокрали. Он и повесился…

— Ну, а ты чего ревешь? Ты при чем? Может, этот, кто пригласил, навел на старика воров. Не знаю, чего было вешаться старику? — понял все Дядя.

— А ты у него не был?

— У кого?

— У учителя? Ведь именно сегодня его обворовали и ты деньги принес.

— Так у него же монеты! А я — деньги, купюры принес. Нет бы радовалась, так еще в следователи лезешь. Попрекаешь прошлым. Плохо то, что знаешь о нем. Верно, ничего вам, бабам, говорить нельзя, — обиделся Дядя.

— Прости, Гриш. А ведь и вправду, денег учитель никогда не имел. Все на коллекцию тратил. До копейки. От него из-за этого жена ушла. Так и остался он один под старость.

— Ну, а я при чем?

— Не обижайся. Ты и впрямь не при чем. Просто жаль человека. Об этом сейчас вся Оха говорит.

— Делать вам, бабам, нечего. Только и умеете языки чесать, — досадовал теперь Дядя, что так неосмотрительно доверил Анне деньги.

Дядя решил для себя твердо — никому денег не отдавать, и не рассказывать о них. Ни Яровому, ни Привидению.

Да и попробуй, скажи! Яровой, это уж несомненно, потребует вернуть все деньги государству. Но что ж останется Дяде? Опять перейти на рисовую молочную кашу и уху из консервов? И до самого снега ходить в стоптанных сандалиях, курить махорку, чтобы хоть как-то сводить концы с концами на тощую Анютину зарплату.

«Нет, нынче честность не кормит. Впрочем, как и всегда. Вот, положим, скажи Привидению о сегодняшнем деле? Тут же половину барыша стребует себе. И это лишь за то, что нумизмат этот жил на территории Привидения. Ему, как собственные штаны, со всеми своими монетами принадлежал. А сам, сволочь, в деле не был. Ох, верно, сходит теперь с ума, прослышав о фарте Кляпа? Верно, места себе не находит. Бесится от чужой удачи», — думал Григорий.

«Теперь пришлет кентов своих, чтоб об этом рассказать. Торопить начнут, чтоб знакомился скорее. Так вот, гад, за живца лишь пять кусков обещает. А Кляп — десять отвалил и не дрогнул. И это за несколько минут работы. Нет, шалишь, Привидение! Я с тобой нынче несогласный. Разные у нас тропинки. И не тебе указывать, какую с них я себе выберу», — размышлял Григорий,

В это время в дверь позвонили. Анна, на ходу оглянувшись, пошла открыть.

— Хозяин дома? — послышался голос из прихожей.

— Где ж ему быть? Да только вам что от пего надо? Отдыхает еще.

— Смелов, вас вызывают к Яровому! — грохнул посыльный бодрым голосом.

Анна, едва за ним закрылась дверь, зашлась в слезах.

— Да успокойся. Не реви. Ничего не пугайся. Я скоро приду, — обещал Дядя. Но на душе от чего-то свербило.

Аркадий поздоровался, но руки не протянул.

«Все равно про деньги не скажу. Дружба дружбой, а табачок врозь», — решил Дядя и неуверенно топтался у двери.

— Садись, Григорий. Теперь тебе торопиться некуда, — невесело обронил Аркадий и добавил: — Вот уж не ожидал, что вернешься к фартовым. Ведь обещал завязать. А сам сегодня ночью старика обокрал. А заодно — и государство… Ведь коллекция эта — не только музейная, а и валютная ценность.

— На пугу берете, Аркадий Федорович. Так это — для пацанов. Я для таких шуток староват, — заставил себя улыбнуться Григорий.

— Ничуть не па пугу. Изволь сам убедиться. Сейфы эти, японской работы, с врезными замками, вскрывать умели лишь трое. И это по всему Приморью и Сахалину. Один из медвежатников умер два года назад. Второй — в Архангельске срок отбывает. Третий — ты. Заметь, никто из воров не может подобрать бородки отмычки столь быстро, как ты. Да еще не повредив скважину. Обычно пользуются фомкой — как ломом. И только ты, а я знаю твой почерк не первый год, умеешь работать чисто. Но и это лишь первое доказательство. Есть и другие. Продолжим? Иль хватит в прятки играть? — спросил Яровой.

Дядя, сталкивавшийся с ним не впервой, знал, что не станет накручивать, сгущать краски этот человек. Но уж так не хотелось расставаться с деньгами.

— Да садитесь, Смелов. Не робейте, — предложил Аркадий Федорович.

— Что ж, Аркаша, твоя взяла. Только не своею волей вляпался я в это дело. А по принуждению.

Дядя, понимая, что влип основательно, рассказал Яровому без утайки. О Привидении и Кляпе. И даже об Аннушке не смолчал.

Аркадий слушал внимательно. Записывал в протокол допроса каждый свой вопрос и ответ Дяди.

Спрятав подписанный протокол в сейф, Яровой молча думал.

Смотрел на Дядю и не видел его. Потом, словно решив что-то для себя, спросил:

— А сам, без принуждения, согласишься на контакт с Кляпом?

— Это как же я смогу? Сидя в клетке?

— Нет. Под подпиской побудешь. О невыезде.

— А если они меня с собой в дело затянут? И не в Охе?

— Мы с тобой теперь другую связь назначим. Особую. И тут все будет зависеть от тебя самого. Серьезное это дело и опасности в нем немало для всех. Но и выбора-то не густо. Может, ты сейчас пойдешь к Привидению, и расскажешь ему обо всем сам? Пусть он около твоего дома и своих дружков выставит.

— Не выставит, — не согласился Дядя.

— Почему?

— На что ему отпугивать Кляповых фартовых? Да и Привидение хочет свести счеты с Кляпом и его «малиной» одним махом. А это сподручней только на большом деле. Всех сразу накрыть.

— Тогда послушай, что предложит тебе Привидение.

— И так знаю. Пять кусков стребует, как пить дать.

— Так что же ты намерен делать?

— Домой пойду. А Привидение сам меня сыщет. Не поздней завтрашнего дня. Кентов пришлет иль как в прошлый раз.

— Опасаешься сам к нему идти?

— Деньги отдавать не хочу. Ведь потребует, гад. Знаю я его, — выдал свое беспокойство Дядя.

— Ну, а если узнают, что тебя повесткой вызывали, как ответишь? — поинтересовался Яровой.

— Скажу, что стращали в прокуратуре статьей за тунеядство, велели на работу определяться. А я отказался: дескать, хоть и не получаю пенсии, а возраст — пенсионный. Не имеете права принуждать.

Уходя, Дядя приостановился у двери, сказал негромко:

— Смотри, не прозевай: коль Привидение наведается, одна половина окна на кухне будет завешена занавеской. Коль Кляп — все окно зашторено. Если мне нужно увидеться с тобой — пустая бутылка на окне будет стоять. А если срочно помощь твоя понадобится, тогда уж позвоню тебе.

— Запомнил, — кивнул Яровой и, подав руку, простился с Дядей.

Тот едва успел успокоить Анну, как в дверь позвонили.

— Кого черт принес? — разозлился Григорий, направляясь к двери.

Едва открыл, как фартовый из «малины» Привидения сделал повелительный жест: спуститься вниз.

Григорий отдернул занавеску, выглянув во двор. Там никого.

— Ань, я ненадолго. Оставь занавеску, вот эту, открытой. Не задергивай. Я схожу тут неподалеку. Ты не волнуйся.

Женщина ничего не понимала. Согласно кивнула, как во сне. И засобиралась на дежурство.

Григорий сбежал вниз. Во дворе — никого. Но тут же из-за дома показался фартовый. Махнул рукой — сюда.

Вместе они миновали Фебралитку. Дядя хотел было свернуть к дому, где жил Привидение, но фартовый, даже не оглянувшись, вел его дальше.

«Изменили адрес», — отметил Григорий. Фартовый шел молча.

Вот и горсад. Уже темнеть начинает на центральной аллее.

«Пришить решили, что ль? Чего это хату сменили? И фрайер молчит, ровно онемел. Не к добру это», — решил Григорий.

Когда они миновали горсад и повернули к кладбищу, у Дяди не осталось никаких сомнений.

«Вот старый дурак, с голыми руками пошел. Хоть бы фомку прихватил», — пожалел в душе.

На полпути к погосту фартовый указал на еле приметную тропинку. Она петляла меж кустов, вела к городской свалке.

«Подходящее местечко выбрал для меня падлюка», — мысленно обругал Дядя Привидение.

Впереди внезапно мелькнула тень, а следом за нею, на тропе, словно вырос Привидение.

— Ссучился, ублюдок? — подошел он к Дяде вплотную.

— Это ты о ком? — посерел Григорий и, сцепив кулаки, смотрел жестко, непрощающе.

— Расскажи, где был?

— Вызывали. В прокуратуру. За тунеядство обещались выселить.

— Ты это мне темнуху лепишь? За тунеядство мусора дергают. Прокуратуре до того дела нет.

Поняв, что оплошал, Григорий тут же добавил:

— Это они повод нашли. А сами интересовались, кто со мной из тюряги вышел, с кем из них я вижусь, слышал ли что о нумизмате.

— Стоп! Значит, накрыли тебя! Я так и знал. Говори, кого заложил? — схватил Привидение Григория за горло.

— Никого! Там вскользь спрашивали… — Дядя с трудом высвободился.

— Я за это скользкое тремя кентами сегодня поплатился, — сцепил кулаки Привидение. И потребовал: — Выкладывай!

— Я и сам удивился, о чем меня спрашивают? Не знал о налете.

— Не темни, плесень! Там без тебя не обошлось. Сейф твоею отмычкой обработан. Это и ежу понятно. И в лягашнике тебя давно высчитали.

— Если б знали, не выпустили бы.

— Ты мне не заливай. Могли отпустить… Наводчиком на нас. То и я понимаю, — улыбался Привидение и, кивнув кентам, велел им отойти подальше. — Кого заложил? — поддел главарь кулаком Григория в челюсть. Тот, лязгнув окровавленным ртом, влип в дерево. Перед глазами дробилось бледное лицо Привидения.

— Меня, фартового, как суку, перед всей «малиной» позорить? Ну, падла! — Дядя рванулся, резкая боль погасила огни в глазах. Привидение и опомниться не успел, как Григорий влепил страшенный удар кулаком в переносицу.

Кулаки, как и руки медвежатников, издавна славились звериной силой и необычной железной хваткой. Именно потому врукопашную с ними боялись схватываться и отпетые душегубы.

Привидение, падая, прикрыл ладонью лицо. Из-под руки хлынула кровь.

— Пришил, паскуда! — услышал Григорий голос сзади. Худой, испитый фартовый уже держал финач наготове.

Григорий напрягся. Прыжок — и блатной с воем, ухватившись за голову, корчился на траве.

— Не духарись, сами разберутся, — остановил сутулого вора молодой, которого Привидение недолюбливал и обделял при дележе.

— Когда одыбается, скажешь тому фрайеру, — указал Дядя на Привидение молодому вору, — мол, не велел тебе Дядя соваться без извинения. Оно не меньше двадцати кусков ему будет стоить. И еще не запамятуй передать: если он, падла, вздумает меня на гоп-стоп взять, раскрою калган чище сейфа. Ни один легавый не опознает жмура.

Дядя спокойно повернул к тропинке, пошел по ней, не оглядываясь, как и положено уважающему себя вору.

Лишь в темпом углу горсада умылся, сполоснул вспухшие десна. Думал об одном, как узнал Привидение о его визите к Яровому? Хорошо еще, что встреча состоялась в прокуратуре, а не в милиции.

«Надо бы предупредить Аркадия. Но как? Кто мог узнать о вызове?»

Придя домой, поставил на кухонный подоконник пустую бутылку— условный знак: как знать, может, и придумает что-нибудь Яровой.

Дядя был уверен, что услышав от кентов об условии, Привидение обложит его отборным матом. И никогда не примет его. Жадность Привидения не раз уже ему навредила. Скольких кентов лишился он из-за скупости! Но от того не изменился.

Дядя в эту ночь долго сидел на кухне. Один. Анна была на дежурстве. И Григорий курил папиросы одну за другой.

На кухне уже и дышать стало нечем. Дядя открыл окно. Свежий воздух ворвался тугим напором. Обдал прохладой, покоем. Но что это? Огненная вспышка, глухой звук с чердака дома напротив. Да это ж…

По рубашке растекалось кровавое пятно.

«Малина» Привидения решила его убрать. Сегодня «маслина» лишь плечо царапнула. А завтра?

«Значит, кенты теперь на чердаке. Что ж, посмотрим», — Дядя накинул на плечи куртку, быстро спустился во двор.

Стрелявший захочет убедиться, как сработал, — это Дядя знал. А потому и не выключил свет на кухне. Сделал вид, что падает. Но фартовым этого мало. Они не признавали ран.

Вот шаги в темноте. Осторожные, кошачьи тихие. Как знакомы они фартовым. А вот и фрайер. Тот, второй, что с финачем полез…

«Неужели один?» — не поверил Григорий.

Фартовый уже поднимался вверх по ступенькам. Легко, быстро.

«Мало я его саданул», — злился Дядя. Он слышал, как вор остановился на его площадке.

«Звонит, паскуда! Ну, погоди, вернешься ты у меня нынче в «малину»…»

Едва вор сделал шаг в подъезд, как Дядя обрушил на его шею такой удар, что тот упал бездыханный. Из-за пазухи вывалился пистолет.

Григорий оттащил вора к стене, привалил к ней спиной. Обмякшее тело фартового испугало.

«Оставить здесь? А если ожмурил, перебив шейный позвонок? Ведь заберут мусора. Меня! Кого же еще. А если позвонить Яровому? Сказать все. Но ведь ему кенты живыми нужны. Зачем ему жмур? А может хватится стрелявшего Привидение? Не может быть, чтоб не хватились, — Григорий тряс фартового, тот ничком сунулся в землю. — Ну и хрен с тобой! Если ты ожил тогда, то и теперь не сдохнешь! А коли и откинул копыта — невелика потеря», — подумал Дядя, решив, что с фартовым к утру как-то образуется.

Тот и впрямь не помер. К утру, когда сознание вернулось к нему, вспомнил, что произошло.

Впервые в жизни матерый душегуб был жестоко побит отколовшимся. Это в «малине» считалось западло. Решил убить Дядю. Но Привидение, нутром почуяв, сказал коротко:

— Нужен он нам пока. Успеешь.

Но фартовый не хотел ждать.

Он был уверен, что убил Дядю. Ведь даже свет на кухне остался гореть. А тот — упал…

Но кто же так огрел его в подъезде? Да, конечно, Привидение.

Выследил, решил проучить. А может, захотел отделаться от мокрушника, которого, если заловят мусора, расколят до самой задницы.

Но почему в этом случае оставил у дома Дяди? Чтоб на него свалить? Так Дяди нет, он жмур… Но мог ли это пронюхать Привидение? Хотя кто ж забрал «керогаз»? Не Дядя, не мусора, они и самого фартового увезли бы. Значит, Привидение. Кто ж еще?

Главарь встретил кента хмуро.

— Где носило тебя всю ночь? Давай куш! — протянул ладонь.

— Сам знаешь, Дядю пришил нынче.

— Что? Ты жить устал иль тебе голова тяжела кажется? — схватив фартового в охапку, он швырнул его затылком в бетонную плиту свалки. Был вор, не стало его…

И только рев Привидения потряс утреннюю тишину:

— Что наделал, па-а-дла!

Глава шестая ЧУВИХИ СЕЗОНКИ

За пьяными кутежами и песнями не разглядели фартовые из «малины» Дамочки резких перемен в главаре. Ведь пил он так же много, как и прежде, раскорячась, притопывая, пел знакомые песни:

Когда меня мать рожала,

вся милиция дрожала.

Прокурор ворчал сердито:

«Родила опять бандита…»

Будто никуда и никто не забирал отсюда Дамочку. Словно проснулись кенты после тяжелого похмелья, а он, главарь, тут как тут.

Как без него жили? Перебивались щипачеством, карманничали. Жили день ко дню скудно, голодно.

Но теперь все это далеко. Колька не даст пропасть. Он главарь. Ему и фарт в руки.

И Дамочка пьет. Не до потери пульса, конечно. И все ж заедает яблоко маринованной селедкой, подталкивая ту куском колбасы. Такой жратвы в зоне все пять лет не видел.

Курица? Давай сюда! Пихает в рот вместе с костями. Ничего, переварится, пока соседка хватится пропажи.

Помутневшими глазами оглядывал кентов:

«Похудели. Двоих не застал… Померли. Один сгорел от денатурата — пережрал, видать. Второй, видно с голодухи, домушничать решился. Его хозяин квартиры с пятого этажа выкинул. Вот, гад, нашел чем швыряться! Да и девахи будто выцвели. Подурнели. Нет в них прежнего огонька. Раньше розами цвели, теперь — как мыльная крапива. И спереди, и сзади — сплошные морщины. Такую поставь средь дня поперек пути, прохожие и без помощи кентов кошельки ронять будут со страху. Нет, с такими общак не сколотишь. Нужны новые, молодые, красивые. На каких мужикам денег не станет жаль. Вот на этом и жить можно», — решил Дамочка.

Погудев с неделю, резко оборвал радостную попойку. И не дав опохмелиться кентам, спросил зло:

— Все с меня тянете, прорвы! А сами уж вовсе разучились добывать куш? Мои карманы не бездонные. Не научили меня в зоне червонцы в них выращивать! Погуляли — и крышка!

Кенты плохо соображали. Но поняли — кроме огуречного рассола, голову лечить будет нечем.

К вечеру полуживых, трясущихся собрал у себя:

— Девахи нам нужны! Понятно. Чтоб с форсом. Закадрить нужно поросль. Немедля. И за блуд их самим с клиентов деньгу драть. Так и безопасней для всех. И куш всегда в кармане.

— Да много ль с блядей навару будет? — подал голос старый седой кент.

— Больше чем с тебя! — огрызнулся Дамочка.

— А нонешних куда денем?

— Выгоним! Куда ж их? На них и гроша не заработаем.

— Как же сучек заманивать станем? Они ж на таких, как я, не клюнут, — беспокоился старик.

— Не мы им нужны, лишай, купюры… На это — найдем! Надо только оглядеться, чтоб не влипнуть на малолетках, — поучал Дамочка.

— Да от заразных подальше, — поддержал посеревший от вчерашнего угара кент.

— Ну да, тебе еще и гарантию дай. Хорош будешь и без нее. Не для своей потехи возьмем. И к ним — чтоб никто из вас не приставал! Понятно? — повысил голос Дамочка.

— Ты их сперва найди, приведи, потом и указывай, — не выдержал старик.

— А что, я должен за всех думать и делать? А вы только водку жрать? — рассвирепел Колька.

— Ну чего орешь? Сам посмотри на нас, какая девка, пусть она и блядь, пойдет к нам? Разве такая, как наши?

— Искать надо! Сами не придут. А потому — думайте! Сгиньте с глаз…

Немного времени прошло с того дня, и в Дамочкиной «малине» появились три девицы. Кудлатые, ярко накрашенные, в коротких узких юбчонках, они сверкали жирными ляжками и обнаженными бюстами, вызывая прилив негодования у прежних постаревших кентух и местной, бабьей половины Сезонки.

Зато мужики, глядя им вслед, долго стояли, разинув рот, не чуя града тумаков от жен.

— Ох и девки! Бедра так и вертятся. А грудь — как подушка! Вот бы такую на ночь сфаловать!

— Гони монету и сделаем, — подходил к распустившему слюни мужику Дамочка.

Тот спрашивал шепотом цену. Шелестел дрожащими руками по карманам. Заплатив, нырял в указанную камору. А через час выходил оттуда счастливый.

Девки называли клиентов чуваками, а себя — чувихами. И вскоре по Охе не было слова оскорбительнее и чернее, чем это. Мало-мальски уважающая себя девчонка могла съездить по физиономии любому, кто посмел бы при ней вслух сказать это слово.

Чувиха… Слово стало вроде пароля. Смолчала — смело веди на Сезонку, в ближайшие кусты или в подворотню.

И хоть немного было таких в Охе, все ж каждую неделю число их на Сезонке увеличивалось.

Теперь уж не затаскивал Дамочка прохожих за угол. Мужики, вечерами прячась от знакомых и жен под покров темноты, задами, закоулками пробирались на Сезонку.

Чувихи не брезговали никем. Дряхлый старик или зеленый юнец — какая разница. Свое платит — отменный чувак!

Да и попробуй не заплати. О таком подумать было страшно. Не просто опозорят жуткой бранью на всю Сезонку, вывернут наружу каждый скрытый дефект и недостаток, но побьют, порвут одежду в клочья.

На халяву сюда приходить — означало потерять репутацию навсегда.

Чуваков ловили чувихи в ресторанах, в горсаду, на танцах. Даже на улице. Иные, не утруждая клиентов, отдавались в горсаду, пряча левый приработок в потайные карманы. Но… от

Дамочки не спрячешь. Он выворачивал наизнанку белье всех девок. И отыскав заначку, бил по щекам виноватую. Но не до синяков. Чтоб товарный вид не теряла.

Чувихи оказались для фартовых золотым дном. Их кормили и одевали без отказа. Но держали в строгости. Ведь они уже не принадлежали сами себе, а стали собственностью Дамочки и «малины». Хотя никто из них не прикасался, ни разу не переспал ни с одной из чувих.

Дамочка стал сутенером не случайно. В этом бизнесе у него не было конкурентов. Мелкие притоны — не в счет. Он поставил дело на широкую ногу. И даже милиция не знала теперь, как подступиться к нему. Все чувихи были совершеннолетними. Все где-то работали и зарплату получали. А свободным их временем никто не имел права распоряжаться.

Девах своих Колька пристраивал к делу не без умысла.

Официантками в ресторане, кассирами и контролерами в горсаду и кинотеатре — где публика постоянно крутилась.

Даже в дом культуры одну устроил — гардеробщицей. Поразмыслив, разрешил в пивбаре устроиться рыжей мясистой девахе. Еще одну — в ларек, который все охинцы назвали «Доброе утро», потому что все алкаши сбегались туда к семи утра на опохмелку. Вино и водку здесь продавали па разлив.

Заходила во все эти злачные места и приличная публика.

Выпив свои сто грамм, мужики начинали заводить разговор о жизни, заботах, семейных неурядицах, кляли начальство по работе.

После повторной дозы начинали шептаться о похождениях и приключениях соседей, знакомых, сослуживцев.

С третьей порции, осмелев, перебивая друг друга, рассказывали о своих любовницах. А дальше начинали осыпать любезностями деваху с Сезонки — продавщицу спиртного. И, добавив еще по сто грамм, уже клялись чувихе в любви…

Просыпаясь утром на Сезонке, стремглав бежали домой. Их место занимали другие, такие же, как и эти.

Сезонка постепенно обрастала постоянной клиентурой, связями. Побывавший здесь мог рассчитывать, что его посещение останется в тайне для всех.

Зато и не забирали чувих в горотдел милиции. Чуть кто-то напишет заявление властям, чтобы очистили Сезонку от подонков, следом раздавался звонок, требующий не начинать преследований.

Добро за добро… Тут уж ничего не могли поделать охинцы.

Но с недавнего времени что-то изменилось в жизни этого района. Здесь появились люди, никогда ранее не проживавшие в Охе.

Они присматривались к жителям. Внимательно слушали их разговоры, заглядывали во все дворы и подъезды днем и ночью.

Они нигде не работали, хотя одеты были со вкусом, никто из них не воровал. У этих людей водились неплохие деньги. Никто из них не ел в столовой. Харчились лишь в ресторане. И всегда — с чувихами с Сезонки. Их они кормили и поили так, как никто из охинцев этого не делал. Открыто лапали девок на глазах посетителей. Не стыдились связи с чувихами. И особо обожали одну, по кличке Фея.

Рослая, худенькая, с толстой пепельно-серой косой, серыми огромными глазами, эта девка была и впрямь непохожа на остальных чувих. Она не красилась, не носила коротких юбок. Ее робкая улыбка обвораживала и притягивала клиентов, словно магнитом.

Фея была известна всем, как одна из самых дорогих девиц Сезонки. Теперь без нее не обходился ни один вечер в ресторане.

Немало могла бы рассказать она о тех, кто приехал в Оху из Южно-Сахалинска. Нет, не охинцы их интересовали, а банда Кляпа.

Они теперь искали ее повсюду, особо — на оживленных, бойких местах. Но старались ничем не выдать себя. Соблюдали воровские законы поведения на чужой территории. А потому и за оказываемое им гостеприимство платили щедро.

Никогда так лихо, с шиком не одаривали чувих клиенты, как эти приезжие. Девки млели от радости. Уж эти фартовые умели быть рыцарями.

Потребовали от Дамочки, чтоб не забирал у девок их подарков. А платили за ночь, не требуя сдачи, как местные.

Вот так-то вечерами сдружились фартовые Южно-Сахалинска с ворами Охи. Поделились, зачем приехали. Выплеснули всю боль на заезжую «малину».

Охинские ворюги тоже не молчали. Рассказали о своих горестях и провалах, связанных с Кляпом.

На встречу с приезжими однажды, поздно ночью, решился сам Привидение. Захотелось ему встретиться с глазу на глаз с теми, чьи планы совпадали с его — личными…

Щедро заплатив поварам и официанткам, обе «малины» остались в ресторане после его закрытия. Швейцары повесили на двери снаружи табличку «спецобслуживание». И распивая подаренный коньяк, прислушивались к лихим и надрывным блатным мотивчикам, которые не без мастерства наяривал местный джазовый квинтет. Обслуга в ресторане — только избранные. Тех, кого подозревали в сотрудничестве с милицией, загодя отправили по домам, и веселье вскоре стало общим. И только в нише, за столиком на двоих, царил мрачок.

— Не только вас, а и нас всех этот Кляп лажает. Мусора покоя не дают никому. Вот я и решил накрыть паскуду вместе с его хеврой. Передавлю всех до одного своими руками. Кто не в законе — тот не может называть себя честным вором. А коли вор — выполняй закон. Иначе — не жить, — серел Привидение, тяжело роняя слова.

— А меня кенты признавать уже не хотят из-за Кляпа. Грызутся со мной. Куш не отдают, как прежде. Да и чего там, грозятся сходкой. Чтобы из паханов вывести. И это меня! Я в трех зонах срок тянул! Не могу я, не пришив ту паскуду, возвращаться отсюда. Либо он, либо — я! Вместе нам не жить на острове, — жаловался главарь из Южно-Сахалинска.

— Я уже на все пошел. Все козыри в ход пустил. Но… Недавно осечка вышла. Кенты перегрызлись меж собой из-за Кляпа. И одного… пришили. Он бы мне помог… Вместо живца…

— А если на него девок выпустить? Дамочкиных? Ну, хотя бы вон ту, русалку с косой! Глянь-ка на нее! Ничего баба! Как ты? Смак, а?

Привидение повернул голову и увидел Фею.

— Ничего, — ответил неопределенно. И уже не слушая фартового, не сводил глаз с чувихи.

А тут кому-то стукнуло в голову, бросив оркестру стольник, заказать не свою, воровскую, а такую нежную, добрую песню о матери.

«Ты жива еще, моя старушка?» — пел худой мальчишка из оркестра проникновенный есенинский текст.

Фартовые как-то сразу притихли. Оборвались разговоры. Руки опустили бокалы. Тихо легли вилки на скатерти.

Моя старушка… Каждый вспомнил свою, единственную, которая всегда жила в памяти светлой радостью, детством, смехом, свободой.

«Будто кто-то мне в кабацкой драке

Саданул под сердце финский нож…»

Ходил кадык над белым воротником рубашки певца…

Привидение? Нет, это Андрей сидит теперь у стола, большой и растерянный, с измученной душой и изувеченной судьбой.

Мать мечтала о солнечной судьбе сына. А в ней — одни грозы да вьюги. Сколько раз финский нож мог оборвать жизнь ее мальчишки — неудавшегося художника. Он рисовал цветы для чужих… Видно, вместе с ними проглядел и отдал свое счастье и радость за кусок сала.

Мать… Она любила гладить голову, лицо сына. Вот и теперь, что-то ласковое, теплое прикасается к его голове.

Поздно, в них уж седина, что изморозь да пыль казенных дорог. Кто оплачет эту голову в смертный час? Ни жены, ни детей, ни жизни. А у фарта — дороги крученые. Куда выведут, того никто не знает, даже он, хотя и Привидение.

Моя старушка… Была она и у Шила. Была. Да в зале суда остановилось сердце, когда услышала то, в чем обвиняли ее мальчика. Слава Богу, что не довелось ей услышать приговор…

А уж молилась она за сына. Как любила его! Так уж никто его не любил и уж не полюбит теперь. Разве только смерть, сжалившейся матерью, заберет к себе навсегда, укроет землей, как платком, от кентов и мусоров, от лафы и лиха, тюрем и лагерей, от пересудов и чужих глаз. Мертвый, пусть и вор, тоже чьим-то мальчонкой был…

Трясутся мелкой дрожью руки Дамочки.

Мать… В зоне, там — в бараке он впервые позвал ее на помощь. Мертвую. Она не встала из могилы защитить. Может, потому, что не подошел к ней, умирающей?

«А если б твою мать изнасиловали? Как бы ты тому падле сделал? А? Зачем же сам паскудил девок? Теперь они чьи-то матери», — вспомнились слова зэков.

Главарь приезжей «малины» уставился в одну точку. И его произвела на свет женщина. И его звали именем человечьим. Ласковым. И его целовала мать. Когда это было? Сколько потом вьюг обожгло его лицо и губы: вымораживалась жизнь, а вот память о той, что жила в сердце далекой звездой, не остыла.

Мать… Почему этим людям и теперь, чем старше, тем чаще снятся во сне матери? Гонимым, проклинаемым, жалким и страшным — видится каждому своя.

Во сне, как в детстве, садятся рядом, гладят давно нелюбимых никем… Называют полузабытыми именами, мертвые — о чем-то просят, умоляют, зовут с собой.

Фартовые никогда не плачут. Фартовые не врут себе. Они стыдятся разговоров о женщинах. И никогда не говорят плохо о матерях… И хотя редко произносят вслух это слово, в горе это имя — первое из всех, словно само по себе слетает с губ, вырастает из сердца…

У Феи тоже была мать. Она покончила с собой. В этом был виноват отец. Тот умер недавно.

Мать… Зачем ушла? Почему так поторопилась, не вспомнила о дочке? На кого ее оставила одну? Разве стоило так торопиться?

Оркестранты, конечно, заметили резкую перемену в настроении посетителей. Заиграли «Чубчик».

Но нет, не скоро воры взялись за рюмки. Не вдруг разговорились снова.

Привидение поискал глазами Фею. Та теребила конец шали, смотрела на фартовых задумчивым, невидящим взглядом.

— Вот эту кралю надо Кляпу подпустить. На нее он клюнет. Говорят, бабник отменный, — бубнил фартовый из Южно-Сахалинска.

Привидение только теперь понял, что предложено. Задумался ненадолго. И ответил:

— Дамочку надо уломать. Это его краля. Но, видно, куш за нее сорвет немалый.

— А черт с ним. Что куш? Нам теперь не до того. Прогорим, если фрайера не ухлопаем. Зови сюда Дамочку. Может, столкуемся.

Колька видел, как смотрел Привидение на Фею. Заранее решил не продешевить. А потому удивился, что о чувихе заговорил приезжий главарь.

Привидение молчал. Ему, конечно же, приглянулась Фея. По ведь не за этим шел сюда. Убрать Кляпа — важнее. А уж потом… Хотя — будет ли это потом, кто ж может знать заведомо?

Дамочка торгуется за Фею до нота… Выколачивает из фартового нее возможное. Еще бы! Это не ночь переспать предстоит чувихе, а, считай, на дело пойти. Со своею отмычкой. А вдруг провал? Кто оплатит убыток?

Пет! Эту девку не трожьте! — внезапно для собеседников и для себя воспротивился Привидение, никогда не бравший в дело баб.

Да что ж дело верное. Чувиху сбережем. Клянусь! Но она ножиком орудует. Клевая баба! Сама лафа. Чего ты баламутишь, подумай. Другою — нет. На Кляпа выйдем, и все — больше Фея не нужна.

Другой ход есть, верней бабы, — подумав, сказал Привидение.

Но тут встрял Дамочка, испугавшийся не на шутку, что может упустить хороший куш.

— Чувиха эта надежней иного кента. В делах уже побывала. Ее учить не надо. С виду такая чистенькая. А изнутри — может, тому Кляпу еще далеко до нее. Хватка мертвая. Знает, как фартового облапошить. Это точно. В вашем деле лучше се не сыщете.

— Соображай, Дамочка, в нашем деле баба — провал, — подошел Шило.

— Смотря какая баба, — не соглашался Колька.

— Кенты! Мусора! Смываемся! — предупредил всех вор из приезжей «малины» и указал в окно.

— Давай все тихо, через служебный. А ты, Дамочка, оставайся с чувихами. Завтра встретимся. Оркестр — громче! — положил четвертную Привидение и скрылся в боковую дверь.

Следом за ним словно испарились другие воры.

Колька, прикрывая их уход, один старался за всех. Он горланил во всю глотку скрипучим, дрожащим голосом:

Разве тебе, дура, плохо было с нами,

или не хватало барахла?

Что тебя заставило связаться с лягашами?

И пойти работать в ВЧКа?…

Дамочка понял, что фартовые благополучно слиняли. Их уже не могли нагнать свистки, топот погони…

«А может, на хвост сели?»— подумал Колька и робко выставил в окно узконосую маленькую физиономию.

На улице было тихо. Лишь двое милиционеров, неспешно покуривая, изредка оглядывались на освещенные окна ресторана.

Дамочка узнал их. Постовые. Можно спокойно идти по домам.

…Что это? Настойчивый стук в дверь его комнаты, едва прилег.

— Откройте! Милиция! — послышалось вскоре.

Колька едва успел вскочить в брюки. В дверь уже не стучали, барабанили.

— Показывай, кто у тебя тут сегодня остановился? — заглядывали под стол и койку милиционеры.

Они обыскали все комнаты барака. Подняли чувих. Заглянули к ним в постели. Не найдя никого, отвели в сторонку Дамочку. Что-то коротко сказали, показали фото. Увидев его, Колька побледнел.

— Сбежал? И теперь в Охе?

Руки, ноги Дамочки одеревенели.

Услышав от милиции новость, уже не мог уснуть всю ночь. Ему слышался тихий стук в дверь, крадущиеся шаги. И голос:

— Помнишь обязаловку, падлюка?

Во сне иль бреду под утро почувствовал у груди холод филача. Вскочил в ужасе. Нет, просто вспотел…

— Как только появится здесь, тут же сообщи. Иначе — сам знаешь, — вспомнилось предупреждение сотрудника угрозыска. Тот всегда досаждал Дамочке и ненавидел Сезонку.

Колька поначалу глазам не поверил, увидев фото сбежавшего. Но знал, был уверен, что не ошибся. Бугор его барака… Он на воле. А значит, может прийти в любую минуту и потребовать должок. Весь. Сразу.

Колька свернулся на койке в маленький потный клубок.

«А может, не придет? Ну почему он сразу ко мне заявится? Да и побоится на глаза показаться. Потому как опасаться станет, что заложу его, — размышлял Дамочка. Он снова встал с постели. Бесцельно ходил по комнате. — Сюда он, конечно, неспроста заявился. Ко мне. Чтоб деньги и ксивы получить. Если я не верну? Да и нет у меня столько, что он сможет? Пришить? Но тогда совсем ничего не получит. А говорить обо мне кому станет? Да и что от этого толку? Чувихи, хоть что хочешь говори — не убегут от меня. Им свой навар нужен, а не то, кем я был в зоне.

— Маешься? А чего бы так? — раздалось внезапно за спиной.

Дамочка оглянулся. Он не слышал, как бесшумно открылась дверь, в нее, словно призрак, вошел бугор.

«Не может быть. Это кажется. Нервы сдали за ночь», — решил Колька и, сделав пару шагов, потянулся ощупать бугра. Привиделось, или явь?

— Ты чего? Рехнулся? Иль прикидываешься, что не узнал? — качнул брови бугор. И откинув руку Дамочки, цыкнул: — Не лапай, я не пидор!

Нет, это был не призрак. Это и впрямь бугор. А тот по-воровски заглянул во все углы:

— Забыл, как кентов встречать надо? Где жратва?

— Сейчас кликну своих, принесут, — засуетился Дамочка.

— Не надо! Давай что есть, — заподозрив подвох, прищурился бугор. И, когда на столе появились селедка, картошка, икр;! и мясо, сел, навалившись на стол локтями.

— Выпей вот, — робко выволок Дамочка из стола бутылку водки, прихваченную вчера из ресторана.

Колька боялся не дать выпивку. А и давал не без опаски. Что как спьяну бить начнет бугор, узнав, что денег нет у Дамочки…

Гость молча выпил стакан водки. Ему — Дамочке — не предложил. Ел торопливо, жадно.

— Давно здесь? — спросил Колька.

— Третий день.

— Как меня нашел?

— Сам говорил о своей Сезонке еще в зоне. Ну, а тут у мальчишки спросил. Он и показал.

Опережая вопрос о деньгах, сказал:

— Я знал, что ты в бегах. Вчера ночью тебя здесь мусора искали.

— Как пронюхали? — поперхнулся бугор.

— Мы ж с тобой из одной зоны. Вместе были. Понятно, что знакомы. До этого они быстро додумались. Весь этот барак на уши поставили. Все искали тебя.

— Что ж молчал? — оглянулся гость на дверь.

— Не поверилось!

— Л чтоб не казалось, гони долг, — потребовал бугор.

Колька сжался.

— Нету у меня теперь. Ничего нет, — ответил глухо.

— Что? — встал из-за стола беглец. Откинув ногой табуретку с дороги, остановился напротив:

— Смеешься?

— Нет…

Жесткая рука приподняла Кольку над полом:

— Подумай, что станет с тобой, если ты меня растравишь?

— Столько не собрал Хоть пришиби, — взмолился Дамочка.

— Давай что есть! — потребовал пришелец.

Дамочка отвернул матрац, зашелестел купюрами.

— А ты не отмеряй! Я и сам считать умею, — бугор откинул Дамочку от койки.

— Значит, половину наскреб все-таки. А когда остальное?

— Навару теперь нет. В дела не хожу.

— Ты мне темнуху не лепи. Иль скажешь что эти — на дороге нашел? — указал беглец на деньги. — Я ждать не стану. Неделя — и все! Не вернешь — твое дело-труба. На жалость не рассчитывай. За одну не расплатился. Не думай смыться. Я тебя найду. Но тогда ничему не обрадуешься.

Дамочка дрожал всей душой. Он боялся этого мужика не только в зоне, но и здесь, в своем доме. Он и сейчас не знал, что ждать от него.

— Ну что ж, требуй-требуй на свою голову. Коль меня «на понял» хочешь взять. Тряхнул, как липку. Гляди, чтоб не встало у тебя в горле комом то, что забрал, — уже замышлял Колька свою месть.

— Знай, я не один в бегах. Заложишь меня — сам жмуром станешь. Понял? — предупредил бугор Кольку.

«Ишь, гад, все предусмотрел», — ругал хозяин гостя распоследними словами.

— Да где ж мне их взять? — вырвалось у Дамочки отчаянное.

— Ты слезу не дави. Я не мама родная! Смотри. Неделя у тебя. Ни часом больше! — предупредил бугор и тихо исчез из дома.

Долг… Колька сидел оглушенный. Он остался без копейки денег. И самое страшное, что бугор забрал не его деньги, а весь общак «малины», заработок чувих. За такое, узнай фартовые, в клочья разнесут. Чувихи и тем более не пощадят. Как им скажешь, что общак у него отняли? А тут — еще столько же отдать. Да где их взять? Ведь дать хотел лишь свою часть из общака. А он, падла, все схватил. Сам вор, понимать бы должен. Да только кто захочет поверить должнику?

— Ох, горе-горе! «Малина» узнает — не простит. Бугру не верни — убьет. Даже смыться некуда. Хоть в бега — в тайгу от всех кентов. Но и там сыщут, гниды проклятые. За деньгу, всяк за свою, душу вынут, — пригорюнился Дамочка.

И вдруг едва шевелившаяся где-то в подсознании злая мыслишка заполнила всю голову. А что если испробовать? Никто и не узнает. Да и другого выхода нет… Дамочка решил дождаться вечера.

Когда затемно к Кольке на Сезонку пришли фартовые, он предупредил их, что милиция ищет сбежавшего из зоны зэка. Заходили, мол, и ко мне. Мы с ним в одном бараке… кентовались…

Никто, кроме подозрительного ко всем Привидения, не слушал Дамочку. Ну что путевого может сказать щипач? И только Привидение спросил через плечо:

— А ты кеита предупредил о мусорах?

— Сказал. Да только ему податься все равно покуда некуда. Да и терять-то что!

— Терять всем нам жалко одно — свободу! Пока на воле— жив, — сказал Привидение.

— Он у меня тут недолго был, — понял Дамочка, что слушают его уже внимательнее.

— А чего он не остался в Южном, зачем сюда прикатил? Ведь Вахрушев от Охи неблизко. Чего ему тут надо? Иль должен ты остался кенту? — спросил Привидение.

— Не ко мне, к Филину он приехал. С ним они кентовались давно. Да вот как узнал, что тот убит фартовыми, сказал, что изыщет за него со всех. И с тех, кто пришил, и с тех, кто не усмотрел, а значит, и подставил.

— Да это туфта! Филин сам по себе жил.

— Ан нет. Этот сказал, что у Филина с ним был один общак. Каким каждый пользовался на воле. А не стало Филина, исчез и общак. Он сказал, что имеет кой-кого на подозрении. Я и спросил, кого же? Ответил так: мол, либо сам пришью, либо «малины» узнают того, кто общак стянул.

Привидение, услышав это, встал.

— Где та падла, что мне грозит?

— Через неделю обещал наведаться.

— А почему опять к тебе?

— Сам не знаю. Сказал мне, чтоб я при всех фартовых передал то, что от него слышал. Я и сказал, — преданно смотрел Колька в глаза Привидению.

— Что ж так долго? — не понял главарь.

— Видать, должнику дал время на размышление.

Привидение — словно на горячих углях сидел. Пожалел, что

проговорился сгоряча. Да, по его слову был убит Филин. Бакланами— так презрительно называли воры хулиганье, что — как накипь на чистой воде — всплывало в партиях сезонных рабочих, приезжавших ежегодно в Оху на нефтяные промыслы. Много денег тогда заплатил Привидение, чтобы убрали с его дороги Филина, опасного конкурента в соперничестве за власть над ворами.

Даже Фея, вошедшая в комнату к фартовым, не отвлекла сразу Привидение от тяжелых раздумий, скомкавших его лоб в сплошные морщины. Вернулась на материк та свора хулиганов. Но, может, проболтался кто-нибудь из них и вот — пришел мститель? На побег пошел, чтоб с ним, с Привидением, разборку утворить…

Дамочка понял, что брехнув на пугу про общак Филина, попал в очко. Привидение, что было с ним крайне редко, проговорился сам. И Колька решил додавить его.

— Теперь неподходящее время нам с этим мокрушником связываться. Главное — Кляпа надо прикнокать. Тогда у всех навар жирней станет. Вот и пришлось мне, за должника этого, наш общак вложить. Но и он — лишь половина того, что было у Филина. Потому сам я нынче, и кенты, и бабы — без общака остались, — смотрел Дамочка на Привидение, а тот — на Фею.

Услышав последние слова, сказал небрежно:

— Верну тебе твое. А с тем фрайером сам рассчитаюсь до конца…

Кольке того и надо было. Он быстро повеселел. Пил в этот вечер так много, что даже «малина» удивлялась.

— С чего бы так?

Фея сидела на коленях у Привидения, гладила его лицо, прижималась щекой к его щеке.

— Закадрила ты меня! — ощеривал главарь желтые зубы. И, сдавливая чувишку в объятиях, пожалел: — Эх, попалась бы ты мне лет двадцать назад!

— Тогда меня и на свете не было.

— А жаль! Уж я б тебе показал, как может любить фартовый!

— Ну так покажи! — увела она его в соседнюю камору.

Вернувшись, Привидение сказал Дамочке:

— Твоему паршивому кенту остановиться негде, кроме как в подвале какого-то из домов на Фебралитке. Я его там накрою нынче же.

Дамочка, прикинув что-то свое, вобрал голову в плечи. А фартовые и не приметили этого. Когда за окном стихли голоса, они один за другим покинули Сезонку.

Утром Дамочка никак не мог оторвать голову от подушки. Болело в висках, затылке. Во рту все пересохло. Все тело, будто расчлененное на куски, не слушалось разума. Душу леденил безотчетный страх.

«Хоть бы какая лярва похмелила», — подумал Колька, стискивая ломящие виски кулаками. И туго вспоминал, осталось ли что-нибудь хмельное после вчерашней попойки.

Дамочка слез на пол. Ткнулся под койку, стол, за печку. Все пусто. Только в одной бутылке уцелело несколько глотков пива. Он выдул его залпом. Стал искать в тумбочке. И в это время в дверь с треском влетел фартовый.

Глянув на Кольку глазами-буравчиками, прятавшимися в самом затылке, сказал негромко, но жестко:

— Зовут тебя, паскуду.

— Зачем? — рухнул на задницу Дамочка, побелев, в пред» чувствии чего-то страшного, от ушей до пяток.

— Не тяни резину. Пошли.

Колька мелкой трусцой бежал следом за фартовым. Тот, как говорили, умел угадывать мысли на расстоянии. И едва Дамочка решил незаметно свернуть за дом, чтоб скрыться от кента, тот тут же схватил его костлявой рукой за шиворот. Толкнул вперед.

— Чего надо от меня? — дрогнул невольно голос Кольки.

— Не мне понадобился. Сходу. Твои кенты и наши ждут тебя.

Дамочка огляделся.

По улицам города шли люди. Куда-то торопились, перекидывались словами. Смеялись. Им не было никакого дела до того, что вот этот маленький трясущийся с похмелья мужичонка, быть может, видит их в последний раз.

Некому станет их пугать в ночи, вырывать сумочки и авоськи. Никто не облает их теперь забористым матом на Сезонке.

«Но ведь без этого жизнь города, как хлеб без соли, станет скучной и вялой», — думалось Дамочке. И жалел он себя изо всех сил, называя ласково: пыльной кровинкой города, полуночной звездочкой Сезонки…

— Пошел! — толкнул кент Дамочку в темный коридор. И тут Колька раздухарился:

— Э, ты! Шпана! Ты как смеешь со мною так обращаться? Я тебе не фрайер твоей «малины». Ты кто есть? Гнида недобитая!

— Заглохни! Тебе ль пасть открывать, пидор! — провожатый втолкнул Кольку в приземистый дом в глубине двора.

Там, в полутемной комнате, собрались фартовые обеих «малин».

— Вот, едва не смылся, — закрыл дверь кент, объявив всем о приходе Дамочки. Кольку протиснули к столу, на котором, о ужас, он вмиг приметил свою давнишнюю обязаловку, данную в зоне бугру.

Привидение заговорил глухо:

— Я не хозяин твоих кентов. Но из-за твоей туфты, что напорол вчера, убил честного вора. Того, кто тебе в зоне помогал. Шкуру твою спас. А ты, паскуда, его под перо толкнул.

— Он общак взял, — вставил Колька.

— Ни один общак не стоит жизни этого фартового. Я знал его… Вчера узнал, да поздно…

— Пусть мое бы взял. А то и кентов, и чувих обобрал до нитки.

— Это ваши счеты. Зачем меня в дело втянул, зачем стравил, зачем мухлевал? — встал Привидение.

— Он за смерть Филина грозился…

— Не п…! Он не сразу кончился. Успел мне все рассказать. Филина он не знал. Он к тебе пришел. И ты, лидер, руками моих кентов его пришил. А ведь это был мой старый кент. Знай я вчера, кто появился в Охе, сейчас в моей «малине» не было бы надежней Горелого. За него я тебе не спущу обиду. Дорого заплатишь, — сдвинул брови Привидение.

— Пусть он и старый кент, но на хрен лапу на общак наложил? Разве он его? Дамочка пусть и порол туфту, но не для себя! Чтоб наше вернуть. И чувишье! Тут-то чего не понять? Сами б мы, может, дольше искали этого Горелого, но нашли бы — не пожалели. Нечего старый долг силой брать. Да и долг ли? В зоне всякое бывает. Помог ты сегодня, завтра самого выручат. А наша помощь случается дороже денег. К тому ж мы с Дамочкой кентуемся давно, другого бугра нам не надо. Мы о том не просим. Сами, если чего, разберемся, — вступился за Кольку старый кент.

— Мы ж не духарились, когда вы нашего кента из ресторана за ногу выкинули. Он тоже был хорошим фартовым. Нам он и сегодня был бы нужен, — подал голос еще один из Дамочкиной «малины».

— За кента грозишься. А сам уже сколько дней Фею тискаешь, а и копейки ей не дал. Она — не кент, чувиха. Ей свое все

платят. А ты, попрекая Дамочку, свой грех помни. Не то чувихи тебе так должок припомнят — яйцами поплатишься. Мы с ними не балуемся дарма. А ты что, особый? Всех девок объездил без копейки! — визжал Дамочкин кент.

— Отдай общак!

— Ты нашего загробил, а теперь — своего. Вот и квиты. Никакого долга не признаем!

— Плати за чувих!

— Всяк на своем месте хозяин, нечего нам указывать и хозяина обсирать! — перебивая друг друга, хватались за финачи фартовые.

— Заткнитесь! Не на Сезонке базарите! Общак свой возьмите! Вот он! — отдал Привидение Дамочке деньги, завернутые в окровавленную рубаху Горелого. Колька стал их быстро пересчитывать.

Купюры, слипшиеся в крови, пахли потом, сыростью, тяжкой, последней болью.

— Ваш кент, которого мы выкинули, залез ко мне в карман. За то и поплатился, мелкий фрайер. Горелый был настоящим фартовым. И за него…

— Нам наш был нужен. Не было в деле удачливей его…

— О чем мы теперь спорим? Хвалим тех, кого не стало? Считаем неполученный иавар. Да, может, будет о том! Пусть всяк живет в своей «малине». А то что убрали чужака, так и верно. Плох Дамочка или хорош, не ему было судить. Нечего в чужую «малину» своим нахрапом лезть и нашим фартовым грозить пером. Своего выручили. Дамочка, какой бы он ни был — свой. Л тот — неведомо кто. Да и как можно поручиться за кента, которого знал когда-то. Да если впрямь, то и за себя не всяк и не всегда поручится, — оборвал гам фартовый из «малины» Привидения.

— Ну, падла, и тут из воды сухим его достали. Будто забыли, что хозяином фартовых не может быть пидор! — но сдержался Привидение.

— Так они все паскуды! — добавил кент из-за спин.

— Западло Сезонка!

— Пришить Дамочку!

— Я те, падла! — грохнул Колька кента Привидения подвернувшейся табуреткой. Тот свалился. Выпучив глаза от боли смотрел, как дерутся фартовые.

Кулаки, головы, ноги — все шло в ход. Кто-то впечатал локтем в стену Дамочкиного кента. Тот, с окровавленной мордой, грозился перерезать всех, кто задолжал чувихам.

Сам Колька, увидевший топор у печки, продирался к Привидению. Тот тем временем совал башкой в угол кого-то из во

ров Сезонки, оравшего, что шкуры не пожалеет, чтобы разделаться с Привидением.

Едва Дамочка занес топор над головою главаря, чей-то кулак сшиб его с ног, отправил под стол. Хрип, стоны, брань, удары, топот ног, грохот падающих, все смешалось в единый гул драки.

Финачи, выбитые из рук, тут же подхватывались другими руками, запах крови сводил с ума. И вдруг взревевший от боли вор вскочил на ноги. Обезумевший, хватил кулаком своего же кента. Тот, влипнув в дверь спиной, открыл ее нараспашку и, пролетев через коридор, с треском раскрыл входную дверь.

Яркий свет дня, внезапно ворвавшийся в комнату, ослепил и вмиг охладил фартовых.

Долго ли до беды? Стоит ли привлекать к себе внимание и рисковать… Да и было бы из-за чего.

— Кенты, смываемся! — крикнул Дамочка, заметив приостановившуюся милицейскую машину. Пока оттуда раздумывали, стоит ли им вмешаться, навести порядок, в доме не осталось никого. Задами, закоулками разбежались фартовые подальше от опасности. А вечером на Сезонку пришел фартовый от Привидения. Старательно умытый, с заклеенными ссадинами на физиономии, он принес Кольке мужичий должок «малины» чувихам.

Просил от фартовых разрешения навестить девок. Но Дамочка, оттопырив губу, ответил важно:

— Приезжая «малина» и платит лучше, и держится, как надо. Вот с нею теперь и заняты чувихи. Когда освободятся — никто не знает.

Фартовый, виновато переступая с ноги на ногу, ждал, когда Дамочка сменит гнев на милость. Но… не таков был Колька. Он не хотел вот так быстро простить обиду. Ведь высмеять пытался Привидение Дамочку, лишить «малины» хотел. И даже на общак позарился. Да кенты отстояли все и его, Кольку, тоже…

«Всяк в своей «малине» медведь и хозяин. Сунешься — будь ты хоть в сто раз лучше, а не признают… Вот хоть я и Дамочка, и пидор, а кенты не захотели себе другого хозяина. И тебя, пусть ты и Привидение, облапошил», — думал Колька, довольно потягивая из бутылки темно-красное вино. У него был неприятный вкус и запах крови, а, может, это давала о себе знать разбитая губа? Ну, да черт с ней, заживет. Такое быстро проходит. Зато и сегодня, и через неделю, никто, не спросясь, не сунется в его жилье, не стребует должок. Никому он не должен. Нет Горелого. Хоть и был он кентом, да видно запамятовал в зоне законы фартовых. За короткую память и поплатился.

Не знал Дамочка, да и зачем ему это было знать, как убили кенты Привидения Горелого.

А случилось это всего через пару часов после того, как фартовые ушли с Сезонки.

Горелого они разыскали в подвале нового дома на Черемушках. Фартовый, хорошо выпив, уснул на мешках. Около него стояли банки с консервами, хлеб. Даже имея немалую сумму при себе, на еду не расщедрился. Берег. Да и выпивка его была не крепкой. Пара бутылок вермута. Из них одна осталась непочатой.

— Встань! — сказал Шило, толкнув Горелого в бок. Тот вскочил, схватился за финач. Но трое фартовых тут же сбили его с ног.

— Падлюги! Поплатитесь! — рычал Горелый, вырываясь.

— Ты что ж, грозить нам вздумал?

— Кому грозить? На хрен вы мне сдались, — Горелый рванулся из рук. И, сшибив с ног Шило, кинулся из подвала.

— Смывается! — крикнул молодой фартовый. И тут же, словно тень, в проеме двери возник Привидение, загородивший Горелому выход.

Горелый держал финач наготове, но Привидение был выше его ростом, сильнее, и увертливее, не измотан зоной и бессонными ночами. В темноте он не разглядел лица бегущего. Финка главаря, скользнув в темноте, словно вспышка молнии, загорелась на миг и погасла… в теле беглеца. Тот, сделав последний рывок, царапнул финачем цементный порог подвала, ткнулся в него лицом — в ноги Привидения. Узнав склонившегося над ним, прохрипел:

— Мазила, падлюка, за что?..

Несколько минут он рассказывал своему старому кенту, как и почему оказался в Охе.

Главарь сидел, придерживая его тяжелеющую голову. Горелый плакал, впервые в жизни. Но ведь и отпетым грешникам хочется уйти из жизни кем-то прощенным, а значит, чуть чище, чем был при жизни. Говорят, так легче умереть. И Горелый не стал исключением:

— Не то обидно, кент мой, что пришла мне крышка, а то, что ни за что ты меня пришил. По руке твоей, когда саданул, узнал тебя. Ну, да, может, и лучше здесь, на воле, чем в зоне. Там мы все — звери. Здесь я оттаивать начал. Смех ребятишек слышал. И впервой пожалел, что не оставил после себя кровинку — мальчонку на земле. Так и уйду без следа, не человеком — зверем. Уже не зэк, но и не фартовый. Неузнанным кентом, жмуром по случайности. А жить так охота! Тяжко помирать. Наверно, прежде жизни из меня грехи выходят. От того так

больно. Но сердцу легче становится. Может, очищается оно, шелудивое, от грязи, а? Ты гляди, кентуха мой, не бери крови на душу. При смерти — оно вишь как — все взыщется. И кровь, и боль, и слезы… — задыхался Горелый.

Привидение сидел, не шевелясь.

— Дите чье-то плачет. Слышишь? А может, это мое детство? Э, нет! Это моя душа плачет ребенком. И никто ее не услышит нынче. Найдут утром мусора. Сфотографируют, в картотеке сыщут беглого. Зароют, как пса. А мне так охота услышать над могилой голоса человечьи! Пусть не надо мной. Рядом. Чтоб были они прощеньем мне. Об умершем, пусть он и вор, не надо плохо вспоминать. Ведь так?

— Так, — согласился Привидение.

— Не дай меня легавым. Схорони, как человека, хоть рядом с погостом.

— Сделаю, — пообещал главарь.

— Как легко мне стало. Вот опять мальчонка смеется. Чужой. Ты не мешай ему. Я свое уже отсмеялся, а теперь тот смех оплакиваю. Ведь уходим мы все одинаково. В муках и слезах. Смеется лишь она — смерть. Над всеми, над каждым… Ведь никому не миновать ее разборки…

Привидение посчитал эти последние слова Горелого предсмертным бредом. Но обещание выполнил и в ту же ночь вместе с фартовыми похоронил старого кента на кладбище, положив его под бок недавнему покойнику в свежую могилу. Так, незаметнее, решил Привидение, а вслух сказал негромко:

— Пусть и над ним, не ведая того, поплачут люди. Может, и впрямь от этого на том свете легче становится.

Ничего об этом не сказал он Дамочке. Да и что он поймет в том полубреде, полураскаянии? Ведь уходящий всегда мудрее и чище живущего.

Дамочка, не торопясь, допивал пиво, поглаживая отмытые от крови деньги. Спасен общак. За его утрату дорого заплатил бы он своей «малине». Ведь в него каждый кент вложил свой пот, риск и страх.

— Так кому мы сегодня подарим наш вечер? — тихо вошла в комнату Фея.

— Кто дороже даст, — бросил Дамочка.

— Что-то засиделись мы на хате. Пора бы и прошвырнуться в кабак. Там и горожанам о себе напомним. А может, новых чуваков сфалуем.

— Дождемся вечера.

— Так Привидение — хоть днем иль вечером — в кабак не поведет.

— Почему ж! Бывал он там, — возразил Дамочка.

— Потом за жратву и вино с постелышх высчитал. Жадный, гад. Лопает за троих, а платит, как кастрат.

— Тогда, если приезжие нагрянут, сходи с ними. Я дома нынче хочу побыть, — сказал Колька.

— С чего бы так? Иль на халяву жрать разучился? — изумилась Фея.

— Не хочу, не могу, отоспаться надо, — отказывался Дамочка.

Фея, подумав, решила провести вечер с приезжими ворами из Южного.

Они и впрямь не промедлили с приглашением. И чувихи, намалевавшись, одевшись в облегающие декольтированные платья, гурьбой направились к ресторану, откуда уже доносилась музыка.

Подергивая бедрами, как строевая кобыла под седлом, танцевала твист с лысым мужиком Фея. Вызывая зависть всех городских чуваков, флиртовала с заезжими фартовыми. Старались не отстать от нее и другие чувихи.

С бешеной скоростью в такт музыке крутились зады. Короткие платья чувих задирались, оголяя жирные ноги почти до задницы.

Пляшите, чувихи, пока ноги ходят и задницы вызывают страсть у слюнявых юнцов и дряхлеющих стариков. Для них ваша постыдная обнаженность — кайф.

Трясите грудями, выползающими из декольте зреющим сдобным тестом. Авось, да вспомнит отживающий иную грудь, трепетавшую дыханием от единственного слова, сказанного вслух однажды…

Та девчонка осталась недоступной. Может, потому и помнится до старости.

Пейте, чувихи! Во хмелю даже подростки перестают робеть рядом с вами и, чувствуя себя взрослыми, учатся обращению с тем, что плохо лежит.

Пейте, оскалив ругливые рты, вы не застрянете ни в чьей памяти и сердце. Останетесь тенями желанных, далеких, невозвратных.

Смейтесь, чувихи! Сегодня — с одним, завтра — с другим. Сколько их прошло и пройдет через ваши тела? Смейтесь и над судьбой своей. Ибо увидев ее, столкнувшись с нею однажды в одинокой старости своей, разучитесь смеяться навсегда.

Веселятся чувихи, прожигая еще один день в хмельном угаре. Сколько этих дней прошло без любви? Да и знакома ли она чувихам? Ведь если ее нельзя надеть или проглотить, стоит ли

о ней думать? У всякого веселья — свой срок. Короток он…

Глава седьмая

БЕРЕНДЕЙ ПРОТИВ УДАВА

Кляп, вернувшись в Оху вместе с фартовыми, обосновался в доме неподалеку от кирпичного завода. В нем одинокая старуха век доживала. Пенсия у нее была смехотворной, а потому с радостью взяла она на постой Кляпа с кентами, назвавшимися ей археологами с материка.

Много приезжих бывало в Охе. Все — любители экзотики, покорители Севера, носители большой культуры. Уж кого только не видывал этот город! А потому не удивилась старая новым приезжим.

Раньше на постой у нее никто не останавливался. Далеко от центра, магазинов, кино. Каждую буханку хлеба за две версты нести надо. Да и удобств в доме — никаких. До ветру и то во двор идти надо. Банька уже года четыре не топилась. Как старик-хозяин умер, так все рушиться начало. Ни средств, ни сил не было у бабки. Как назло, ноги отказывать начали. До ближних соседей раз в год на Пасху выбиралась кое-как.

А тут живые люди, приезжие. И воды принесут, и печку истопят. Куском не обходят старую. Даже лекарства из аптеки принесли. И все такие веселые, эти люди.

Бабка уже было совсем собралась помирать в своем покосившемся обветшалом доме. Ведь на всем свете одна осталась. Детей ей Бог не дал и скорой кончиной не радовал. Лишь болезни да серое прозябание досталось ей от судьбы. Не плакала, не жаловалась, может, потому и запахло в ее доме жизнью и даже копченой колбасой, вкус которой бабка еще не совсем забыла. Да только ли колбасой!

Владислава хозяйка звала сыночком и почитала за благодетеля. Тот, недолго поторговавшись, положил перед старухой сотенную купюру, пообещав заботиться о ее питании.

И верно, едой фартовые никогда не обделяли хозяйку. И баба Таня, так звали ее кенты Кляпа, благодарила судьбу за ниспосланный подарок. А то ведь уже хоть с пауками разговаривай. Старая кошка и та из дома ушла. То ли от голода, то ли от скуки…

Старуха, когда увидела сторублевку, даже за веник взялась. Кряхтя и охая, смела паутину и пыль. А постояльцы, умывшись с дороги, ушли из дома, сославшись на дела.

Нет, неспроста приглядел Кляп именно этот дом, стоявший на отшибе. Спиной он упирался в тайгу, дремучую, непролазную. Дом стоял на взгорке, и из любого окна был виден каждый, кто шел сюда.

Недаром один из кентов каждую ночь, сказавшись любителем свежего воздуха, спал на чердаке.

«Малина» Кляпа по виду ничем не отличалась от обычных охинцев. Ни броской одеждой, ни блатного жаргона, ни крупных купюр при расчетах в магазине.

Кляп быстро приспособился к местным условиям. И уже в первый день узнал, что нумизмат, которого он обокрал, покончил с собой.

— А милиция все ищет воров. Да только никак не найдет их. Вот если б и вы так искали нефть, как они бандитов, без хлеба насиделись бы, — говорила старая дворничиха Кляпу, назвавшемуся геологом, бывшим учеником нумизмата, — нынче обещаются к нам в Оху еще милиционеров прислать. С материка. Наши со всем не справляются. Хулиганья в городе поприбавилось. Всяких девок… Даже совестно сказать, чем они занимаются, — доверительно говорила баба интеллигентному, солидному человеку, искренне пожалевшему нумизмата. Да и с кем ей поделиться секретом, как не с человеком, далеким от забот ночной Охи. — Вот нынче в городе все ворюг боятся. Они ночью бандами ходят. Так что и вы поосторожней. Особо по потемкам. Нынче ни на Сезонке, ни на Фебралнтке житья не стало людям.

Поговорив с бабой еще немного, Кляп потолкался по магазинам имеете с кентами, побывал па базаре. Послушал, разделив с пьянчугами портвейн, чем живет Оха. Узнал обо всех новостях. И решил навестить под вечер Дядю.

Но на звонок никто не открыл дверь и даже не подошел к ней. До полуночи дежуривший на чердаке противоположного дома кент сказал, что свет в окне фартового не зажигался.

Сожительница Дядн уволилась с работы. Где она теперь — никто не знал.

Кляп ломал голову — куда подевался этот удачливый медвежатник?

«Уж не накрылся ль на каком деле? А может, закрыв глаза, удрал на материк с бабой. Деньги на первый случай у него есть. Пристроится… И с чего это он меня не подождал? Испугался загреметь на новом деле? А может, от городских фартовых смылся пли пришили они его? Жаль, хороший был медвежатник. С ним большие дела можно было проворачивать», — думал хозяин «малины».

Но прозябать без дела его фартовые не могли. И уже на третий день после возвращения в Оху, перед самой геологоразведочной конторой, напали на кассиршу, волочившую из машины два мешка с деньгами — заработок геологов. И едва та открыла рот, чтобы позвать кого-либо на помощь, опасная бритва

оборвала крик, перерезав горло. Шофер и дернуться не успел, как получил нож в бок.

В геологоразведочной конторе в тот день, как обычно перед зарплатой, в коридоре толпились люди. Никто не хотел пропустить свою очередь, а потому на улицу не выходили. Изредка выглядывали из окон. Но случившееся приметили сразу. Вывалилась толпа на улицу. Крики, погоня, но куда там… Воры, свернув в жилые дворы многоэтажных домов, тут же исчезли из виду.

С карабинами и дробовиками осматривали геологи дворы и подъезды домов. Но бесполезно. Слухи о дерзком разбойном нападении вмиг облетели город.

— Поймаю — без суда на месте пристрелю, — обещал один геолог другому.

— Если б я их хоть в лицо увидел, не уйти бы от меня живым…

— Сволочи! Кассирше до пенсии полгода оставалось. Не пожалели! — возмущались горожане.

Приехавший на место происшествия следователь прокуратуры дотошно допросил свидетелей-очевидцев. Следственная группа сфотографировала и описала в протоколе место происшествия.

— Если понадобится помощь, располагайте нами, — говорили геологи.

Аркадий Яровой внимательно осмотрел прилегающие к конторе дворы. Из них шли прямые выходы на центральную улицу. Конечно, наивно было полагать, что грабители вышли на нее с двумя мешками денег.

— Скорее всего припрятали их где-то до вечера, чтоб потом потемну забрать. Но где могли спрятать? Надо срочно вызвать милицию с собакой!

Овчарка сразу взяла след. Помчалась во двор, обрывая поводок. Приостановилась возле какого-то столба и побежала к центральной улице. Там она потеряла след. Его заездили машины, затоптали прохожие. Задрав кверху остроносую морду, псина жалобно заскулила, словно просила прощенья за чужую оплошку.

Аркадий вернулся во дворы.

«Ну, а если мне пришлось бы убегать? Да еще посветлу, с кучей денег. Нет, такую сумму даже во сне не увидишь. Не то что средь бела дня — в потемках никто не рискнет с нею в одиночку выйти, — усмехнулся Аркадий. — Но ведь, по словам очевидцев, бандитов было трое. А собака, взяв след, не бросалась из стороны в сторону. Значит, кто-то стал «зайцем» н вывел на ложный след. Двое других — с деньгами… Их след собака не

взяла. Но почему? Вряд ли грабители решились пересечь этот двор на виду у жильцов двух домов. А значит, далеко не ушли. Да и куда уйдешь от денег? Может, отсиживаются в каком-нибудь подвале?»

— Нужна помощь? — подошли геологи к человеку в штатском, с которым, они видели недавно, разговаривал милиционер- собаковод.

— Подвалы бы проверить надо да чердаки. Вот этих двух домов…

Аркадий недалек был в тот момент от истины. Нет, не было воров в подвале, на чердаке. Убегая, налетчики спрятались в смотровой яме гаража. Перед которым вот уже более получаса стоял Яровой. Гараж был закрыт па пузатый замок. Но боковая, маленькая дверь, хоть и была притворена, но не заперта. Воровская отмычка накануне отжала ригель внутреннего замка. Минутное дело!

Когда стихли ночные голоса и город окончательно уснул, фартовые покинули свое убежище.

Нет, они не принесли деньги в дом бабки. И не попытались вывезти из Охи. Спрятали их надежно, зная, что с неделю все дороги из города будут перекрыты милицейскими постами. Банда с неделю не вылезала из дома.

А тем временем кассиры и продавцы уже назубок знали номера похищенных купюр.

Первая из них, сотенная, объявилась в одном из магазинов на Сезонке. Телефона там не было и продавец не смогла вовремя сообщить об этом в милицию. А придержать покупателя побоялась.

— Худой такой мужичонка пришел. Водки взял две бутылки и вина. Но не наш он, не с Сезонки. Я их тут всех знаю. Этот впервые пришел, — уверенно рассказывала потом продавец.

«Сезонка… Конечно, тертый в этих ситуациях Дамочка не приютит у себя тех, кто засветился на мокром деле. Чтоб уцелеть самому, он вряд ли примет у себя мокрушника», — подумал Аркадий. И все ж Сезонку целую неделю трясла городская милиция.

— Иди ко мне, лягавенький, иди, мой касатик! Я для тебя всегда свободна! Чего краснеешь? Ну, не топчись. Ты лучше меня потопчи, — откинула чувиха одеяло, показывая, что рядом с нею место свободно.

— Оденьтесь или хоть прикройтесь чем-нибудь, — смутился, покраснел до ушей молодой лейтенант.

— Да ты такой молоденький! Наверно, еще живой бабы не видел в натуре. Ну, иди, потолкуем про любовь. Хочешь, покажу, где она у меня растет? — расставила ноги чувиха и, похлопав себя ниже живота, заорала, подражая рыночной торговке — Налетай, покуда купе не занято!

Лейтенант выскочил из каморы, как ошпаренный, под громкий хохот молоденькой чувихи.

— Чтоб вы сгорели, проклятые, — плевался милиционер и, краснея перед самим собой за увиденное, не шел, а бежал с Сезонки.

В ближайшие два дня милиция города спугнула фартовых Южно-Сахалинска. Не участвуя ни в одном деле здесь, на чужой территории, воры пережили не один неприятный день. Четверо просидели по два дня в милиции. Их отпустили только после подтверждения алиби: играли в биллиард в горсаду и пили пиво в день убийства. Одного, показавшегося подозрительным, избили геологи. Пятерых, собравшихся улететь в Южно-Сахалинск, продержали в аэропорту до подробного выяснения личности каждого. Судимостей еще у них не было, а очевидцы преступления не опознали ни одного. Не имея оснований для задержания, разрешили покинуть Оху. В городе остались лишь шестеро, вместе с главарем. Тот, мрачнея все больше, уже совсем перестал навещать Сезонку и ресторан. Один исчезал на целый день. Где он был — с кентами не делился.

Берендей… Эта кличка приклеилась к нему давно. Одна на всю жизнь осталась. Веяло от нее таежной дремучестью, силон, скрытностью. Когда случались облавы на воров, уходил он от милиции в тайгу. Там неделями жил в глухомани. В шалаше из еловых лап. Зимой спальный мешок с собой брал. Там пытался очиститься душой от накипи городской суетной жизни. Но сейчас Берендея не тянуло в тайгу. Ведь и там не будет покоя, пока не найдет Кляпа. А тот сейчас здесь, в Охе.

И почему так долго звенел в ушах Берендея рассказ корейских парней, наводчиков его «малины»:

— Старуху убили, будто легавого. Словно их самих не мать, не женщина родила. Отнимая деньги, нельзя ж звереть!

Берендей обошел всю Оху. Побывал на окраинах. Был за руку знаком со всеми пьянчугами и сторожами. Знал в лицо каждого дворника и почтальона. Даже на окраинах Охи, привыкнув к нему, перестали обращать внимание на Берендея собачьи своры и цепные псы.

Берендей, изучая Оху, примечал каждую особенность города. Обошел все закоулки и подворотни. Разгадал где, когда и зачем появлялись местные фартовые. Побывал он и у геологоразведочной конторы. Оглядел место, где убили кассиршу и шофера… Заглянул во дворы. А в сумерках опустился в смотровую яму гаража, где в памятный день прятались убийцы…

Ох и удивился бы Яровой тому, сколь много узнал Верендей: увидел и высчитал. Эти, конечно, не станут жить в подвале домов иль на чердаке. Но и в гостинице никогда не остановятся. Врозь они ничего не делают. Все у них согласовано.

Понял Берендей, что в последнем деле было трое кентов. Главарь ждал их на хате. Те, двое, что побывали в смотровой яме, оставили следы, по каким мог узнать о них все только вор с нелегким прошлым.

Оба были немолоды. Спускались в яму трудно, облапав ее края окровавленными руками. Вот тот, кто убил кассиршу, — высокий, лезвие бритвы вытер о край ямы. Не о стенку. А значит, ростом почти с него, Берендея. Худой, как скелет. Следы его сапог почти к стене ямы приткнулись.

«Чахоточный, что ли? — думал Берендей, разглядывая следы, — Вот этот — доходной, что с опасной бритвой, уж не тот ли давний фрайер? Хотя нет, говорили, что он в тюряге концы отдал где-то на северах. Ну да этот из-за навара и своего кента не пожалел бы. Недаром и кликуха у него была — Удав. Уж больно ловко умел придушить любого, кто ему поперек горла становился. Вот и этот сработал так похоже на того. Только не голыми руками, а лезвием…»

Берендей всматривался внимательнее. Прежде чем опуститься в яму, оба фартовых сначала скинули в псе мешки с деньгами. Остался след волокна. Сами не прыгали, а вначале сели па край ямы и, цепляясь каблуками за выступы, сползли.

«Но как не побоялись, что хозяин придет в гараж? Видно знали, чей гараж: геолога, а он теперь где-нибудь на геологической базе — в поле. Хотя и появись он — убили бы, не охнув. И все же это — Удав. Его рука. Вот и здесь он отметину оставил. Сел задницей на телогрейку хозяина гаража. Одной ягодицей продавил. Вторая — будто на весу была. Не впечаталась. Ее Удаву финачем за шкоду фартовые пропороли. С тех пор сидел он не по-человечески, подкладывая под порезанную ладонь. Так ему удобнее было. Вот и на телогрейке такой след. Сырая, взбухшая вата сохранила четко очертания. Второй был моложе. Но не намного. Сидел на песке в углу ямы. Хотел курить. Но первый не дал. Две папиросы сломаны. На обоих бурые следы крови остались. И ни одной обгорелой спички. Боялись все-таки… Второй фартовый был плотным мужиком. Ноги до колен, что на песке отпечатались, как у бабы, толстые. Но короткие. Значит, и рост небольшой. Да и следы его ботинок значительно меньше, чем у первого».

Восстанавливая в воображении все подробности того дня фартовых, понял Берендей, что ожидание ночи далось тем нелегко. Вон как часто тот, что покороче ростом, сдавливал выступы ямы, замазав их кровью и песком.

Но почему столько крови? Ведь вон тряпки — все в бурых пятнах, вытер ею руки — и ладно. Значит, убивая шофера, мокрушник собственную кисть порезал. Вот кровь и сочилась, а он, в темноте, не замечал. Но что это? Он — левша! Берендей долго вспоминал. Но память не подсказывала ни одного мокрушника- левшу.

Берендей, сам того не замечая, стал в тот угол, где сидел левша. Левая его рука коснулась окровавленного выступа, он отдернул ее. Да это, видимо, был тот боксер, которого не один год обхаживали фартовые сахалинских «малин». Он был левшой. Из боксеров его выкинули за пьянку. Берендей хотел припомнить его лицо, но оно никак не собиралось во что-то целостное. Все по частям. Кривой, сбитый на бок нос, маленький лоб, широкие скулы и большой рот. Но он ли это?

Берендей, покинув гараж, долго думал над тем, что увидел в нем.

«Да, эти фартовые побывали в переделках. Как ловко сумели обвести легавых, пустив их на «зайца». Но кто тот — третий, наблюдавший из первого подъезда за мокрушниками? Он не убивал. Он сбил с пути мусоров. Но и рисковал. Возможно, новичок? Хотя нет. Его папироса выкурена лишь на треть. Не измята. Значит, не волновался, привык к мокрым делам. Но папиросу пригасил слюной и оставил, не растоптав, по зэковской привычке на выступе стены, словно автограф свой».

Зэки никогда не затаптывали недокуренные папиросы. Пригасив их, аккуратно оставляли в укромном месте, чтоб потом, при нехватке, докурить. Эта привычка сохранялась на долгие годы и на воле. Лишь те, кто никогда не был в изоляции, не знают, как дорого ценится в неволе курево…

Имей фартовый и сотни тысяч, он никогда не растопчет, не отшвырнет, не выкинет бычок. Пригасив — спрячет в пачку. Запас карман не точит.

Мундштук папиросы не был обкусай, обслюнявлен. Не осталось на нем следа от зубов. Спокойно курил фартовый, словно на прогулку вышел, а не на дело.

Но главари «малин» никогда не бывали «зайцами». Это Берендей знал доподлинно.

Конечно, зная, что менты обшмонают все подвалы, чердаки и помойки, мокрушники заранее обзавелись надежной хатой. Но где?

На Сезонке у Дамочки они не появятся. Тот каждого охтинца в мурло знает. Новичков сразу бы заприметил и заложил бы Привидению либо мне. На Фебралигке, Дамире и в Черемушках их тоже нет. В центре — вовсе не рискнут. Там мусоров полно. Значит, на окраинах: около нефтепромысла, либо у кирпичного завода. Все остальное уже проверено. «Ну что ж, другого выхода у них нет… У меня — тоже», — подумал Берендей.

Он забыл, когда ел в последний раз. Кончались деньги у «малины». Таял общак. Потому пришлось, оставив себе двоих кентов, остальных, вслед за уже уехавшими, отпустить в Южный. Там они и без него прокормятся. А Берендей должен свое сделать. Может, опять в зону придется идти. Кто знает?..

Местные фартовые помогали, как могли. Но гастролеры оказались хитрее, чем думалось. Затянулось время. Теперь, когда они снова высветились, и смыться им не дают легавые, надо торопиться.

«Вот ведь смех, впервой, того не зная, менты мне помогают. И я, и они одних и тех же ищем!» — улыбался Берендей своим мыслям.

Вблизи промысла живут либо пенсионеры, либо алкаши. Они друг о друге все доподлинно знают. «Возьму завтра пару бутылок вина да схожу к ним. Там и выведаю подробности», — решил фартовый.

— И куда это ты навострился? — возник внезапно на пути Привидение. — Я было смекнул, что смылся ты уже со своими восвояси.

— Да вот рассматриваю твою Оху.

— И много увидел?

— Знаешь, немало. Почти везде побывал. И уж теперь знаю, на чей след напал я.

— Ну тогда пошли ко мне, поговорим, — предложил Привидение и повел Берендея тихой, безлюдной улицей.

Разговорились они еще по пути. Берендей рассказал Привидению о гараже и смотровой яме в нем, о ловком трюке с «зайцем».

— Я уже не сомневаюсь что сейчас у тебя на гастролях Удав. Правда, слышал, будто в Александровской тюрьме он окочурился. Да, видать, натемнил кто-то. Этот сам по себе не сдохнет. Я его знаю, — вздохнул Берендей.

— А что за фрайер он? В законе иль как?

— Таких в «малины» не хотят брать. Он не вор. Не фартовый.

— Пидор, что ль? — усмехнулся Привидение мрачно.

— И таким он не нужен. К фартовым он примазался в Одессе сразу после войны. К «Черной кошке» пристал. В той «малине» перед тем душегубов лягавые замели. И Удав один троих заменил. Ну а как-то по кайфу проболтался, что его по всей Украине ищут. Он, падла, полицаем был. Может, слыхал, чего про Бабий Яр? Так вот там он, гад, не мелочью был. Баб да детей своими руками гробил и еще молодых натаскивал, как это

делать. Чтоб одна — сразу кончилась, а другая — в муках. Не всех под «маслину» ставил. Кровь любил пускать. Ему и бабы не надо, дай прикончить кого-нибудь. А уж способов тому знает немало.

— А почему своих убивал?

— Таким зародился. До немцев — руки коротки. Те его бы враз пришили. Да и просто убивать — не мог. Всегда с измывательством. Ну а фашистам какая разница? Знали, что из его рук никто живым не выйдет. На его работу глядючи, даже они вздрагивали. Так вот, когда он это растрепал, фартовые и смекнули: мол, на хрена им такой фрайер? Одно дело — украсть. Тут уж дело клевое. Но когда, кроме мусоров, на хвост фартовым чекисты сядут — хана блатной жизни придет.

— Отшили они его?

— Подставили вместо своего кента в одном деле. Он и засыпался. Удав тогда червонец схлопотал. Не прознало следствие

о его прошлом. Увезли в Сибирь. А он — фрайер тертый. Швыркнул пером охрану — и в бега. Через год — новый суд. Опять — тюряга. У него раз семь ксивы менялись. Он их у жмуров брал. Менял кликухи. Я с ним виделся. В зоне. Узнал по метке. У него татуировка есть на пузе — свастика. О том от «Черной кошки» знал.

— Туфта это! Я со свастиками ни одного видел, — оборвал Привидение.

— Но они не были полицаями!

— А у тебя в «малине» все чистенькие? Мокрушников не держишь? — прищурился Привидение.

— Всяких имею. И душегубов. Но не полицаев. Они, суки, закона нашего не держат. Как этот гад. Ему чуть что поперек — своего фартового пришьет. Такие всюду верх норовят взять. И в зоне, и в «малине». Ну да и это хрен бы с ним. Так ведь — беспределыцики все, как один! Я вор. Но не полицай. К властям претензий не имею. Сгорел на деле — вали в лагерь. Без обид. Неспроста пять «малин» этого Удава отшили от себя. Много знает падла, во многом разбирается. Но живет так, как будто все еще с народом воюет. Даже где можно обойтись в деле без жмура, он не упустит свой кайф. Живодер проклятый!

— Эх, мне бы такого фрайера! — вздохнул Привидение.

Берендей встал. Зло оглядел главаря и спросил:

— Ты в войну где был?

— В зоне.

— То-то и оно! А я — на оккупированной. В партизанах. В Белоруссии. Понял? Так мне эти полицаи не одну метку на шкуре и душе оставили. Выловил я одного после войны. Ну и грохнул. Сам. Своими руками. За то и попал в лагерь, чтоб не

горячился, а по закону все делал. Срок, правда, небольшой. Но обидно было. Вот и прикололся к фартовым. А там пошло- поехало… Так и не вернулся домой. Чтоб еще на какую паскуду не нарваться. Ну, этого встречу — ожмурю за милую душу. Я ему и трибунал, и воровская сходка… В одном лице.

, — Не кипятись, кент, вместе мы это устроим. Понимаю тебя. Мы, воры, что ни говори, нужны людям. Для их же здоровья. Не даем жиреть. Чуть кто начал салом обрастать, мы и тряхнем, чтоб вес скинул, жир стряхнул. Ну, поплачет, да деваться некуда. Больше вкалывать будет, чтоб опять кубышку наполнить. Так и денег больше в обращении. Не даем мы им в сундуках оседать.

— Да что там молотить? Я у себя в Южном кого трясу? Жулье, деляг всяких, спекулянтов, барыг, миллионщиков подпольных, какие анашой промышляют. Таких, кто грабит и люд, и страну. А потом казне через кабаки возвращаю, — философствовал Берендей.

— Так все мы эдак, в основном, — поддержал Привидение.

— Мне то досадно, что я в свои семнадцать лет первую «маслину» получил от полицая, когда в партизанах был. Ведь не от немцев. И этот, падла, такой же. Ему и деньги не столь важны, как это свое — зверье справить. Почуять себя хозяином душ человечьих. Стоит, мол, пожелать и выпущу наружу с воем, — бледнел Берендей. И добавил — Я его, суку, покуда не изловлю, домой не ворочусь. Нельзя мне его живым оставлять. Не могу, чтоб рядом, по моей земле, паскуда ползала.

— Ты не кипятись. Того змея холодным умом взять надо. Чтоб наверняка, не дать ему выскользнуть, — охладил Берендея Привидение.

— Усеки, захочешь его к себе в «малину» взять — и тебя не пощажу, — предупредил Берендей.

— А ты не грозись мне! Покуда не я у тебя в гостях. Да и на кой хрен сдался мне тот Удав? Не будь он полицаем — еще кто знает. Но и своих мокрушников в шорах держу, не велю пускать кровь попусту, без крайней на то надобности. В смертники кому охота греметь? Мы ж себе не враги.

— Одно я не пойму, где у этого Кляпа мозги? Неужто, зная это, держит Удава? А может, не знает, — размышлял вслух Берендей.

— Знает. Иначе — не мотались бы, как дерьмо в проруби. Знает, потому и прячет своего кента. Такой же гад, коль закон наш в наглую нарушает. Ведь был в тюряге — не может не знать. Потому спрос с них — один на всех. И Удава держит от того, что теперь уж деваться стало некуда… — Привидение выругался грязно.

— А как ты вызнал, что именно Кляп к Охе твоей пиявкой присосался?

— Послал гонца в «малины» Приморья. Там его враз высчитали: Кляп у тебя беспредельничает, сказали, — ответил Привидение.

— Ты знаешь, народ тут у тебя в городе особый. Сердечный какой-то. К приезжему душу имеет. Живут без страха, хоть и трясешь ты их.

— Не так уж и трясу. Кляп, падла, мокрушничает, а слухи— про меня идут. Так вот бабку одну за иконы угрохал. Иконы, конечно, хорошие, старые. Только я до них не охочь. Потом — кенты из Владивостока с гонцом передавали — иконы эти, по описанию, через барыг на суда иностранные попали. За валюту, само собой. А мне эта валюта и даром не нужна. Ясно — Кляп наследил. А чекисты мне на хвост сели. Что ни говори — контрабанда… Есть тут один… Он и по монетам одного старикашки дело крутит. Тот сам себя жмуром сделал, когда его обобрали. Но не в том дело, а в монетах. Видать, большой понт[12] Кляп с рыжухи этой имел. Его работа, больше некому. И, чую, не обошелся без Дяди в этом деле. Жаль, что в жмурах уже Дядя, а то б вывел на Кляпа нас.

— Дядю пришили?

— Ну да. Откололся он. Завязать хотел. А мне без него — невпротык. Без медвежатника «малина» — свора пацанов. Но как ни блатовал, не сговорились. И только было в охоте на Кляпа сошлись мнениями, узнал от пацанов дворовых, что его в прокуратуру повесткой дернули. Послал фартового в хвост. А он «маслину» пустил в Дядю.

— Скотина! Вошь ползучая! Да я и не знал, что Дядя вышел. Уж я его к себе сфаловал бы за милую душу. Его я знал.

— Я уже этого торопыгу следом за Дядей жмуром отправил, — проговорился Привидение. — Зря я кипеж поднял — не заложил нас Дядя в прокуратуре, время то показало…

Оба вора молча выпили разлитую по стаканам водку.

— Думаю, надо нам пацанов, моих осведомителей, во все концы города разослать. Ты мне обрисуй того фрайера. Они его к концу недели найдут, — пообещал Привидение.

— Да ты, как я погляжу, весь город в лапах держишь. Даже зеленью не брезгуешь, растишь будущих фартовых, — удивился Берендей.

— Беспонтово — не живу.

— А чем приманил?

— Мелкоту не обижаю. Чтоб не отбить у них охоту. Чтоб тянуло ее к нам всегда. Где мать с отцом не дадут, я всегда наготове, подогрею. В дела не беру малолеток. За это срок добавляют. Учу. Ну, а за наколки[13] — сполна получают. Никто из них не знает, кто мне навар дал, это чтоб меж собой не грызлись. Чтоб с раннего учились быть кентами меж собой. Чтоб помогали друг другу и выручали без оглядки. Потому грею всех поровну, без обид. Покуда все довольны, — улыбался Приведение.

— А вдруг заложат тебя?

— Исключено. Себе никто не враг. Никто не захочет лишиться подогрева и моего покровительства. Это уже проверено. Да и сами один перед другим — все на виду. Мелочь — лишь с виду недозрелая. По соображенье у нее лучше, чем у иных фартовых.

— Тебе виднее, — согласился Берендей.

— Без чего не может обойтись в Охе ни один гастролирующий фрайер? Как ты думаешь? — спросил Привидение.

— Ну, без кабака прожить можно. В любом магазине все есть. А вот без магазинов — никак. Но туда можно послать кого-то из местных, оплатив услугу, — тут же возразил себе Берендей.

— Всякий раз не напросишься. К тому же гам есть курящие, как ты говоришь.

— Курево можно взять с запасом.

— А поддачу? — усмехался Привидение.

— Вот это нужно каждый день. Его на неделю или две не запасешься. А ящиками возить — в глаза бросится, засветиться враз можно.

— А как ты думаешь, сколько фрайеров в той кодле?

— Не меньше пяти, — уверенно сказал Берендей и пояснил: — Трое были в деле. Без хозяина. Тот — один не должен на хазе оставаться. Сам знаешь, вдруг накроют, кто-то должен спасать общак. Вот так и получается пять. Может, немногим больше.

Описав Удава, боксера, Берендей спросил:

— Как ты думаешь накрыть тех фрайеров?

— Как и положено. Ночью. Войдем, с разных сторон фартовых своих определим, на шухер, чтоб никто не смог смыться. И пришьем…

— Так не пойдет. Нет. Надо все устроить иначе. Пусть они сами к нам придут.

— Ты что? Кто ж такой дурак сыщется, чтоб сам на перо попер? Ну и загнул! — рассмеялся Привидение.

— Ну, что скалишься? Придем, пришьем… Где? На хате? ©ни ж там ясно не одни. Крик. Шум. Мусора. Кому это надо? За пятерых, пусть и паскудных фрайеров, не меньше вышки схлопочешь. А и кого, кроме нас с тобой, на мушку лягавые возьмут? Ведь не Дамочку. А сами, с тобой под руку, на погост не пойдут. Это — как пить дать. Тут надо обдумать, как выманить их всех с хаты, не напугав хозяев, соседей.

— Да с хозяевами мороки нет. Оглушил, сунул мурлом под койку — и все. Очнутся, увидят жмуров, говорить враз разучатся, если хвосты не откинут со страху. Пока хватятся, мы уже в Южном. Примешь на годок?

— Я-то приму. Ты о мусорах вспомни, какие всех по дорогам проверяют, — напомнил Берендей.

— Ну, а ты что придумал?

— У меня все не так скоро получится, как ты хочешь. Но… Надежней. Вот только обмозговать еще кое-что надо…

Сговорившись встретиться через тройку дней, фартовые расстались. Каждый пошел своей дорогой, думая о предстоящем.

Берендей шел на Сезонку, где оставшиеся кенты из его «малины» ждали своего хозяина, развлекаясь с чувихами. Они никуда не высовывались от чувих, чтобы не засветиться, как говорили сами.

Дамочка, успокоившись после недавней встряски, снова взял в шоры своих фартовых. И, довольный мелким, но постоянным наваром, попивал пиво, иногда ходил с кентами в горсад, но безобразничать, как прежде, опасался.

Когда пришел Берендей, Дамочка не удивился. Подал ему стакан вина, ни о чем не спрашивал. Ждал, пока тот сам начнет разговор.

— К чувихам никто не клеился из чужих за это время?

— Да вроде не приметил. Вот только в магазине нашем какой-то фрайер возник. Надыбал, что закрывается поздно. И к концу дня заваливается. Уже неделю подряд. И каждый раз водяру берет. Я к нему чувих подпускал. Самых клевых. Гад, побрезговал. А и всего-то просили угостить. В том им никто не отказывал. Имеют же они право брать куш со своей точки, если ее обслуживают. Но фрайер тот хитер, зараза. Финт выкрутил. Сказал, что сейчас вернется, а сам слинял совсем. Девок с носом оставил. Но ничего, они с него свой кайф снимут, — жаловался Дамочка.

— А куда он вострился, не приметили?

— Нет. Нырнул за дом и — дворами, навроде как к Дамиру попер.

— Чувихи его пусть не торопят.

— Это почему же? Каждый фрайер должен налог дать. А нет, сами на гоп-стоп возьмем. Коль закона не знает, пусть не суется на Сезонку, — обиделся Дамочка.

— Этого мне отдадите. Понял? Как появится, дашь знать, — предупредил Берендей Кольку. Тот напряг свой маленький лобик, в нем тут же закрутились свои мыслишки.

— Тебе? А что как у этого фрайера можно навар снять большой? А потом Сезонка — это мое. Тут я хозяин. Если в долю хочешь — идет. Задаром — нет.

— Тут не навар. Это те, гастролеры, может быть.

— Э-х, совсем хорошо! С них не то что куш, сливки снимать можно. Они ж у кассирши полбанка взяли. Если это фрайер той «малины», я его, гада, своими зубами жрать буду, покуда налог не отдаст. Сегодня чувих натравлю на скандал с ним. И сграбастаю падлу, как только зацепят его девки. Я с его шкуры кредитки сделаю, если барыш не отдаст, что мне положен.

— Не трожь его! — побагровел Берендей, взъярившись.

— А ты чего тут духаришься? Здесь — Сезонка! Не Южный. Не ерепенься.

— Я прошу тебя, как кеита, — уже спокойнее заговорил Берендей.

— А что с твоей просьбы иметь буду? — протянул руку Дамочка.

— Три куска.

— Не-эт, жидко больно. Ты с тех фрайеров барыш сорвешь полный. А мне — крохи!

— Когда возьму — треть твоя, — пообещал Берендей.

— А три гони теперь! — требовал Дамочка настырным голодным побирушкой, суя протянутую ладонь Берендею.

— Получишь, чего суешься! Заметано ведь. Ты мне того фрайера поначалу дай. Потом тяни лапу, — оборвал Берендей.

…Вечером, когда серые сумерки, сливаясь с бараками Сезонки, приглушили шаги и голоса прохожих, чувихи вышли на промысел.

Неподалеку от магазина на ящиках из-под вина под тусклым фонарем вместе с кентами забивал «козла» Дамочка, не выпуская из виду ни одного прохожего, ни одну из чувих, стоявших возле магазина.

Берендей наблюдал за Колькой из окна. А тот весь превратился в слух и зрение, словно барбос, почуявший кость, которую может вырвать у него властная рука.

Да и как тут быть иначе, как не потеть, не настораживаться, если на кон три куска поставлены! На них уж не портвейн —

водяры можно нажраться. Да так, что всей «малине» на неделю гудежа хватит. На закусь не кильку в томате, а балыка принести можно. С луком и с картошкой! Да колбасы! Впрочем, закусь — не главное. А вот башли[14]… У Кольки даже спина взмокла от ожидания. Неужели и в этот раз фортуна обнесет его фигой? А выпить так охота, аж в кишках холодеет. Но под столом в комнате — тихо. Лишь пара пустых бутылок. Одну — Берендей выдул. Что делать? Не угостить хозяина «малины»— обидеть его. Можно и на кулак Привидения нарваться за жлобство.

Дамочку даже передернуло от такой мысли:

«Ладно, хрен с ними. Вот только бы фрайер нарисовался».

— Хиляет, — тихо прошелестел один из кентов, кивнув головой в узкий проулок Сезонки. Уши Дамочки вмиг загорелись жаром, словно у пса — торчком встали.

Колька искоса наблюдал за человеком, направляющимся в магазин. Шел он торопливо, поминутно оглядываясь по сторонам. Будто опасаясь кого-то, держался подальше от домов, поближе к середине улицы. Увидев фартовых, замедлил шаги, словно раздумывая, не повернуть ли назад. Но убедившись, что те не обращают на него ни малейшего внимания, нырнул поспешно в магазин.

Дамочка встал с ящика, заложив руки за голову, потянулся. Увидев условный знак, из барака большой тенью выскочил Берендей. Свернул в указанный проулок. Прикинулся столбом.

Дамочка, собрав домино, складывал его в коробку, не торопясь. Ему хотелось знать, видеть, как работают большие воры. Он много знал о том понаслышке, но никогда не бывал с ними в делах. Так хоть увидеть, подсмотреть…

Чувихи заегозили на крыльце. Зашевелились. Поправляли юбки, поддергивали лифчики. И едва незнакомец вышел из магазина, бросились к нему со всех ног собачьей сворой:

— Угости, миленький, — дергали бутылку из кармана.

— Не хочешь ли со мной на ночку?

— Приглашаю в гости…

— Хотел бы, да нечем мне вас радовать. Приятель ждет. Получку обмоем, — отказывался мужик.

— Отмазываешься, падлюка! Вон сколько набрал, а нас угостить не хочешь, жлоб! — выкрикнула одна из чувих. Вторая ухватилась за сумку, полную бутылок: — А ну, девки, свой навар сами возьмем!

— Я тебе возьму, блядища лохматая! Отдай, курва, сумку! Не то схлопочешь! — поднял мужик кулак над головой чувихи.

— А ну, попробуй — ударь, мурло твое поганое! Ударь! — подошла чувиха вплотную. Свирепый удар отшвырнул ее к ногам чувишьей своры.

Дамочка в один кошачий прыжок оказался рядом. За ним и кенты подоспели. Под крик и брапь чувих молотили чужака молча. Не успокоились, когда тот, свалившись в пыль дороги, закрыл руками избитую личность.

— А ну, отвяжитесь, сучье племя! Щипачье шакалье! — грохнул Берендей, подойдя. И, подняв лежащего на ноги, придержал едва, чтоб запомнить его лицо, и вернул ему сумку с бутылками.

Мужик, шатаясь, поплелся в проулок, поминутно вздрагивая спиной. Но не оглядывался, не бежал.

«Фартовый фрайер! — убедился Берендей, скользя за ним тенью от заборов к домам. — Ты сам покажешь мне свое логово, лучше любого наводчика. Битый, петлять не станешь. У битого нет сил и осторожности. Битый пес всегда подводит свору. И ты не станешь исключением», — легко успевал Берендей за чужаком.

Тот часто останавливался, ставил сумку на землю, откашливался с хрипом, стонал.

«Знатно поработал Дамочка. Вон как отделал фрайера! Не идет, ползет, падлюка», — ругался Берендей.

Ему вспомнилось запекшееся в кровавую лепешку лицо чужака. Особо — его челюсть, выдвинутая вперед, схожая с волчьей. Глаза, смотревшие из лысой макушки, и нос, тонким крючком свисавший над губой. Злые маленькие уши, прижатые к голове. Сомнений не было. Это он — Удав, тот самый, только полинявший за прошедшие годы.

Вот он вышел на дорогу, ведущую к кирпичному заводу. Там нет домов. Надо отойти к лесу, к деревьям, чтоб не заметил. Берендей ползком пробирался к ближайшим кустам.

Человек, словно заслышав шорох, остановился. Напряженно вслушался в темноту. Огляделся по сторонам и, подхватив сумку, свернул к деревьям. Прижался к ели выжидательно.

Замер и Берендей.

«Не уйдешь, змей! Выловлю! Со всем выводком тебя накрою, за все ответишь, пес!»— сжимал кулаки Берендей.

Удав, решив, что шорох ему померещился, осторожно пошел лесом к заводу. Когда до того оставалось совсем немного, Удав споткнулся о корягу, упал. Выругался грязно, в полный голос. И хромая, вышел на узкую улочку, бегущую вдоль частных домов. Здесь он шел, держась вблизи заборов. У одного присел на лавку. Закурил.

Берендей ждал терпеливо, понимая, что осталось совсем недалеко.

Удав курил, опустив голову. Потирал ушибленную ногу. Прикладывал руку к распухшему лицу.

«Узнал ли он меня? Да нет! За годы в тюрягах столько рож перевидал. Всех не упомнишь. Да и не довелось с ним кентоваться. А в зонах мы все на одну рожу. Злобой друг от друга только и отличались. Но большей злобы, чем у этого неразоблаченного полицая, ни у кого не было», — вспоминал Берендей и, крадучись, шел следом за Удавом.

Тот, миновав улочку, подался вверх по тропинке к одинокому дому, стоявшему на отшибе.

Пробравшись лесом к нему, Берендей видел, как Удав полез на чердак вместе с сумкой. Вот кто-то включил фонарь. Через пяток минут оттуда по лестнице спустились во двор трое.

Берендей подкрался ближе.

Удав, умываясь во дворе, рассказывал кому-то о Сезонке.

— Они меня еще вспомнят, лярвы! — грозился в темноту.

— Так что за фрайер вытащил тебя? — поинтересовался кто-то у Удава.

В темноте не разглядел. Но нутром чую, фартовый это был. От него, как он нарисовался, вся блядва отвалила! Если б мусор, то и меня, и этих чувих замел бы враз. А тут — только брехнул на них.

— Навар требовал за шкуру?

— Нет, не заикнулся.

— Малахольный, что ли?

— Мне все казалось по дороге, вроде за мной хвост повис. Я уж прикидывался, петлял, в лесу переждал. Но нет. Никого. Но что-то свербит — и все тут. Чую, смываться надо нам отсюда, — говорил Удав.

— Куда, лягавые на каждом шагу. На всех дорогах посты. Накроют — и все. За жопу — и, пожалуй, в клетку, где солнце всходит и заходит.

— Не каркай. И не бери «на понял». Ладно, отсидимся здесь. Но Дамочке я устрою финт с парком. Это — как пить дать. И блядям его заодно, — пообещал Удав и полез на чердак, отказавшись от кайфа.

Во дворе дома было тихо. Никто не выходил. И, прождав еще целый час, Берендей вернулся к Привидению.

Рассказав об увиденном и услышанном, добавил:

— Петуха красного хотел им подпустить. Руки чесались. Да только в окна фартовые могли повыскочить. Один я с ними не управился бы. Нужна помощь твоя. Чтоб наверняка. Накроем всех. Разом. Пикнуть не успеют.

— А хозяева? — напомнил Привидение прежние опасения.

— Никого не видел, может, и нет их. Может, на материк он их спровадил, хорошие деньги дав, — отозвался Берендей.

— Заметано. Завтра возьмем кодлу. А насчет Дамочки — пустое болтал. Что он ему устроит? Да ни хрена. Тот с любого хрена сухим сорвется. Его чувихи пуще мусоров берегут, и днем и ночью. Да и мы постараемся опередить. Ты вот только не забудь ему три куска по утру отнести, иначе в другой раз не выручит. Обидчивый, — улыбался Привидение. И добавил: — Какой ни на есть, а свой. И эта мелочь нужна бывает.

Выпив на ночь, заснули фартовые крепким сном. А утром вскочили в ужасе от крика:

— Сезонка сгорела!

Берендей, застегивая рубашку на ходу, помчался к Дамочке. Но было поздно…

На месте барака дымилось пепелище. Сладковатый, сизый дымок вился над обуглившимися головешками, останками дома, а быть может…

— Спалили бардак! Никто не проснулся. Спьяну так и сгорели. Может, от папиросы, а скорее — бог за грехи наказал непутевых, царствие им небесное! Прости, Господи, рабов твоих, — перекрестилась старушка, подняв к небу слезящиеся глаза.

— Давно это случилось? — спросил Берендей.

— Я только подошла. Люди тут были, соседи ихние, вон с того барака. Они все знают. Говорят, что ночыо стряслось.

Берендея знобило. Слишком много выпил вчера. Вон и у Привидения дым слезу вышибает.

Может, это сон? Но вдруг вспомнилась угроза Удава. Опередил. Отомстил.

Глава восьмая БЕСПРЕДЕЛ: ПЫТКИ И КАЗНИ

Белые-белые стены, белый потолок, белая, как смерть, подушка, белое одеяло. И даже дверь белым покойником примостилась в углу.

«Где я? Наверное, уже жмур. Мать, покойная, как-то по-пьянке сказку рассказывала про белую смерть, которая убежала от алкаша, услышав о его последнем желании. Не могла его выполнить смерть. Побелела от ужаса, а алкаш тем временем удрал с того света за опохмелкой, да так и не вернулся в могилу. Видно, и за Колькой сейчас смерть придет. Он ей за

даст желание такое, от которого она сама сдохнет. Но со смеху. Умирать в слезах умеют старухи. Фартовые и в последний час должны смеяться… Но что это? Муха? Да какая толстая, хоть ты ее на сковородку вместо курицы… Ишь, лярва, ногами дрыгает, камаринскую выделывает, что чувиха во хмелю!.. Знать, не совсем сдох. Иначе — откуда муха? Их на том свете не водится, одни черти да фартовые», — думал Колька, приходя в сознание.

Тихо скрипнув, открылась дверь. Белая фигура шла к койке, неся что-то белое в руке.

Дамочка хотел встать, но не смог и пошевелиться.

«Крышка!»— подумал в ужасе. Но вглядевшись, увидел подошедшую девушку. Над белым халатом щеки в ярком румянце, пухлые губы, серые глаза.

— Чувиха! Мама родная, я ж тебя за смерть принял! — признался Дамочка.

Медсестра рассмеялась:

— Ожили? А теперь давайте ягодицу.

— Чего тебе дать? — не понял Колька.

Медсестра откинула одеяло, легко повернула Дамочку на бок, протерла спиртом место укола, ввела иглу.

— Слушай, дай мне на зуб то, чем ты жопу балуешь. На что добро изводишь? Иль девать некуда? Я враз покажу, как спирт потреблять надо.

— Спокойно, больной, — укрыла девушка Кольку и пошла к двери.

— Стой! Ты не отказывайся. Принеси стаканчик, не то…

— Лежите, вам спиртное вредно, — закрылась дверь.

«Больной? Это как меня угораздило им стать? — трудно припоминал Дамочка весь свой последний вечер. — Ну да, чувихи принесли три поллитровки вермута. Ну да разве это много"? Бывало, и втрое больше перепадало. Но в этот день клевых чуваков не удалось закадрить. А дальше — спать лег. Потом жара. Нечем было дышать. Все в огне. Но откуда ему взяться в Колькиной комнате? И как он оказался здесь? Нет, пи хрена непонятно. Но где кенты, чувихи? Что с ними? И почему он не может пошевелить ни рукой, ни ногой?» — думал Дамочка. И только тут почувствовал резкую боль откуда-то снизу.

Кольку охватил ужас. Впервые он испугался за свою жизнь. Кто и как мог его отделать? Почему не помнит, как оказался здесь? А может, это сон?

Конечно, сон. Ну кто это ему, фартовому, не во сне, а по здравому, станет жопу спиртом натирать. Такое лишь в дурном сне и приснится. Уж что-что, а спирт, он не запамятовал, чем пить надо.

Кольку клонило в сон. Сказался укол. Во сне он снова вернулся на Сезонку, к кентам и чувихам, рассказал им про недавний сон о мухе, спирте и чувихе с иглой.

«Малина» смеялась, пила и пела. А Дамочке никто и глотка не дал.

— Пить, — тянулся Колька к бутылке. Но се отнимала Фея и, высадив вино до дна, смеялась в лицо.

— Пить, — взялся Дамочка за стакан. Но он оказался без дна.

— Пейте, — подняла его голову медсестра и, приложив к обгоревшим губам стакан, дала воды.

Колька не сразу понял, что перед ним медсестра. Она расплылась в белом тумане светлым пятном.

Сколько таких дней между жизнью и смертью, сном и полубредом прошло, он не помнил. И лишь когда резкая боль сковывала сердце, в сознании четко срабатывало, что с ним что-то случилось.

Когда в один из дней он окончательно пришел в себя, то увидел пронзительный луч солнца, протянувшийся из окна.

Дамочка уже лежал в палате не один. Рядом койка. Па ней — фрайер в синей пижаме.

«Сосед, что ли? — подумал Колька вслух. Тот повернул голову н Дамочка узнал Дядю.

Григорий Смело» попал н больницу без сознания после ранения. Потерял много крови. Анна первые два дня дежурила у постели неотлучно…

Когда в палату принесли Дамочку, Дядя хотел уйти из больницы, но врачи не пустили, да и сам увидел, как выставляли носилки с Дамочкой больные из других палат, едва узнав, кто станет соседом.

— А, черт с ним, — махнул рукой Дядя и остался в палате.

— Дядя, а ты здесь как примазался? От кентов? — спросил Колька.

— Сам по себе, — нехотя ответил Григорий.

— Мне болтали, что тебя ожмурили по случайности. А того, кто тебя гробанул уже в жмурах, Привидение грохнул.

Дядя слушал молча.

— Ты хоть знаешь, что с тобой? А я никак не додую. Целый я иль нет?

Дядя откинул одеяло и, глянув на сжавшегося в комок Кольку, сказал:

— Целый, как собака.

Дамочка от этого известия сразу повеселел.

— Кто тут Кириченко? — вошла медсестра и объявила Дамочке, что к нему пришли родственники.

В палату лохматым вихрем влетели чувихи. Не все. Всех не пустили, не поверили, что столько у Дамочки жен.

Девки принесли портвейн, колбасы, много других харчей. И, перебивая друг друга, даже не оглянувшись на Дядю, стали рассказывать, что случилось в ту ночь:

— Бензином барак был облит. Потому сразу загорелся. А двери в комнатах чувих, как и Колькиной, подпертыми оказались. Первой стала гореть Колькина комната. Потому — они ничего не поняли поначалу. А сообразив, вышиблн окна. Колькину камору открыли. Вытащили его, горящего. Сами чуть не задохнулись… И отправили его в больницу. Справлялись каждый день о нем.

— А где кенты? — осведомился Дамочка.

— Трое живы. А пятеро — сгорели. Не успели мы…

— Где ж теперь живете, чувишки вы мои? — пожалел их Дамочка.

— Чего ж тут? Не мы одни так решили. Старуха неподалеку от нас сковырнулась. А у нее дом был. Мы в нем теперь кайфуем. Мусора хотели нас выкурить, да мы их подогрели. Теперь отмазались. Живем — на большой. Кенты — в двух комнатах, в других трех — мы. У бабки детей не было. Вот и стали мы у нее хозяйками, — сказала Фея.

— А общак? — спросил Колька.

— Оглобля спас его, — созналась Фея.

— Чего ж раньше не пришли, лярвы! Я из-за этого ночами не спал. Давно бы одыбался, если б знал, что цел общак, — разозлился Дамочка.

— Тебя фартовые ищут. И нас спрашивали, где ты? — с опаской оглянувшись на Дядю, шептала чувиха,

Дамочка весь вспотел.

— Берендей не смылся?

— Он-то тебя ищет.

— Пусть бегом бежит! — облизал Дамочка сухие губы. И, глотнув из бутылки, сказал, оттопырив губу: — Уж я с него сдеру свое!

Едва Берендей протиснулся на следующий день в палату, Дамочка, протянув к нему ладонь, потребовал.

— Гони! Иль думал, что некому стало должок вернуть? Да я и сдохнуть не мог, покуда его не получил. Гони! Не тяни резину.

Берендей вытащил из-за пазухи сверток.

— Поправляйся, кент!

Дамочка просиял от радости. Он так давно не видел купюр, да еще столько! Нет, с таким наваром не годится болеть. Надо

скорее домой, на Сезонку. Несколько хороших попоек враз поставят на катушки.

Берендей разглядывал Дамочку так, словно видел его впервые.

— Кто ж мне красного петуха пустил, неужели шальная баба за чувака? Иные грозились тем. Но не насмеливались. Боялись. А может, тот фрайер, какого мы пристопорили в тот вечер? Не сам, конечно, «малина» его отплатить могла, — то ли спрашивал, то ли размышлял вслух Колька.

— Сыщем. Из-под земли найдем, — не хотел тревожить Кольку Берендей.

— Пятерых кентов потерял. Сгорели. Не могли вырваться наружу. Меня чуть не загробили. И все ж живой я! А раз так — изыщу с падлы. За все! На сходе! Я его, паскуду, всюду достану. Мурло запомнил.

— Не ерепенься. Духариться будешь, когда поправишься.

Не один ты; как и положено фартовым, вместе беспределыциков сыщем. По нашему закону судить будем. Сходом, — подтвердил Берендей.

В это время в палату вернулся Дядя. Увидев его, Берендей от удивления встал:

— А я думал, что тебя уже нет…

— Все того хотели, — хмуро бросил Дядя через плечо и прошел к своей койке.

— Так на меня чего бочку катишь? Я о том деле ничего не знал.

— И то ладно, что не стал заодно с Привидением, — отмахнулся Дядя.

— Оп того не хотел.

— Не темни, в тот вечер он меня сам пришить хотел. Да сбил я ему кайф, — хмурился Григорий.

— Слушай, Дядя, никто тебя жмурить не думал. Мы теперь много кентов из-за беспредела потеряли. Выловить, накрыть их нам надо. Чтоб все по закону было. Теперь каждый фартовый дорог. Даже те, кто в больших делах не бывал, — покосился Берендей на Дамочку.

— Кого еще уложили? — встрепенулся Колька.

— Это на Сезонке узнаешь. А теперь не буду стопорить вас. Кенты ждут, — встал Берендей.

В коридор он вышел вместе с Дядей. Они о чем-то долго говорили в тенистом углу больничного двора.

/(идя то мотал головой, то смеялся во весь голос, держась:»а живот, то говорил шепотом с Берендеем, будто делился секретом.

Колька, глядя на них, сгорал от любопытства и зависти.

— Меня обошли. Западло Дамочка. Свои дела обговариваете, я вам уже не кент, не фартовый. У, скорпионы! А я из-за вас, из-за тебя, Берендей, вляпался в эту заваруху, шкурой поплатился. А ты — целехонек! И еще от меня секреты заводишь, змей! Ну, дай только оклематься! Все припомню! Заткнул мне пасть тремя кусками! Да мне их на латки не хватит нынче, — достал Дамочка деньги и онемел. Не три, тридцать кусков отвалил ему Берендей! От такой неожиданности Колька потерял дар мыслить. В маленьком лобике его все перепуталось, перемешалось. Он гордо выпятил вперед грудь коленкой: — Ох, видать, и я гож в крупные акулы, раз мне такой куш отвалился! Видать, знатно я того фрайера отделал, если столько отломилось. Да за такой навар можно и еще один пожар перенести! Только чтоб в жмурах не остаться, а то кто ж гудеть будет? Да за такое я всю Сезонку насмерть напою. Нет! С такой мошной не стану здесь валяться. Смоюсь. Сегодня же, — лихорадочно тряслись руки Дамочки.

Колька стал искать свою одежду под койкой, в тумбочке, но ничего не находил.

— Черт, неужели меня в чем мать родила сюда привезли? Где мое барахло? — возмущался Дамочка.

Он так расстроился, что стал швырять табуретки в дверь, как это с ним по пьянке случалось на Сезонке. На шум пришла нянечка. Увидев беспорядок в палате, укорила мягко:

— Лечат, лечат вас здесь, а в благодарность свинство получают.

— А ты не гавкай, старая транда, лучше вякни, куда барахлишко мое подевала? Иль на базаре спустила за бутылку? — уставился на нее Дамочка.

— Да у тебя, видно, мозги сгорели. Какое барахлишко? Тебя даже без шкуры привезли в реанимацию. Никто не верил, что жив останешься. А ты — барахлишко… Дурак совсем, — приводила нянечка палату в порядок.

— А если я сорваться отсюда хочу, в чем мне идти, голиком по-твоему?

— Куда тебе идти? Дай шкуре прирасти, тогда и беги. Никто держать не будет.

Дамочка решил сбежать на Сезонку в больничной пижаме.

«Что шкура? Да я врежу хорошенько с кентами — она намертво возьмется», — думал Колька.

Ночью, когда Дядя заснул крепким сном, Дамочка завернув сверток с деньгами в полотенце, убежал из больницы.

Дядя, увидев утром пустую кровать, понял все без слов. И рассчитавшись за пижаму и полотенце, посмеялся в душе над обалдевшим от денег фартовым. Вспомнил, как и сам, впер

вые получив крупный куш, всю ночь не мог заснуть, боясь, что стянут у него навар кенты.

Берендей словно знал, — не улежится Дамочка в больнице с деньгами. Смоется. И ждал его в новом жилище в окружении чувих.

Колька чинно, как и подобало хозяину, расположился в кресле покойной старухи. Слушал рассказ Берендея о том, что случилось на следующий день после пожара на Сезонке.

— Мы с Привидением поняли, чьих рук это дело. И решили зашухарить гастролеров. Я уже в хвосте висел и надыбал хазу, где они остановились. Их бабка пустила. Ночью мы с кентами I! Привидением навострились туда. Все шло, как по маслу. Со всех сторон хату взял на шухер. Беспредельные голиком в окна лезть стали. Ну, тут мои кенты подоспели. Взяли троих. Я один остался у крыльца. Сообразил, что хозяин в окно не полезет. Глядь, и верно, кто-то из двери шмыгнул. И во двор. За сарай скокнул. Я — за ним. А у него — пушка. Крикнул Привидению, чтоб стопорнуть фрайера вместе. Так тот, падла, три «маслины» в меня выпустил. Но мимо. Привидение шваркнул его по калгану. И только тогда мы его взяли. На пожар соседи бабкины очухались. Могли застукать всех. Мы фрайеров под микитки — и в тайгу. Лафа, что она рядом. Ну, а потом… Мы ж думали, что те, остальные, сгорят. Оказалось — не всех накрыли. Двое — в деле были. И Кляп уцелел. Фортуна его уберегла, да думаю — ненадолго. Знал бы ты, кого мы с Привидением накрыли. Самого Удава! Он, сука, твой бардак подпалил. Раскололи мы его.

Берендей умолчал о всех подробностях той самой короткой ночи за все время в Охе.

Когда фартовые взяли беспределыциков и поволокли в тайгу. он вместе с Привидением долго не мог подступиться к Удаву. Тот понял, что попался в капкан сродни тому, который сам ставил на щипача и сутенера Дамочку. Он едва не задушил Привидение, сбив его с ног. Он был в полупрыжке от леса. По Берендей нагнал. Удав защищался по-звериному отчаянно, зная, что в этой драке ставка слишком велика. Проиграть ее — потерять жизнь. Иного не могло быть. И потому, собрав в комок псе силы, боролся за это единственное, что было у него своим, не отнятым, не украденным.

Берендей, упав на корягу спиной от удара Удава, коротко охнул. В спине — будто сук остался. Но тут же, оттолкнувшись от коряги, влепил в челюсть Удава всю тяжесть своего тела, вложенную в кулак. Привидение только тут добавил свой коронный удар сверху, по темени.

Удав упал, как срезанный. Его сразу же подхватили кенты.

Уволокли в темноту тайги, заткнув рот мокрушника колючим комком мха.

Берендей и Привидение оглянулись на горевший дом. К нему уже мчались со всех сторон люди из соседних домов.

С ведрами, лопатами, они спешили спасти старуху, которую гастролеры убили, покидая дом.

Не оставлять свидетелей — таков закон Удава. И, обхватив шею приютившей их бабки, сдавил коротко.

— Теперь пусть спасают тебя, — бросил он вполголоса хозяйке, уже не слышавшей его.

Беспределыциков приволокли фартовые в самую глухомань. Здесь кричи, плачь иль смейся — никто не услышит. Ни радость, ни горе не с кем разделить.

Хмурые ели, обступив маленькую поляну-пятачок, о чем-то перешептывались между собой. Словно спрашивали друг друга, что понадобилось здесь людям? Зачем в глухую ночь будоражат они сон тайги?

Удава фартовые определили отдельно от других беспредельщиков. Но на виду.

Раздев его донага, так велел Привидение, фартовые плюхнули его под ель, голым задом на муравейник, оживший вмиг, едва человечье тело коснулось их.

Накинув тугие петли на шею, руки и ноги, фартовые привязали Удава к стволу могучей ели.

Изо рта выбили мох, чтоб отвечал на вопросы. Но душегуб молчал.

Лишь через полчаса, когда муравьи, проникнув в тело, стали грызть его изнутри, Удав застонал. Лицо перекосила боль.

— Кто хозяин вашей кодлы? — улыбаясь, спросил его Привидение.

— Кляп, — едва выдавил Удав.

— Покажь его!

— Хрен в зубы! Нет его! Теперь уж смылся. Не накроете, — взвыл Удав от боли.

Муравьи сплошь покрыли его тело. И ликуя, что никто им не мешает, пировали вволю.

— Где Кляп? — подступил Берендей к Удаву.

— Отвали, падла!

Привидение изо всей силы наступил своим сапогом на колено мокрушника. Оно хрустнуло, переломилось.

— Где Кляп? — рыкнул Привидение.

Удав прокусил губу до крови.

— Где Кляп? — сломано второе колено.

Теряя сознание от боли. Удав выдавил!

— Смотался на Тунгор.

— С кем? И зачем? — занесен сук над запястьем руки.

Удав вобрал голову в плечи:

— С мокрушником, какой шофера грохнул у геологоразведки. Кликуха — Боксер.

— Когда прибудут?

— Ночью сегодня, — бледнел Удав.

— Где общак?

Мокрушник рассмеялся из последних сил.

— Хрен вам! Не знаю!

Удар по запястью и — нечеловеческий крик потряс тайгу. Удав изжевал все губы. Но второй удар по локтевому суставу заставил заговорить:

— Кляп держал общак сам. Никому не показал, где он. И я не знаю.

— Не темни! Уж тебя не проведешь, от тебя не спрячешь. Говори, падла! — занес Привидение корягу над вторым запястьем.

— Один хрен — хана мне! Ничего не знаю…

Привидение не промедлил. Удав стонал хрипло.

— Где общак?

— В сарае, что возле дома. Там вырыта яма. В ней…

— Темнит! — вырвалось у беспределыцнка, которого стерегли поодаль. Он так боялся, что и его ждет участь Удава…

Петли, стягивавшие плечевые суставы, тут же натянулись. Облепленная муравьями грудь Удава выгнулась колесом. По ней Привидение прошелся корявым, увесистым суком:

— Где общак?

— Да я вам его покажу. Приведу и отдам. Только кончайте уж сразу. Не тяни резину, — срывался голос все того же бес- предельщика.

— Век бы тебе свободы не видать. Знай наперед, какой ты гад, давно бы пришил, — хрипел Удав, задыхаясь от боли.

Муравьи уже прогрызли ему кишечник и в уголках рта мокрушника закипела кровавая пена.

— Сдыхает, а грозится, падлюка! — хотелось выжить беспределыцику.

— Заткнись, выкидыш бляди! Я еще сдохну ли? А вот тебе точно крышка будет, — стихал голос Удава.

Вот мокрушник заорал так, что фартовые поспешили заткнуть ему кляп. Но поток крови вытолкнул его. Удав пытался вдохнуть, но захлебнулся, заклокотал горлом. Глаза его стали вылезать двумя облезлыми пуговицами.

— Нажрался чужой крови до усеру, а своей задохнулся, — не унимался беспределыцик, видимо, не раз битый Удавом.

Тот еще слышал. Повернул голову, хотел что-то сказать, да смерть помешала.

Остальных беспределыциков, едва с них стали сдирать тряпье, забил озноб, один — опаскудил исподнее.

— Фартовые, за что? Мы ж под «маслиной» были с Кляпом. Отпустите!

Того, который обещал указать общак, Привидение отнял у кентов:

— Сгодится фрайер. Этих — кончайте, — указал на оставшихся.

Короткие удары, короткие вскрики — и вот уже мертвецы завалены одной громадной корягой.

Тайга, глядя вслед уходящим фартовым, качала верхушками проснувшихся деревьев, то ли осуждая, то ли удивляясь жестокости, на которую не было способно ни одно из ее порождений.

— Шустрей надо! Без общака Кляп не смоется. Это — как пить дать. Там и накрыть его сможете с Боксером. А я что, я только форточник. Меня под примусом[15] держали. Пером, «маслиной» грозились. Вот так и сдыхал со страху каждый раз, — семенил беспределыцик впереди всех, радуясь тому, что жив. Вот только надолго ли? — вздрагивали спина и колени.

«И что теперь с этим мокрожопым делать?» — думал Привидение, шагая через пни и коряги.

Когда фартовые вышли из тайги в город, беспределыцик, оставшийся в живых, показал рукой в противоположную сторону:

— Туда километров пятнадцать идти надо. Пехом.

— Темнишь, паскуда? Ты что ж, хочешь навешать нам на уши, что два мешка купюр ваш Кляп пер туда, к черту на кулички? Будто ближе не могли. Да вас по пути мусора не раз ухлопали бы. Ни хрена ты не знаешь, где общак, — вытащил Привидение финку и передал Шило со словами:

— Кончай мудака.

— Пришить успеете. Я вас точно к общаку приведу. Зачем мне темнить? Я ж его не заберу с собой. Пусть он не сгниет дарма, — защищался беспределыцик.

Берендей загородил его собою от Шило и Привидения. Вступился:

— Верно ботает. Пусть ведет. Коль липу лепил, там и пришьем. А если прав — оставим дышать.

Фартовые лишь под вечер добрались к месту. У таежного озера, глубоко под корягой, был спрятан общак Кляпа.

— Почему он его тут определил? — не понимал Привидение.

— Хозяин это место присмотрел. Я по случайности узнал, — дрожал беспределыцик.

— Лопаты на место. Положите в кустах, как были. И все остальное — тоже. Общак с собой возьмем.

— Фартовые, у меня к вам слово есть, — попросил беспределыцик, уловив добрую перемену в настроении.

— Вали, — отвернулся Привидение.

Беспределыцик прижался к коряге, заговорил глухо:

— В очко я проигран был Кляпу. В Александровске еще. Тогда он велел мне с ним на гастроли ехать. На два года. Потом обещал отпустить. Через месяц мое время кончается. Отпустите меня. Ведь я вам общак отдал. Под это отпустите.

— Отколоться? Ну, такому не бывать! — вскипел Шило.

— В делах я неудачливый. Сыпался. Били меня, мусорам сдавали. Кляп выручал, а вы — не станете. Пришьете. А какой понт от того и вам и мне? Как на духу каюсь. Отпустите.

— Чего захотел, мразь! Я тебя отколю зараз! — шипел Шило.

— Отвали! — прикрикнул на него Берендей и, отослав беспредельщика ближе к озеру, предложил Привидению: — Жмурить этого фрайера нет толку. Давай с хвостом отпустим пока. Захочет с Кляпом свидеться, предупредить, хвост его и грохнет. Ну, а коль отколоться хочет, он себя выкупил общаком. Давай с ним по закону нашему. На чем засыпался, тем и спасся.

— Хочешь, чтоб твой кент его в свою «малину» сфаловал? — не верил Привидение.

— Своего кента посади ему на хвост, — предложил Берендей.

— Слушай, кент, нельзя его в откол. Чую, хреново для нас это кончится. Шухарилой оставим, пацаном, но не откольником. Знает он много, — не соглашался Привидение.

— Битого не бьют. Коль не примазался он нутром к «малине», пусть катит на все четыре.

— С четырех и легавых жди. Сам сботал — неудачник. Засыплется и нас заложит. Давай накроем Кляпа здесь. Он про своего кента, заложившего общак, все выложит. Тогда и решим, что с ним делать, — предложил Привидение.

— Заметано. Пусть по-твоему, — согласился Берендей.

Фартовые оглядели корягу. И, оставшись довольными работой, приказали всем укрыться получше в кустах.

— А ты, Шило, беспределыцика паси, чтоб не смылся. Он нам хозяина расколоть поможет, когда тот нарисуется. Упустишь фрайера — на калган укорочу, — пообещал Привидение.

Шило, смекнув все разом, кинулся к беспределыцику. Загнал

его за кочки, под кусты. Пообещав, если тот пошевелится или перднет ненароком, посадить его на перо.

Вечер опускался над озером, не торопясь. Он укрыл синью дальние сопки и, словно обнимая фартовых вместе с озером и тайгой, заглядывал в лицо каждому последними лучами солнца.

— Какая у тебя кликуха была? — спросил Берендей у беспредельщпка.

— Гнида, — ответил тот, не смутившись. И добавил: — По кайфу Кляп назвал.

— Етит твою, что ж с того? По трезвой мог иначе. Знать, ты и впрямь говно, если кликуха такая подлая, — сморщился Шило.

— Я вам такой общак помог сорвать, какого этот фрайер в глаза не видел. Чего он меня, как пацана, шпыняет? Я, что ли, не могу шваркнуть? Да вам такой навар, как наш общак, года три сколачивать пришлось бы Без меня кто бы вам засветил сто? Кляп теперь на мне оторвется, если смоется от вас. А не он, так Боксер. Обоих их вам не накрыть, — говорил Гнида.

— Не вякай, падла. Чего хвост поднял? Не гоношись. Мы не Кляпово, свое замели. Усек, паскуда? Не разевай хлебало. Без тебя знаем, что делать надо, — оборвал подошедший Привидение Гниду.

Когда тьма подступила к озеру вплотную, фартовые попрятались так, что даже сове невозможно было бы обнаружить здесь людей.

Наступала ночь…

Берендей, как и Привидение, понимал, что Кляп сначала придет к пепелищу. О пожаре его некому предупредить. Не найдя там кентов, поймет, что их накрыли либо пришили всех. Кляп, конечно, знает, что сам по себе дом не загорелся. Искать кентов не станет. Опасно. Самого пришить могут. А значит, придет сюда. За общаком. Без общака, конечно, не уйдет из Охи. А в том, что он слиняет отсюда надолго, никто не сомневался. Новую «малину» скоро не сколотишь. Скоро только подзалететь можно. А Кляп — не фрайер, это понимали фартовые и к встрече с ним готовились заранее.

Тихо кричит в кустах испуганная куропатка. «Кто мог в ночи согнать ее с гнезда?»— вслушивался Берендей в каждый звук и шорох. Но нет, это лиса, вон тявкает ошалело. Помешал ей кто-то куропатку сожрать. Но кто?

Молчит земля под ухом Берендея.

Привидение к стволу ели словно прирос. Не пошевелится, не вздохнет. Напрягся, напружинился. Сверлит темноту насквозь.

Кенты, что собаки, дышать боятся. Ждут. Ведь Кляпу ночью не надо обходить город тайгой, давать непомерный крюк, как

им — днем, от глаз подальше. Этот привалит быстро. Напрямик через город — час ходу. Ловушку здесь он не ждет. Нарисуется враз. Только хватай его. Да и попробуй не накрой! Привидение до самой жопы с живых шкуру сдерет.

Тихо… Слышно, как стонут, скрипят деревья. А одно по-особому плачется. Будто с детьми, прощается с молодью. И вдруг со всего размаха падает на землю ничком. Отжило, отболело, отмучилось.

Гнида вздрогнул от неожиданности. Быть на стреме в тайге, да еще ночью, ему ни разу не приходилось. Здесь все непредсказуемо. Дерево падает, не предупредив, лиса — и та по-собачьи брешет. Куропатка — как малахольная орет, словно кент перед пушкой у виска. Никаких нервов не хватает. А тут Шило шилом в бок воткнулся. Перо наготове. На кого? На Кляпа иль на Гниду? Пойми теперь.

«Эх, и не повезло же мне! Кляп теперь оторвется на моей шкуре за общак. Думал, выпустят фартовые на радости. Ведь навар-то какой! Да не вышло, сорвалось, застопорили, падлы! А на что я им, если подумать? С таким общаком на материке — лафа! Да и я не прозевал бы. Взял бы свое там, в могиле. И слинял бы подальше. А что если Кляпа расколют? Если он скажет, что никогда не держал весь общак в одном месте и, разделив пополам, спрятал в двух местах. Тут и на кладбище? Нет, Кляп не засыплет себя, даже перед пушкой. Да и не это фартовым надо. Им и найденное по кайфу. Но там, в могиле, даже больше, чем здесь. Половина — в иенах и долларах. Того общака на три жизни хватит. Можно купить чистенькие ксивы, устроиться по ним на судно и — слинять в первом же порту, когда в загранку выпустят… А что как Кляп туда пойдет? На кладбище? Сначала тот общак возьмет. А уж потом сюда нагрянет? Общак Боксеру перепадет. А мне — битый козырь? А вдруг и вообще сюда не придет, покуда тот не определит. Ведь в Охе не останется после пожара. Слиняет, курва, как пить дать. И даже не подумает, что здесь его засада ждала. А может, так и лучше? Хотя, чего ж тут хорошего? Останусь на бобах. И ни хрена за душой. Кому я без присыпки нужен? Ни одной бляди. Даже себе самому. Ни выпить, ни пожрать не на что. В дело? А с кем? С этим, что ль?» — косился Гнида на Шило, собакой стерегущего и ночь, и беспределыцика.

«Ну и кента фортуна подкинула. Из пасти — что из жопы, не продохнуть. Вот бы его к Кляпу подкинуть, пришил бы тут же. Да после него путевого фартового неделю до визгу отпаивать надо. Чтоб все вредности Шила вытравить. И с чего это от него вонища такая? Утроба, видать гниет. Хуже дерьма прет от гада. С таким не то что в дело — в одной «малине» быть западло. Нет, хоть я и Гнида, а с этим фрайером одну ночь нюхать не могу. Уже до блевотины надышался его вонью», — решил беспределыцик и, повернувшись на живот, хотел ползти к Берендею.

— Куда, падла? — зашипел Шило, ухватив Гниду за голову.

— Заткни свою вонючую пасть! Не то Кляп тебя еще в Оке учует. Приморил, курва! — заблажил Гнида.

— Захлопнись, пидер! — навалился Шило на беспредельщика.

— Чего сцепились? — подскочил Привидение.

— Не могу с этим дохляком. Воняет хуже жмура, — простонал Гнида.

— Захлопнись! Развернись костылями к его мурлу и не дыши. Не то сам завоняешься, — предупредил фартовый.

Гнида моментально развернулся И через секунду все стихло.

Гнида теперь дышал полной грудью. Он не слушал ночь. Да и зачем? Ведь если Кляпа накроют эти фрайера, то он попадет меж двух огней. А это, конечно, не лучше, чем попасть в лапы Удава, останься он в живых. Уж этого он терпеть не мог с самого начала. Да и тот Гниду едва переносил. Держал под пером не раз. И все грозил, что снимет с него шкуру и пустит на кредитки.

— С меня хоть кредитки, с тебя одно говно, — всегда одинаково отвечал он Удаву. Тот, сморщившись, подходил, поддевал его куда-нибудь костляво-каменным кулаком, и летел Гнида в угол. Там канал долго, молча копил зло на Удава.

О, сколько раз, проснувшись ночью, хотел перерезать финачем горло этому фрайеру! Но тот, словно чувствуя, тут же просыпался. И посылая грязным словом Гниду, бил его в лицо шершавой грязной пяткой.

Бывало, караулил Удава в кайфе. Но тот всегда знал меру и никогда не перебирал.

Гниду Удав бил за каждую оплошку. Бил жестоко, до крови. Никто за форточника не вступался. Такое в «малине» Кляпа считалось западло.

«И все ж ожмурить не смогли. Самих пришили. И Удава, как гада, казнили. «Маслину» на него не стали терять. Перо не замарали. А как он орал, даже вспомнить жутко. Наверно, когда вот так сдыхают, это хуже самого страшного мордобоя», — вздрагивал Гнида и думал в ужасе: а что ждет его?

Шило пихнул его коленом в зад:

— Не дрыгайся, — прошипел зло.

Привидение переступил с ноги на ногу. Ступни и колени занемели.

«Придет, паскуда. Куда ему деваться. Сейчас кайфует, что от петуха сумел слинять. Но как тварюга смог из Охи выбраться, мусоров обвести? Ведь на Тунгор и нам попасть не просто. Да и где он там банк сорвет? Теперь все пути лягавые стерегут. А может, стемнил Удав? Но и Гнида сказал, что туда смотался фрайер. Кого он там пришьет? Вот, блядво, и удается ему грабануть! С мокрым делом сухим выходит, гнус! Тут же на сраном ларьке кенты сыпятся. И что за фортуна у них такая? Его ж, паскуду, и мусора накрыть не могут», — думал Привидение.

«Своими руками прихлопну гада. За все враз. И за кентов, которых засыпали мусора, и за лажу перед «малиной». По нитке, по нерву из падлюки душу выпущу. Казню всем кентам на диво. Они такого не видели еще», — придумывал месть Кляну Берендей.

Он слушал землю и просил ее скорее прислать сюда того, из-за кого натерпелась много лишений его «малина».

А ночь смеялась в ответ каждому криками лесных обитателей.

И вдруг… Берендей весь в слух превратился. А может, это собственное сердце стучит так похоже? Ведь бывает, что оно, шальное, подслушав мысли, само себя тешит.

Берендей вглядывался в темноту ночи.

«Ни черта не видно. Но шаги уже ближе. Их слышно четко. Видно, хорошо дорожку знает. Нигде не спотыкается. С закрытыми, значит, мог бы прийти. Но почему один? И кто это? Кляп или Боксер? Ведь в одиночку корягу не сдвинуть с места. Да и сколько сможет взять один фрайер? Хотя не в клифт же взять собрался», — размышлял Берендей.

Привидение тоже шаги услышал. Напрягся.

— Вали, падла. Меня не минешь…

Под корягой кенты вдавились в землю. Носами в корни дышат.

Идет. И они услышали.

Шило гадюкой застыл. К прыжку приготовился. Коронному.

Вот только Гнида умирал от страха. Недолгую, видать, отсрочку у смерти выпросил. Какой она будет?

Шаги уже слышны всем фартовым, они вбиваются гвоздями в уши, тело.

«Шкуру лохмотьями снимать буду, по частям. За все навары, что отнял у нас. За каждую удачу твою, за все наши беды. Ох уж и выпущу юшку из тебя. Иди, паскуда, рисуйся на перо!»— ждал Шило, сгорая от злобы и нетерпения.

Молчала тайга. В ночи горланила сойка, запутавшись в ветвях. Но вот и она стихла. Лишь шаги. Они уже близко. Видно плотную фигуру человека. Он идет напрямик уверенно, не боясь

ничего, не вслушиваясь, не вглядываясь в темноту. Но ведь на то она и ночь, чтобы наказывать безрассудную неосторожность…

Человек поравнялся с елью и только пригнулся, чтобы пройти под ее лапой, как удар по голове с нечеловеческой силой швырнул его на землю. В тот же миг к нему кинулся Шило. Прыжок… И что-то короткое, яркое, грохнуло в глаза. Нестерпимой последней болью резануло затылок. Шило, обливаясь кровыо, упал на жертву, которой впервые за свою жизнь не мог причинить зла.

Лишь Гнида понял, что произошло, и теперь лежал, не дыша от страха. Он знал, что ни в одно дело никогда не брал с собой пушку Боксер. Его подводило зрение. Сбитое ударом на ринге, оно так и не восстановилось. И Боксер всегда мазал по цели, не попадая в нее даже с нескольких шагов. Надеялся лишь на убийственную силу кулаков. А про запас, на всякий случай, брал с собой финач, который редко пускал в ход.

Свои не станут стрелять в Шило. Это было бы понятно даже пацану. Гнида уже побывал в переделках и многое усвоил.

Кляп. Он где-то близко. Совсем рядом. Фартовые поспешили и снова поплатились кентом.

Трещит валежник под ногами, фартовые догоняют Кляпа. Но Гнида знает, что это бесполезно. Кляп — не олень. Он не станет бегать по тайге, чтобы схлопотать «маслину» в спину. Он коварен, как рысь.

Около Боксера два кента. На шухере. Чтоб не смылся. Им велено, чуть что, пустить в ход перо без раздумий.

Боксер скоро пришел в себя. Увидев стопорил, понял все сразу. Лежал тихо, как ему кенты приказали. Не рыпался.

Помыкавшись по тайге с час, вернулись фартовые, матюгаясь так, что головы деревьев краснеть стали.

— Что, падла, доскакался? Куда твои Кляп смыться хочет теперь? — подошел к Боксеру Привидение.

— Чего ж с опутанным ботаешь? Ты развяжи. Тогда мы на равных потолкуем. Иль ссышь? — стиснул кулаки Боксер.

И тут на Привидение нахлынул кураж. А может, решил он доказать кентам на что способен.

— Развяжи курву! — приказал фартовым.

Боксер мячиком подскочил. Привидение стоял перед ним ощерившись, потирая кулаки.

— Иди, блядюга! Я с тебя юшку вместе с говном выбью, — улыбался главарь.

Боксер не предупреждал. Молча подцепил Привидение в челюсть. Но не в полную силу, примерился, пощупал.

Фартовый устоял, попер буром. Ухватил Боксера за голову,

хотел вбить его в землю, как гвоздь. Но тот вывернулся и коротким ударом рассек кожу на скуле.

Почувствовав на себе силу Привидения, решил не шутить и сократить время схватки.

Удар в сплетснпе пошатнул, но не сшиб с ног. Боксер изумился. Его кулак — будто железо колотил. От такого — падали с катушек все, кто нарывался на ярость Боксера. Этот же — лишь едва заметно качнулся. И впервые холодок страха прошел по сердцу.

Испугавшись, Боксер влепил кулак под дых. Привидение согнулся пополам, и — тут же — новый удар разбил ему бровь: хлынула кровь.

Когда-то за подобное Боксера несколько раз дисквалифицировали. Но здесь — не ринг. Это — ордалия: кто кого — «законник» или беспределыцик? Какого из воров фортуна оставит жить, чтобы убивать… Привидение отскочил, разогнулся, стал дышать. А Боксер уже готовил решающий удар, которым не раз ломал челюсти. Сделал вид, что ударит справа в голову. Привидение невольно прикрыл рукой левый висок. Боксеру только это и нужно было, он ринулся вперед, на короткое решающее сближение с рослым противником.

— Он левша, фартовый! Левша он! — услышал Привидение голос Гниды.

Боксер, по природе своей тяжелодум, узнав бывшего кента, растерялся ка мгновение. Его хватило Привидению: сцепив свои кулаки крепче обычного, обрушил их на темя случайного в его жизни фрайера. Что-то хрустнуло. Изо рта, из носа, из ушей Боксера хлынула кровь. Он рухнул, открыл рот пошире, но слов уже не было.

Обшмонав, кенты взяли у Боксера свой навар, содрав с него, вдобавок к пухлому портмоне, золотые часы и перстень-печатку.

Наскоро закидав его землей под корягой, ушли, досадуя, что упустили Кляпа, за которым так долго охотились.

— Один он остался. А что в одни руки? Ни одно дело не провернешь. Засыплешься, как последний фрайер. Ни на стрему, ни на гоп-стоп некого. Ему теперь два пути. Либо линять с Сахалина на материк, либо здесь «малину» заново сколачивать. В откол он не пойдет. Не сможет без фарта, — рассуждал Берендей.

— У меня в Охе ему не обломится никто. Это заметано. Вся зелень и та моя, — говорил Привидение.

— К тому ж без общака остался. А без «кислорода» кого сфалует? — согласился Берендей.

— Лучшего кента моего загробил. Шило. Самого надежного! Ох, и отплачу за него! Тот и на том свете не успокоится, покуда не словлю Кляпа, — погрустнел Привидение.

— Недолго ему кайфовать, — откликнулся Берендей.

— Одно не могу усечь. Я четко уловил шаги одного. Откуда же второй — Кляп взялся? Почему я его не слыхал? — удивлялся Привидение.

— Хозяин всегда впереди себя пса посылает. Чтоб на случай засыпки самому выжить. Свою дорогу всяк выверяет по-своему. И я так делал. Но ему не иначе, как Удав такое давно присоветовал. Так оно вернее. Пса можно найти, сфаловать. Свою жизнь без него уберечь труднее. Да и для надежи лучше, — объяснял Берендей.

— Я не про сявку. Я про шаги. Как я Кляпа не усек?

— А как ты мог его засечь, если в дело путный фартовый никогда громыхалки не наденет. Это для пацанов, шестерок. Настоящий фартовый на дело в мягкой обувке из натуральной кожи «шевро» пойдет. Ее не слыхать. И следа почти не оставляет. Так — пятна и все. Лягавые да и прокураторы слепок с такой размазни не возьмут. А с жесткой — как два пальца обоссать. Тут же изобразят… И размер, и особенности приметят. Узнают, в какую степь косолапишь, на какую ногу хромаешь, и даже рост вычислят, проклятые…

Привидение, вздохнув, глянул на свои пропыленные, потрескавшиеся полуботинки. Их оп не снимал давно. А пора бы. И впрямь, громыхали они так, что только теперь Привидение понял, от чего его жизнь столько раз едва не оборвалась.

— Куда же теперь его черт потащит? Прокунда треклятая! Считай, меж пальцев просклизнул. Пушкой у самого уха бухнул. А глянул, и ни хрена не увидел. Как провалился, стерва! — ругался Привидение.

— Теперь умотает из Охи.

— На какие шаньки? Мотать с пустой мошной?

— Так он с Тунгора. Что-то снял там?

— Этим только карман запылил. Я думаю, вернется он к коряге, — говорил Привидение.

— Судьбу свою два раза только дурак испытывает. Кляпа ты таким не назовешь. Этот не попрется. Смекнет, что мы и общак накрыли, и Боксера его ожмурили. Зачем же переть туда, где навара нет, — не соглашался Берендей.

— Фартовые! А как со мной? — решился подать голос Гнида, трусивший сзади.

Берендей остановился. Привидение рукой махнул остальным:

— Погоди,

— Кент, а и верно. Ведь ухлопать фрайера этот беспрсдельщик помог. Вовремя вякнул, — подал голос Берендей.

— И общак засветил. Полным. Дал опередить Кляпа, — спешил набить себе цену Гнида.

Скинув с плеч мешок, Привидение сел на пень. За ним кенты, решив отдохнуть, растянулись на траве.

Берендей, положив пиджак, набитый по карманам и за подкладкой доверху пачками купюр, оседлал его.

— Послушай, кент, — впервые обратился Привидение к Гниде, как к равному: — Что ты — без «малины»? Гнида да и только. Любой лягавый тебя в шоры возьмет. Ну что ты — в отколе? Фрайер? Будешь тянуть резину до конца, греметь пятаками, выгадывать, что купить, махорку иль пиво? А хазу где сыщешь? Без нее тебя мусора загребут на первой лее лавке. Жаль мне тебя. А потому — беру! Хоть ты и Гнида. Еще не вошь, но в фартовые годишься. Кликуху тебе дадим путевую. Шустряк, к примеру, — подсказывал Привидению его могучий интеллект.

— Не надо. Послужил я вам. Отпустите, Сам хочу. Уж как сладится, так и будет. Не гож я в «малине». Страху во мне много, помирать боюсь. Я пристроюсь куда-то втихаря. Много ли Гниде надо? — лопотал беспределыцик.

— Да пусть отвалит, — надоело Берендею,

— С гниды вошь получается. А она, стерва, кусать умеет без разбору. И фартовых, — не соглашался Привидение.

— Я отработал вам свое, — канючил Гнида.

Привидение смотрел на него, усмехаясь:

— Заметано. Отваливай. Ну, а чтоб не клял нас, возьми на первый случай, — протянул Гниде несколько пачек червонцев и внимательно наблюдал за беспределыциком.

Тот не торопился взять. Не веря в услышанное, твердил:

— У меня ксивы заготовлены давно. Я с ними — куда хочу.

— Хватит трандеть. Бери и смывайся. Но помни, засыплешься — забудь про нас. А заложишь — вытяну хоть из-под земли и утворю, как с Удавом. Усек?

— Усек, — сгреб Гнида купюры за пазуху.

— Дура! Так фрайера деньги прячут. Глянь, как пузо топорщится. В клифт положи. В подклад. То тебе напослед. И постарайся не попадаться нам на глаза, — предупредил Привидение.

Гнида переминался с ноги на ногу. Не знал, как уйти.

— Чего топчешься, как усравшись? Отваливай! — отвернулся Привидение, впервые в жизни отпускавший по доброй воле в откол фрайера.

Не хотелось. Но что делать? Держать его силой? Вон Кляп держал, а он его и заложил при первом удобном случае. И не

просто заложил, а и общак высветил… Не вспомнил, что из рук Кляпа жрал и пил. Вот так с любым, коль под припугиванием держать станешь. Да и на что битого бить? Пусть дышит. «Пусть свою удачу ищет сам», — решил Привидение.

— Без хвоста отпускаешь? — удивился один из кентов, глядя вслед уходящему Гниде.

— На что он нам?

— На хозяина может вывести.

— Он Кляпа пуще смерти боится. Тот его заприметил. Да и как иначе мы взяли бы общак без Гниды? Коли свидятся, Кляп этого фрайера пришьет враз. А нам зачем лишний грех? Да и Кляп, чтоб отделаться от Гниды, стал бы нас пасти. Из страха. Теперь же впрямь смоется, — неискренне рассмеялся Привидение, добавив: — Он на шкуре Гниды все зло выместит. За провал на нем оторвется.

— Да как он его встретит? — удивился Берендей.

— Гниду он искать не станет. Тот сам выплывет, как говно из проруби. Не веришь? А зря! Я когда башли ему отдавал, усек, что он не поторопился их брать. Канителился. Хотя ломаться вроде бы без проку. Ведь мы ему его долю дали из общака. А коли в откол собрался, купюры нужны дозарезу. Он же, гад, скорей смыться спешил. О деньгах не ботал. А как дышать стал бы? Значит, имеет заначник, курва облезлая. Либо от «малины» спер, либо еще общак имеется. Иначе о деньгах ботал бы враз, а уж потом — об отколе. Я таких паскуд насквозь вижу, — убеждал всех Привидение.

— Так тот общак Кляп накрыть постарается раньше Гниды, — рассмеялся один из кентов.

— Верно, — согласился Берендей.

— Пусть и делят его промеж собой, — ответил Привидение.

— Так если бы хвост за Гнидой повесить — мы на Кляпа выйдем. Там и пришьем, — спохватился Берендей.

— О том и я соображал, кент. Но теперь Гнида не настропалится к общаку. Светает. Дождется ночи.

— Так где ждать он ее будет? — не выдержал один из фартовых.

— Я его спутал. Купюрами. С ними он осторожным будет. Теперь в каком-нибудь ларьке отоварится. И непременно похиляет в горсад. Нажрется. И за кустами станет ночь караулить. Деваться ему некуда.

— Так купюры крапленые. Это ж те, какие все мусора ищут, — всполошился Берендей.

— Вот-вот. Он это не хуже нас помнит. Потому в магазин не попрет. Где-нибудь на окраине. Там мы его всегда надыбаем, если надо.

— Понятно… И угораздило тебя Боксера уложить, — высказал Берендей запоздалый упрек.

— Я, как и ты, в сраку умен, — оправдывался Привидение.

— Кстати, кент, ты ботнул, что Дядю твои грохнули.

— Ну, да. Было такое.

— Живой он. В больнице с Дамочкой лежал. «Маслина» в плечо угодила.

Привидение смотрел на Берендея ошарашенно. Вскочил суматошно:

— Чего ж язык в жопе прятал? Кляп на него нынче выйдет. Другого хода нет. Шустрей шевелитесь, фартовые! Мне Дядя нужней мошны. Этого прозевать грех.

Берендей ничего не понимал. Ведь Дядя вряд ли мог кентоваться с Кляпом. Они никогда не тянули срок в одной зоне, не были в одной «малине». Этим он поделился с Привидением. Но тот, отмахнувшись, бросил второпях:

— Забыл нумизмата? Его Кляп вместе с Дядей грабанул. И колоться Дядя не хотел. Кляп — не фрайер. Он за спиной Дяди такое отколет, что тебе во сне не привидится. А потому — шустри теперь…

Глава девятая ЖАДНОСТЬ ФРАЙЕРА ГУБИТ…

Гнида сам себе завидовал. Едва стихли за спиной голоса фартовых, беспределыцик боком юркнул в тайгу. Затих. А ну, как хвост прицепил Привидение? Уж теперь он вовсе ни к чему.

«Столько вытерпеть, рисковать шкурой и ходить после всего на крючке? Нет, от хвоста надо избавиться сразу. Пусть не считают его фартовые за пацана. Он и сам сотню Привидений проведет.

Да и как умен, ведь вот Удава пережил, Шило — и тот теперь в жмурах. Нет и Боксера. Сами друг дружку жрут. Нет, мне с такими не фартит. Меж тех законных один закон: кто слаб — сдохни. А я хоть и Гнида, да жрать хочу. Без «малин» и законных. А то нашлись хозяева! А кто такие? Змеюшник сплошной! Все ворюги отпетые. Мразь! А туда ж! Кто законный, кто фрайер! Вам ли ботать, сволочи! Чтоб вы все пережмурились! Чтоб век в Кишкинке[16] доживали! Чтоб вы водкой отравились! Чтоб вам бабы не годились! Чтоб вас нынче мусора накрыли», — желал Гнида всем фартовым без разбору. Но молча, тихо, словно похлопал себя ниже пупка перед Привидением, по руку в брюках держал крепко.

Из-за косматой кочки ему хорошо было видно каждую прогалину в тайге. Нет, никто не шел за ним по пятам. Никого не прицепил к нему Привидение.

«Вот верста коломенская, побрезговал он мной. Мол, кому нужна Гнида. Да если б не я, ты этот общак и во сне не увидел бы! Хоть ты и Привидение, а столько купюр не имел. Наш хоть и Кляп, а тебя не дурней. Хрен ты его взял! Только и смотришь, кого пришить. Да еще со мной базарил, отпускать иль нет. Да если б не я, Боксер из тебя отбивную нарисовал бы. Нет бы по-человечьи со мной. Ведь вон сколько добра за одну ночь сделал. Так еще изгалялся, гад! Даже хвост не повесил! Побрезговал. Гнида — не кент! Гнида — западло! Ну и хрен с вами! Видал бы я вас жмурами!» — сплюнул Гнида и побежал к Охе мелкими перебежками от куста к кусту, на всякий случай. А может, по привычке…

Гнида хорошо помнил, что за деньги были в общаке. И зная их подмоченную репутацию, заторопился на базар. Набрав у торговок всякой жратвы, разменяв не меньше семи червонцев крапленых, Гнида по привычке повернул к кирпичному заводу, но вовремя вернулся.

Попив ряженки прямо у прилавка, Гнида напряженно думал, где скоротать ему время до ночи незаметнее, чтоб и мусорам на глаза не засветиться, и фартовые бы не нашли.

Конечно, проще всего в горсад, но именно там в любое время дня и ночи законные и сявки, пацаны и шныри. И Гнида, пораскинув мозгами, пошел на нефтепромысел, за город. Туда, где сосут нефть из земли качалки. Уж сюда никто не забредет даже по случайности. Только рабочий люд ходит в эту сторону. А уж мусорам там и вовсе делать нечего. «Высплюсь там у качалки. А ночью…» — Гнида даже вспотевшие ладони почесал. Уже свой час он не упустит.

Выбрав самую удаленную от глаз качалку, направился к ней, таща за собой, как на поводу, авоську, набитую харчами.

Столько дней не жравши, он боялся остаться без еды. Да и предстоящее заставляло подумать о силах.

Силы… Да где их взять, если две ночи не сомкнул глаз, если не раз за столь короткое и одновременно долгое время мог лишиться жизни этот совсем неприметный, с более чем скромной кликухой беспределыцик.

Он не без труда дотащился до выбранной им качалки, заметив зеленый пятачок травы, рухнул на него. И через минуту спал мертвецки, забыв обо всех передрягах последних двух дней.

Спал и Привидение, густо похрапывая, отфыркиваясь, ворочаясь.

Не удается ему спать ночами. Что и говорить, жизнь фартовых— сплошная третья смена, только за особые условия берут они свой навар сами, сколько повезет, как сами признают. Расплачиваться за это приходится дорого.

Привидение уже навестил Дядю, условился встретиться с ним к вечеру. И, отняв у Григория покой, спал теперь за двоих.

Спал и Берендей на Сезонке, натешившись с чувихами вдоволь. Дал выход пережитому. Заснул опустошенный, без страха, без сожалений, сытый и пьяный, как и положено фартовому после удачной ночи…

Едва над головой Привидения кукушка прокричала четыре часа, главарь поспешно встал. И засобирался к Дяде.

Григорий Смелов встретил его неприветливо. Предупредил, что временем не располагает. Но смутить этим Привидение било невозможно.

— У меня к тебе всего лишь просьба.

— Иди-ка ты с ней к едреной матери. Я после одной твоей просьбы в больнице валялся. Теперь на дух не знаю твоих просьб, — ощетинился Дядя.

Привидение — словно не слышал:

— К тебе сегодня либо завтра нагрянет Кляп. Фаловать к себе станет. В кенты. Он один теперь. Всю банду мы подчистую убрали. А он смыться сумел.

— А я при чем? Да хоть вы все пережмуритесь, мне какое дело?

— Не гоношись, кент. Он таким, как ты, жизни укоротил, а сам дышит. Пора накрыть его. И только ты сможешь помочь нам. Ему больше прыгать некуда. На тебя у него весь расчет.

— Скину падлу с лестницы и все тут. Сами разборки чините. Я вам не кент!

— Возьми должок, — понял Привидение, что иначе Дядю не уломать.

Дядя, глянув на пачки денег, спросил:

— Кляпов общак? Крапленый?

— Он самый.

— Возьми себе. На сухари сгодится. Мне такие не надо.

— Разборчивый стал. Иль забогател? — удивился Привидение.

— С мое помучайся, тогда поймешь.

— Поможешь Кляпа накрыть?

— Нет. Никому нынче не помогаю, — уперся Дядя.

— А мы с Берендеи на тебя рассчитывали.

— Ты с Берендеем в деле?

— Оно — как общак — одно на всех, — подтвердил Привидение.

— Давай на кухню отваливай. Потолкуем, — пропустил Дядя фартового в квартиру.

Рассказав Григорию обо всем, что случилось за эти две ночи, Привидение попросил:

— Помоги. Теперь ты все знаешь.

— Я ж с больницы сбежал. Отпросился в баню. Через час возвращаться надо.

— Сначала помоги. Побудь на хазе пару дней, — просил Привидение, и Григорий, хоть и с неохотой, но согласился.

— В дело он тебя фаловать сразу не будет. Ему теперь «малину» надо сколотить. Быть может, имеет еще один общак. Я тебе уже ботал про то. Вот его он, думаю, захочет пристроить понадежней. У тебя. Или по твоему совету. Ну и не забудь про Гниду. Скользкий фрайер. Ну, а чтоб не рисковать тебе, в твоем дворе пацан будет кружиться. Вон тот — вихрастый, светлый. Видишь, сюда, на нас смотрит. Он, как только мы понадобимся, мигом ко мне примчит. Кенты и я — на стреме. А ты, едва Кляп к тебе, выйди на балкон, покурить. Спичку вниз кинешь. Это и будет сигналом.

— А если под утро нарисуется? Не станет же твой пацан тут все время кружить, — засомневался Дядя.

— У него брат есть. Копия этого. Чуть меньше ростом. Погодки они. Заменит, чуть что. Я им стольник дал, — пояснил Привидение.

— Если во дворе мне с ним ботать доведется?

— Повернись лицом к пацану. Закури, Спичку — на землю. Усек?

— Берендей с тобой будет?

— Конечно.

— Не крапленые с собой имеешь? — спросил Дядя.

— Имею.

— Гони. Все, что есть. Дарма не помогаю.

Привидение выгреб из кармана все. Дядя посчитал:

— Жидко, кент.

— За мной не пропадет. Отдам.

— Не тяни резину. Я долги помню, — посуровел Дядя.

— Кто старое вспомнит, тому…

— Деньги возвращают, — стоял на своем Григорий.

А вскоре вернулась с базара Аннушка. Увидев Григория дома, обрадовалась.

— Соскучился я по тебе. Смылся от костоправов. Не смейся, что, как пацан, к тебе прибежал. Родная моя. Как хорошо, что ты у меня появилась. Жизнь мне вернула. Спасибо тебе.

Анна редко слышала от Дяди доброе слово. О своих чувствах он никогда ей не говорил. То ли присматривался к ней, то ли слов таких не знает, думалось женщине. И теперь, услышав целый поток, словно переполнивший сердце и прорвавшийся наружу, Анна оторопела от внезапного счастья.

— Гриша, а я чего уж не передумала. Все казалось, что приду домой, а ты ушел, насовсем. Думала, скучно тебе со мной. Отдохнешь и уедешь, забудешь навсегда. Ну что я? Таких много!

— Одна ты у меня, Аннушка. Как солнышко, как жизнь.

— Ой, откуда это? — увидела на столе кучку денег.

Смятые, пропахшие табаком и чужим потом. Они, как сморщенная морда побитого кента, топорщились на середине стола.

— А, это? На лечение получил, — отмахнулся Дядя.

— И сколько ж тут?

— Жидко оплатили. Обещались донести.

— Забудь о них, Гриша, родной, умоляю. Не надо прошлого.

— Без прошлого, значит, лучше? — отстранил Григорий Анну. Помрачнел.

«Стыдится моей ксивы. Как мужика — признает, но сегодняшнего. Вчерашнего уже не надо», — он молча качнул головой. Анна растерянно смотрела па него:

— Гриш, давай уедем отсюда.

— Никуда я не поеду, Анна. Ни с тобой, ни сам по себе. От кого и чего хочешь можно уйти и уехать, но не от прошлого. Это — как от себя самого. Или — от собственной тени. А такое мне не дано.

Дядя сидит у окна па кухне. Вихрастый мальчишка смотрит на него со двора…

Аркадий Яровой, встретившись с Дядей в больнице, многим поделился с Григорием, не меньше и узнал.

Он рассказал, что ни Боксер, ни Кляп не сумели приехать в Тунгор. При виде наряда милиции сдали нервы у беспредельщиков. И выскочив из вахтовой машины на ходу, ринулись в тайгу.

Милиция долго преследовала обоих. Но те хорошо знали местность. Пришлось отпустить собаку, чтоб придержала беглецов. Овчарка нагнала. Но ее пристрелили. Местность была взята в кольцо. Но ночью беспределыцики сумели выйти из пего прежде, чем милиционерам прислали нескольких служебных собак.

Опознанные и неопознанные трупы в окрестностях Охи находили каждый день. Кто они — эти люди? За что убиты и кем?

По каждому случаю заводилось новое уголовное дело. Но убийства не удавалось раскрыть.

Все эти убийства горожане относили за счет банды Привидения. Слухи переполнили город. И все упреки относились к милиции и прокуратуре, не сумевшим навести порядок в городе и окрестностях.

Узнав от врача, что Дядя отпросился из больницы на пару часов, а сам не вернулся в палату до ночи, Яровой, забыв об осторожности, заспешил к дому Григория.

Стояла ночь. Аркадий не глянул на часы. Не до того. Быстрее. Что случилось с Дядей? Может, снова Привидение опередил, либо опять Кляп наведался?

Издалека увидел освещенное окно квартиры. Не спит. А быть может, горе не дает спать?

Аркадий взбежал по лестнице. На его резкий звонок дверь открыла Анна.

— Хозяин? К нему приятель пришел. Они ушли вместе. Нет, ничего не сказал, когда придет.

— Приятеля вы видели? Он заходил в квартиру? — торопил Яровой.

— Темно было. Не разглядела. Он мальчишку со двора прислал.

— Какой он ростом, тот, кто звал?

— Среднего. Ниже Гриши.

— Они говорили о чем-нибудь?

— Нет. Гриша выглянул и сразу пошел к нему.

— Во сколько тот пришел?

— С полчаса назад, — начала беспокоиться женщина.

— В чем ушел Григорий?

Анна подробно ответила.

Яровой, поблагодарив ее на ходу, помчался вниз, понимая, что нужно срочно поднимать оперативников. Но где сейчас Дядя?

Собака взяла след от дома и потащила оперативников на Сезонку. Прямо к чувихам.

— Ой, лягавеиькие, да вы прямо строем к нам. А песик зачем? Давайте, располагайтесь в нашей хазе. Ух и пирушку закатим теперь громкую!

— Где Дядя? — спросил Яровой кудлатую, самую трезвую из чувих, еще умевшую отличить милиционеров от овчарки.

— Дядя? Да что ты, тут дядей нет. Тут чуваки. И только клевые. Вот тетю можем тебе выделить. Хочешь? — расстегнула кофту на груди.

— Покажи-ка мне чуваков своих!

— Да ты что? Пугать наших гостей решил? Да ты со своим полком любого импотентом от страха оставишь. Не пущу!

— Слушай ты! А ну! — отодвинул чувиху оперативник и освободил проход Яровому.

Но нигде в Доме Дяди не было. Чувиха, обиженная на группу, ничего не хотела говорить. Но когда ей предложили пройти в милицию, сказала, что к ним на Сезонку сегодня пришел чувак. Дал стольник и попросил одного из кентов, а кого — она не помнит, сходить по адресу и отнести записку. Что и было исполнено с точностью. После этого чувак положил на стол червонец и, не потискав ни одну из чувих, незаметно слинял.

— Как выглядел?

— Обычно, как все чуваки. Ночью с таким холодно не станет.

— Во что одет?

— Мы смотрим, что под барахлом и в карманах. Остальное нам без разницы.

— О чем он написал в записке, вы читали?

— Я не лягавый. И кент — тоже. Ему заплатили за доставку. За чтение — ничего не дали. А мы даром не работаем.

— Понятно. Ладно. Идите к себе, — отпустил Яровой чувиху.

— Так ты нам хоть одного лягавого оставь для коллекции, — хохотала успокоившаяся девка.

Дальше след собака не взяла. Покрутившись на Сезонке несколько минут, оперативники ушли по домам. А Яровой, потерпев фиаско, шел в прокуратуру.

Куда мог пойти Дядя? Кто его вызвал на Сезонку столь простым, но непредвиденным способом? На это мог ответить Григорий. Но где его теперь искать?

Яровой и сам не знал, как пришел в горсад. Может, потому, что давно не слышал музыки.

А саксофон на танцплощадке лихо исполнял соло в мелодии «Вишневый сад». Жизнелюбивая, всегда юная музыка о чужой молодости, чьей-то любви. Как странно вязалась она с нынешней ситуацией…

Ведь кто-то оборвет вот эту песню в чьей-то душе. Отнимет с жизнью.

Аркадий шел по тенистой аллее.

— Стой! Куда разогнался, тихушник? — перед Яровым громадной тенью вырос Привидение: — Линяй! Смывайся, говорю тебе!

— С чего бы это? Может, сбавишь свой наглый тон?

— С кентами нарисовался? Иль сам? — смотрел во тьму аллеи Привидение.

— Не ищи. Один пришел.

— Это ладно. Но послушай, все — потом. Сегодня тебе здесь нельзя быть. Засветишься и нам сорвешь кайф. Линяй!

Аркадий сделал шаг, чтоб обойти Привидение. Но резкая, внезапная боль помутила сознание. Падая на аллею, он услышал, как сквозь сон.

— Падла, его нельзя было трогать!

Как он оказался в своем кабинете, Аркадий не знал. Ему рассказали, что кто-то позвонил на службу. Приехала машина. Около Ярового — ни души. Все тихо. Хотели в больницу отвезти, но по дороге Аркадий стал приходить в себя. Вот и привезли на работу, чтоб домашних не беспокоить.

Яровой посмотрел на время — пятый час утра. Вернулся ли Григорий? Нет его в больнице. И домой не пришел. Где же он?

Вспомнил встречу в горсаду. Каждое слово восстановил. Значит, именно там что-то вчера случилось. Но оперативники, обшарившие горсад вдоль и поперек, доложили, что ночь прошла без происшествий.

Это сообщение не успокоило.

Из памяти не выходил Привидение. Аркадий был уверен, что исчезновение Дяди впрямую связано с главарем городской банды. Уж, конечно, неспроста пристопорили они его на аллее. Именно там, в ее тиши что-то случилось. И уж не на влюбленных, не на беспечную молодежь вышел охотиться этот махровый вор. Тут был крупный банк, раз собственной персоной объявился. Но кого наметили, Кляпа? С чего бы ему в горсад идти? Староват для такого места. Хотя… Ну ведь не сходка ж там была. Кто ж из них сумасшедший?

Аркадий решил разгадать этот ребус простым и верным методом исключения.

Дамочка — не в счет, в горсаду его не было. Дядю вызвал мужик среднего роста. Значит, не Привидение. Но Дядя знал зовущего. Но Привидение приходил сам. А тот, кто звал Дядю, сам не хотел засветиться во дворе. Почему? На Сезонке был. Хотя кто там не был? Да и проститутка назвала его не кентом, а чуваком. Значит, а они знают своих, среди городских фартовых она его не видела. А потому и назвала его так. Выходит, что Дядю вызвал Кляп.

Тот же Берендей сам бы к Дяде пришел. Они знают друг друга и не враждуют.

Странно все получается. Если Кляп, то как о нем узнал Привидение? Но Привидению и Кляпу Дяда нужен живым. «Малины» из-за него грызутся. Но где же Григорий? Неужели сгорел меж двух огней?

Сколько ни размышлял Яровой, но ускорить развязку или

помешать ей он не мог. Нужно было ждать развития событий. А ждать всем и всегда нелегко и непросто…

Вот и Гнида, проснувшийся далеко за полдень, подкрепился из авоськи. И оглядевшись по сторонам, решил дождаться темноты именно здесь, где никто не мешал ему отдохнуть.

Но… Что это? Кто там развалился у соседней качалки? Гнида даже задрожал, узнав. Кляп… Конечно, он. Надо смываться поскорее, пока тот не проснулся. Какое счастье, что именно он, Гнида, проснулся раньше. Не то лежал бы с «маслиной» или пером в боку.

Гнида схватил авоську и задом уполз с промысла.

«Кто ж из нас раньше туда приволокся? Неужели он? Как же я его не приметил? А Кляп? Уж он увидел бы… Вот я его не смог ожмурить. А почему? А если бы проснулся? Он же всегда чуял беду. Кляп меня живьем из шкуры вытряхнул бы. Знаю я его, паскуду. Да и попробуй, пришей его, если никогда никого не жмурил! А тут — самого Кляпа! Хотя в зле я хуже зверя. Вот только при Кляпе эта злость куда-то девается…».

Гнида, выспавшийся, сытый, пошел напрямик к городу. Он поглазел на витрины магазинов и, не торопясь, направился к кладбищу.

Там, прикинувшись скорбящим, сидел над полу провалившейся могилой. Проходившие мимо люди даже внимания па Гниду не обратили.

Да и что и нем было особого? Сидел мужичонка, крошил хлеб на могилку птицам. Глаза кепкой тер. Но едва ушла с кладбища последняя старушка, Гнида моментально откинул землю с могилы. Приподнял доску. И вытащил два деревянных чемодана, обшитых брезентом.

Гнида тащил их, надрываясь. Нет, совсем унести трудно. Но перепрятать нужно скорее и надежнее. Но только не на погосте. Попадешься на глаза кому — считай, пропал. Сразу засветишься. С кладбища никто еще не уносил ничего. Принесенное сюда остается здесь навечно.

Гнида тянул чемодан ближе к ограде. Там — дыра. За нею метрах в ста — свалка. Через нее напрямик — город. В нем есть такси. И уж тогда руки развязаны.

Гнида остановился отдохнуть. Руки занемели. А до ограды еще так далеко! Больше половины пути. Нет, отдыхать нельзя. Но и нести тяжко. Словно не общак, а целый погост жмуров набил в майданы Кляп. А может, это все беды тут вместились. «Ничего, тяжело нести — зато дышать легко будет», — размышлял Гнида и подбадривал себя:

— Подумаешь, беды! И чего это я рассопливился? Разве сам мало стерпел? Удав сколько, из меня крови попил, а шило под пером всю ночь мурыжил. Привидение измывался. Да я этот общак каждым клочком шкуры отработал. Мой он! И никому его не отдам. Умру, но не отдам! Хотя зачем же сдыхать с таким наваром! Теперь только дышать! Уж с такими деньгами мне сам Привидение не кент! А Кляп — просто мразь. Шпана. Тут у меня большие тыщи. Я за них всю жизнь водку водкой запивать стану. И не протрезвею до старости. Эх и жизнь у меня настанет, всем фартовым на зависть! То-то будут знать, как Гниду обижать! И у меня есть имечко. И не только по имени, а с отчеством ко мне обращаться будут теперь. Все! И эти, падлюки фартовые! А то брезговали мне глоток вина дать. Да подавитесь вы им теперь. Я хоть и Гнида, а умней всех вас, законных. И не кенты вы мне теперь.

Подхватил чемоданы беспределыцик и засеменил, перебирая косолапо, через могилы прямиком, сокращая путь.

Едва Гнида допер свою ношу к ограде, как услышал над собой:

— Везет блядям! Опять что-то надыбал.

Беспределыцик, глянув вперед, увидел протянутую к чемоданам руку Привидения.

— Не трожь! Мое! — упал на ношу, выскользнувшую из-под живота легкой пушинкой.

Гнида вспорол землю носом. Взвыл от усталости и обиды.

Второй чемодан уплыл из-под руки так же легко.

Привидение был не так-то прост. Вернувшись в Оху, велел пацапьей ораве присмотреть за мужиком в заметной магаданской кепке, на которой имелось одно существенное отличие от прочих — круглые, пришитые намертво ушки. Второй такой кепки во всей Охе ни у кого не было.

По ней пацаны и приметили Гниду на кладбище. И хотя Привидение думал, что беспределыциков накроет обоих сразу, понял: придет Кляп на погост. А уж отсюда — прямиком к Дяде, купить фартового, сфаловать деньгами.

Привидение лишь предполагал, но с большой долей уверенности. Узнав о появлении Гниды на кладбище, сказал Берендею:

— Гнида поторопился. Ну а Кляп за общаком, если он имеете#, в нахрап не попрет. Он не я — пробиваться буром. Все выверит. Вот только кенты ему хреновые попались, не пофартило с ними фрайеру. Знать бы, взял он с Тунгора навар или нет? Если нет, то другого пути, как на погост, у него нет. Но если имеет башли, к Дяде нарисуется.

Обдумывал свое и Берендей. Ситуация не новая. И все ж каждый из нее постарался бы выкрутиться по-своему. Он сам, к примеру, поначалу узнал бы о кентах. Пришел бы на Сезон

ку, к чувихам. Упоил бы до свинячьего визга кентов Дамочки, те сами по кайфу разболтали бы все, что знают. Прослышав, что фрайеров накрыли, ночью забрал бы общак. Отправил бы его в Южный и сам — следом. Выбравшись из Охи, помахал бы ручкой местным кентам и навсегда слинял с Сахалина.

Но это он, Берендей. У Кляпа, конечно, свои планы и намерения. И все же погоста ему не миновать.

— Поднимайся, падлюка! Чего гундосишь, тварь негодная. На моем месте сшибаешь навары, да еще и дань давать не хочешь? Иль тебе показать, что за это бывает с фрайером? Где ты видел, чтоб вор у вора мошну увел? Лижи копыта, мерзавец! И говори спасибо, что своими катушками отсюда мотаешь. Иначе вобью к жмуру под бок живьем. Там и слюнявься, зараза! — пнул Гниду Привидение ботинком в бок. Тот вскочил.

— Иди могилу поправь. Чтоб все в прежнем виде, как нетронутое, было! Валяй шустрее! — подтолкнул фартовый.

Гнида торопливо заложил на место доску, закидал могилу землей. Разровнял, разгладил. И, не оглядываясь на Привидение, хотел слинять в другую сторону. Но его тут же пристопорили.

— Шалишь, гад!

Гнида дрожал мелкой непреходящей дрожыо. Все кончено. Рухнули мечты и планы. Ни одной надежды не осталось. Все отнял Привидение со своими фартовыми. Никогда еще Гниде не было так страшно.

Ну кто он без денег? Кому нужен, куда подастся? Все его пинают. Всех он заложил. Никто теперь не пощадит…

— Двигай сюда, лярва облезлая, — указал Привидение под куст. — Ложись, сучий выродок. Вздумаешь смотаться, угроблю тут же. Усек? И не дыши. Лежи тихо, — оставив возле Гниды плешивого кента, ушел куда-то вместе с Берендеем.

— Все же надо было к нему хвост прицепить, — высказал запоздалое сожаление Берендей. — Ведь, может, он уже виделся с Кляпом и тот его послал за общаком. Может, он здесь, неподалеку, и мы снова спугнем фрайера?

— Ты кент, не кипешись. Именно потому хвоста не дал, чтоб не спугнуть Кляпа. Ведь он, гад, мог не слинять, а остаться на шухере до конца, чтоб знать, чем все кончится. Если так, увидев Гниду отпущенного и без хвоста, он усек бы, что только эта паскуда заложил общак. В плату за шкуру. И, конечно, пришил бы его сам. За сучыда. Какой дурак, а Кляп не из таких, чтоб после такого кипежа послать его за вторым общаком? Зная, что Гнида заложит, не сморгнув? А значит, не виделись они. Иначе этот паскудник не пакостил бы на погосте.

И еще Кляп не хуже нас с тобой помнит о его кепке. По ней

любой пацан Гниду сыщет. Он — как фонарь. Но того не сообразил сам. И Кляп на него не выйдет. Если и встретятся, то «маслины» Гниде не миновать.

— Но ведь у Кляпа нет выбора: кентов лишился. Может, заставил последнюю службу сослужить. Принести общак в другое место.

— Не столь трудно это и самому сделать, в потемках. Слишком велик риск доверять последнее такому засранцу, как Гнида.

— Зачем ты его пристопорил теперь?

— Нельзя его отпускать. Этому фрайеру уже терять нечего. Вот сейчас может Кляпа предупредить о нас. Тогда жди всего. Петух на Сезонке был просто местью, не за общак, за побитое мурло. А пятерых кентов Дамочки не стало.

— Да, за фрайеров и общак, будь его воля, накрутил бы нам этот беспределыцик, — согласился Берендей. И тихо присел на бетонную плиту, отделяющую свалку от погоста.

Берендей велел своим кентам подойти ближе к могиле, где был общак, укрыться за оградами, кустами.

Предупредил: если с Кляпом будет Дядя, даже по случайности не задеть его.

— Пасите Гниду, он один знает Кляпа в мурло, — наказал Берендей кентам.

На кладбище всегда темнеет раньше, чем где бы то ни было. Печально шелестит листва над крестами и памятниками, одинаково заботливо укрывает ночь ухоженные и забытые могилы. Для нее все покойники равны. По всем одинаково скорбит плачущая звездами бледноликая лупа.

Она не высвечивает имен, выбитых в камне, не смотрит на лица мертвых портретов.

У покойников нет лица, нет имени. Есть маленький клочок земли и память. Но и та не о каждом. Не по всем льют слезы живущие. Случается, что память умирает раньше человека. А по могилам ходят люди без оглядки. Да и чего бояться: покойник не встанет, не обругает, не прогонит, не постоит за себя. Ему безразличны слезы и память живущих. Он отмучился, отстрадал свое. Его ничто не тревожит и не. волнует теперь. К чему фальшивые слова сожалений об утрате-потере? Их не слышат мертвые. Им давно не больно, им никого не жаль. Чужие и родные — все одинаковы. Ибо все когда-то окажутся на погосте. Навсегда умолкнут. Заснут. И забудут о земных заботах и суете.

Говорят, что все мертвецы одинаковы и похожи один на другого, как близкие родственники. Это правда. Ведь Создатель посылает на землю одинаково красивых детей. Может, потому и в кончине все похожи друг на друга.

На погосте нельзя шуметь и говорить в полный голос, чтобы не тревожить сон и души усопших. Преклони колени перед прахом. Кем бы он ни был в жизни, теперь он — вечность.

Помяни добрым словом ушедшего. Ибо каждая жизнь и судьба прошла свои муки и испытания. Прости мертвого врага, ибо ушедший не ответчик за дела земные. Он ушел, а значит, уступил и достоин прощения.

На погосте нельзя сквернословить. Так принято издавна. У могилы говорят доброе. А коли нет в сердце добра — молчи. Потому что судят мертвеца лишь законченные негодяи и трусы.

Врожденный страх перед кладбищем знаком и фартовым. Не суеверный он. И отчаянные лихие воры даже в самом глубоком угаре никогда не матерятся у могил, не приходят на погост пьяными, не ходят по могилам, никогда не забывают снять шапку и склонить голову перед прахом. Есть у них своя этика; а вдруг здесь, в земле, спит фартовый. Пусть ему будет спокойно…

Никогда не считают фартовые деньги на кладбище. По глубокому убеждению. Посчитал — значит, последние они в жизни.

Уважающий себя вор в законе не мародерствует, не вытаскивает у покойников золотые коронки и зубы, не снимает украшений с мертвецов. Не грабит похоронную процессию. Это — удел щипачей.

Кладбище — единственное место, примиряющее фартовых с фраерами, грабителей с ограбленными, убийц — с убитыми.

Потому, затихнув в укромных углах, молчали фартовые, прикусив языки.

Впервые за всю жизнь им приходилось свести последние счеты с врагом на погосте. Так распорядилась фортуна. А фартовым не хотелось более терять кентов. Зачем им уходить из жизни раньше времени? И так вон сколько могил поприбавилось! Там кенты… Не сами по себе ушли. За их смерть отомстить надо. Кровыо за кровь. А уж потом помянуть всех усопших. Таков обычай фартовых.

Шепталась листва на деревьях. Громадные тени деревьев пролегли по кладбищенским дорожкам. Лишь в конце кладбища звал голубку дикий голубь, да хор кузнечиков стрекотал.

Привидение замер у ограды длинным серым бревном. Неподалеку от пего, завесившись кустом можжевельника, прикинулся муравьиной кучен Берендей. Даже припоздавший ворон поверил, присел на голову фартового. Тот не пошевельнулся, а птица, заорав от удивления, полетела, крича: мол, главаря обгадила и ничего, жива!

Время шло к полуночи, когда еле приметная легкая тень скользнула через кладбищенскую ограду, прижалась к столбу,

огляделась и, махнув кому-то рукой в темноту, юркнула в заросли рябинника.

Через ограду полезла громоздкая лохматая тень Дяди.

— Верняк, говорю тебе! Не дрейфи! Шустри, тут рукой подать! — говорил первый.

— Не люблю погостов. Мое дело сейфы. А это — мародерам. Зачем меня сфаловал? — оглядывался Дядя.

— Тише! Хлебало заткни. Не место ботать. Давай сюда. Майдан примешь, — звал Кляп.

Привидение ждал, когда он начнет поднимать доску и наблюдал за беспредельщиком через решетку ограды.

Дядя шел вразвалку, не торопясь. Кляп торопил его.

Едва беспределыцик откинул землю, Берендей вылез из кустов, присел на корточки Привидение. Готовые к прыжку, замерли кенты.

Кляп ухватил доску, сдвинул ее и в это время тишину вспорол предсмертный крик:

— Гнида! За что?

— Смывайся, хозяин! Хана здесь! — услышали фартовые надтреснутый голос Гниды.

Кляп выстрелил, не целясь. В темноту.

— Бо-ольно, — упал Гнида простреленным мешком.

Привидение, перемахнув через ограду, мчался наперерез беспределыцику. Берендей прыжками догонял убегающего. Кенты, что гончие, обходили с боков.

Кляп метнулся в дальний угол погоста, скатился в распадок, заросший кустами п бурьяном. Дальше — тайга. Продолжать погоню было бесполезно и небезопасно.

Привидение, обхватив руками голову, шел, шатаясь, пьяной тенью. Берендей проклинал свою уступчивость, молча ругал Привидение последними словами.

Лишь выйдя за ограду, увидели, как жестоко убил Гнида сторожившего его кента, вспоров ему живот. У того не только защититься, даже подняться не было сил. Только на крик их и хватило.

— Ишь, «маслина» насквозь прошла, — указал Привидение на Гниду.

— Иди ты… Не надо было его оставлять здесь.

Положив мертвых в кучу, задвинув доску и закидав ее землей, фартовые только теперь приметили, что рядом с ними нет Дяди. Не было его и во время погони. Исчез, будто привиделся, приснился. Но и с Кляпом он не убегал.

Лишь кенты, дежурившие на стреме у выхода, сказали, что заметили Дядю вскоре после выстрела. Он мчался к свалке, напролом. Оттуда — ближе всего к городу.

Чувихи на танцплощадке враз узнали милиционеров, переодетых в штатское. Они не раз шмонали Сезонку и никогда не появлялись случайно.

Девки, привычные в любой ситуации снимать пенки, подходили к милиционерам, как к старым знакомым:

— Кого зашухарить хочешь? Не меня ли случайно? Пошли, прошвырнемся в аллейку. Замылим, а?

Милиционеры делали вид, что не слышат, не знают чувих. И тогда те, задетые за живое, шли буром:

— На какую курочку зенки вставил? Да она не лучше меня, не мечтай. И у нее не с золотыми краями. Пошли! Чего топчешься! Иль уламывать хочешь? Ты меня уломай! Я с червонцем и без уговоров согласная…

Чувихи отвлекали на себя милиционеров не без умысла. Надо дать фартовым свое провернуть. Ведь только из-за них может собраться в горсаду столько мусоров сразу. Видать, большое дело проворачивают кенты. Будет пир на Сезонке! Вот только бы не сорвали фарт лягавые. И старались чувихи вовсю, изображали на крашеных мордах такую страсть, какую оперативникам уже никогда не доведется увидеть. Чувихи сгорали от нетерпения и желания. А сколько любви вспыхивало в их глазах и улыбках! Устоять и не поверить было мудрено.

Оперативники уходили, снопа появлялись. Но вдруг исчезли нес сразу. Чувихи испугались.

— Что-то стряслось… Кенты засыпались…

— Стой! Руки за спину! — потребовал один из «штатских», как только Привидение и Берендей поравнялись с ним.

Это оперативники, дежурившие здесь, привлеченные звуком выстрела, устроили засаду.

Покажи ксиву с санкцией прокурора, потом командуй, — нашелся Берендей.

— Быстро в машину! — потребовал оперативник.

— Отвали! — не сморгнул глазом Привидение.

— Обыскать и этих и кладбище! — послышалось повелительное.

Фартовые стояли молча. Яровой, стоявший поодаль, в тени, внимательно наблюдал за каждым. Но ни тени страха, беспокойства не промелькнуло ни на одном лице.

— Кто стрелял?

Привидение, сложив губы в морщинистый узелок, вдруг так щелкнул, что оперативники отпрянули. Выстрел, да и только. А фартовый, ощерившись, попер буром:

— Ежели у вас на меня дело заведено, повестку шлите. По месту прописки. Иль с курьером. Посветлу. А ночью чего поморите? Погост — не банк, когда хочу, тогда и нарисуюсь.

И вы мне не сторожа тут. Прав у вас нет меня повязать.

Вернувшиеся вскоре оперативники сказали, что ничего подозрительного на кладбище не обнаружено.

Милиция проклинала свою затею и новую неудачу. Но ведь так все были уверены, что сегодня, именно здесь, что-то случится. И снова обманулись.

Привидение опять уходил. Сухим из воды. Но не может же он со своей бандой гулять без дела по кладбищу. Но нет улик. Нет следов. И даже обыск ничего не дал: ни огнестрельного, ни холодного оружия у воров не оказалось. И их пришлось отпустить — не было законного повода для задержания. Не говоря уже об аресте. Одних подозрений и даже уверенности для этого недостаточно.

Убедившись, что слежки нет, Привидение привел Берендея на запасную, как он сказал, хазу.

— С чего он засветил нас? — не понимал или не хотел признать свой провал Привидение.

— Ты о Гниде? Очко сыграло. Зенки имел. Видел, что было с беспредельщиками. А тут — Кляп. Последний кент. И Кляп дышать давал. А ты все отнял, Да и чего ждать от тебя? Вот и сдал псих. Надеялся смыться под шумок и приклеиться к Кляпу по новой. Для того кента пришил. В залог верности Кляпу. И если б Кляп не ожмурил, смылся бы Гнида. К хозяину. Теперь на пару они нас пасли бы. Забыл ты, что жадность фрайера губит…

— Оплошал я, кент. Вишь, как выкрутилось. Кто ж мог такое высчитать, что сявка фартовых заложит? Да еще так по-гнилому.

— Беспонтово теперь о нем ботать. Давай подумаем, обмозгуем, как все ж накрыть Кляпа.

— В том нам нынче лишь Дядя в помощь. Но сфалуем ли его теперь? — сомневался Привидение.

— Кляп уже понял, что могилу мы обчистили. Туда он ни ногой. А как и на чем теперь заловим?

— Он с пустой мошной сидеть не станет. Видать, на Тунгоре ему ничего не оборвалось, если сразу на погост выкатился. Будет приглядывать банк, где обломить можно хороший навар.

— Трепло ты, кент! Ни хрена не станет он искать на свою жопу новых приключений. Чую, что на нас он постарается свой куш сорвать. Вернуть все любой ценой.

— Ты что, охренел? Да ему что, шкура своя тесна стала иль спешит место на погосте занять, чтоб фрайера не опередили? Ну и отмочил, кент! Ты вот лучше обмозгуй, как свою долю общака Кляпа в Южный перекинешь. Тут же два майдана. Битком. Мои фартовые еле доперли. Хорошо, что не протянули резину с этим. И легавых на себя отвлекли. Покуда они нас с тобой шмонали да базлали[17] — кенты определились.

— Гнида как увидел, что чемоданы уплывают, так и вздумал нас заложить. Оставь мы их, может, того и не случилось бы, — вздохнул Берендей.

— Как знать…

— Чего там знать? Нельзя ж вот так со шкурой сдирать. Я так у себя не работаю. Ни хлеба, ни жизни не оставляешь, потому и сыплешься! Кентов теряешь! Много хватаешь, а взамен — ни черта. Оттого не идут к тебе в «малину». И не пойдут. Кенты тебе верить должны. Понял? Я вот, знаешь, слышал притчу об одном мудреце. Многое он народу дал. Учил людей уму-разуму, наставлял. А когда совсем состарился — умер. Стали его поминать. И говорит один человек: мол, неважно, куда попадет мудрец — в рай или в ад, но когда придет смерть, он пойдет за ним вслед…

Привидение сник.

— Вот я и спрашиваю, твои кенты пойдут за тобой куда угодно?

Привидение сел у окна, признался, не кривя душой:

— Не за мной, за наваром пойдут. Как и твои кенты. И у Кляпа с фартовой было.

— В дело с кентамн идешь, а их слушать не хочешь. Только и твой калган то без дыры и ржавчины. Тоже протекает. Вон ты с Боксером поторопился. Много чего он знал. Погодить бы с ним.

— Теперь сгрызешь. Да только знай, усеки, на мой зов, в мою «малину» придут кенты. Новые, молодые. У всех моя хватка н чутье. А если и сыпемся — не закладываем своих. И половину своей доли от куша нынешнего «зелени» раздам, пусть живет, пока на воле… Да фалуй хоть как, если к этому деньгу и дашь, никто за тобой не попрет. Мы вот с тобой ботаем, мол, мы фартовые, а как и все — пузом живем, в общем-то.

Когда они улеглись спать, в окно забарабанил дождь. Крупные его капли стучали по стеклу, будто милиция нетерпеливыми пальцами.

Дождь гудел по крыше тугими струями. Шуршал за стенами проливными ручьями.

— Успели, — с облегчением вздыхал Привидение, радуясь во не, что дождь смоет псе следы.

«Где ж теперь Кляп? Без хазы в такую погоду загнется фрайер. Нынче жмурам позавидует. У них хоть какая-то крыша над головой», — думал Берендей.

…Аркадий, едва проснувшись, решил сходить на кладбище. В темноте оперативники могли что-то не увидеть. Не поверилось в то, что Привидение изобразил выстрел. Да и с чего бы ему избрать местом прогулок погост? Да еще в паре с Берендеем.

Яровой, миновав горсад, вошел на кладбище через центральный ход.

Дождь развез грязь, размыл дорожки. На них теперь блестели лужи. И Аркадию то и дело приходилось перешагивать их, обходить, перепрыгивать. Как разрослось это кладбище за последние годы! Увеличилось, шагнуло через ложбину на соседнюю сопку, перемахнув ее макушку— покатилось вниз. Когда-то на той сопке росли громадные подосиновики, ими от дождя, как зонтом, можно было укрываться. А маслята водили хороводы целыми полянами.

Лупастые ромашки росли у ног сопки, а там — в распадке — в теплую погоду распускались крупные, в кулак величиной, цветы шиповника. Нежный тонкий аромат шел от них.

Но чьи-то злые руки выкорчевали, выдрали шиповник, отняв радость у горожан.

Ничем его не заменили. И заглох, заржавел ручей, звонкими колокольчиками звеневший в распадке. Заплесневела его холодная прозрачная глубина. Охрип и пропал голос воды.

Хотели на той сопке разбить парк с клумбами, аллеями, эстрадной площадкой. Мечтали люди соорудить качели.

Но появилась там первая могила. Она и поставила крест на мечте…

Аркадий шел вдоль ограды. Всматривался в кусты, деревья. Дождь смыл следы. Словно никогда не ступала здесь нога человека. Лишь проснувшиеся птицы пробуют свои застуженные голоса.

Яровой усмехнулся, приметив кривую рябинку. Здесь, под нею, провел он однажды холодную ноябрьскую ночь. Но дождался и задержал матерого контрабандиста. Тот скупал у нечистых на руку старателей якутские алмазы и искусно прятал их под кору бревен, грузившихся на иностранные суда. Лес тогда шел на экспорт не ошкуренным. По особым меткам узнавали эти бревна приемщики… А на счету скромного сортировщика рос, как на дрожжах, вклад в одном из банков Юго-Восточной Азии. В твердой валюте. Здесь, в одной из могил своего давно умершего родственника держал тот тип тайник свой. Так удобно было, обкапывая могилу лопатой, припрятать в ней очередную, привезенную из длительного северного отпуска партию прозрачного богатства… Отсюда он увозил в порт, где работал, по несколько штук алмазов. Боялся попасться с большим количеством. На себя рябинка эта приняла первую же пулю, защитив Аркадия.

Яровой остановился. Стряхнув воспоминания, поднял находку. Где он видел эту странную кепку? Уши пришиты наглухо. Машинкой. У охинцев таких нет. И в продаже здесь не появлялись никогда подобные. Аркадий внимательно рассматривал кепку.

Кожаный ободок истерт. Козырек обтрепан.

— У кого я видел ее? — силился вспомнить Яровой.

То, что такие кепки — серые, в мелкую клетку, носили в Магадане, он вспомнил сразу. Но это значит — кто-то оттуда появился здесь. Обычно такой покрой предпочитали бывшие зэки. Такие кепки годились на любую погоду и время года. Защищали от ветра и дождя, от комаров и снега.

Эта провалялась тут всю ночь. Насквозь промокла. Хотя хозяин любил ее и носил, не снимая, судя по всему. Вон как выгорела на солнце макушка и внешняя сторона козырька. Неужели, так дорожа, выкинул без сожаления? Но почему именно здесь, на кладбище?

Ведь не ехал сюда человек из Магадана только для того, чтобы здесь выбросить кепку?

Яровой рассматривал серый замусоленный подклад.

Да, хозяина опрятным не назовешь. За собою не следил. Редко мыл голову. В шве козырька, защищенном дермантином, перхоть забилась.

«Лысый черт. Оттого и облысел, что мыться не любил», — подумал Аркадий, тщетно отыскивая хоть один волос. Не один, несколько их, сыскал он в затылочном шве.

Серые, истонченные, они впились в материал, слились с цветом кепки.

«Такие волосы бывают у тех, кто много времени не был на солнце и на воздухе. Такие волосы бывают у зэка. Тонкие, как паутина, они не защищают голову от дождей и холодов. Странно, почему ее хозяин оказался за оградой кладбища? Значит, не из похоронной процессии. Но что он тут делал? Кепка целая. Нигде не порвана. Ни одного трупа здесь не находили. Последние трупы найдены далеко от кладбища. А тут — кепка?

Но странно, опять это седьмое чувство подсказывает: неспроста кепчонка эта здесь, неспроста…»

Аркадий всматривался: ни следов крови, ни вытоптанной землн. Хотя в кустах сохранился размытый громадный след ботинка. Не так уж далеко от кепки. Но размер кепки свидетельствует о вероятности небольшого роста ее владельца. Что мог делать этот, в кустах? Может, прятался. Ждал. Не хозяина ли кепки?

Аркадий вглядывался в каждую травинку. Вот на одной брызги крови, их не смыл дождь. Листья с внутренней стороны сплошь в красных каплях. Даже побуреть не успели.

Яровой взял кепку и тихо пошел по дорожке.

Странно. Здесь уже три года не хоронят покойных. А земля на могиле свежая. Ни травинки не проросло. С песком вперемешку. А песок лишь неделю назад завезли сюда. Об этом в райисполкоме недавно разговор шел. Жаловались люди, что после дождя по дорожкам — не пройти. Глина, грязь…

Здесь, в этой могиле, похоронен старый почтальон. Никого из родни у него не осталось в Охе. Дети — на материке. Жена на сопке похоронена. Еще недавно видел, когда погибшего пограничника хоронили, что провалилась могилка. А теперь засыпана. Правда, небрежно, не заботливыми — чужими руками. И будто выше стала она. Да и верх неровный. Горбатый какой-то. Земля накидана комьями, наспех. Словно спьяну, либо сослепу кто-то могилу подправлял.

«Надо проверить, открыть могилу. Что-то очень изменилась она, — обошел Яровой неровный горбатый холмик со всех сторон. — Здесь воры побывали вчера, — крепла уверенность. — Возможно, и подкинули к почтальону соседа…»

Вернувшись к себе в кабинет, позвонил прокурору.

Решено было проверить версию. И, чтобы не привлекать внимания, раскопать могилу на следующий день ранним утром, когда все жители города еще спали.

Два трупа, закопанные в могиле, еще не успели покрыться темными пятнами, характерными для тех, кто похоронен давно. Без гробов. В спешке. В одежде обоих документов не оказалось. Установили по спецкартотеке. Там в фас и профиль — фотографии отбывавших наказание по приговору суда.

Установить убийц. Найти и обезвредить! Эти предписания уже в которой раз были объявлены приказами в милиции и прокуратуре.

А Берендей сказал кентам:

— Жадность фрайера губит. Кляп без общака из Охи не уйдет.

Глава десятая УКРАДЕННАЯ ТЕНЬ

Привидение решил срочно подыскать подходящее жилье для себя и кентов. Ветхий деревянный домишко женщины-геолога не внушал больше доверия главарю. Опасался, что подпустит

Кляп красного петуха в отместку за отнятый общак. И не станет ни денег, ни жизни.

К тому же место нужно выбрать поудаленнее, понадежнее. Чтоб и спать и гулять там, не привлекая ничьего внимания.

Привидение уже к вечеру нашел такой дом. На самой окраине на Дамире.[18] И незаметно обосновался там всей «малиной».

У Привидения было свое незыблемое правило: где живешь — гам не срешь. И он всегда его придерживался. И отныне на Дамир не ступала нога Дамочкиных кентов, на откуп которым была отдана Фебралитка.

Для понта соседям хозяином дома подставили старого кента, доживающего свой век. Все остальные — его сыновья, которых и мельком никто не успевал рассмотреть.

Старый кент даже мечтать не мог о таком доме. Проспавший всю жизнь на железных шконках, теперь он ночевал в кладовке на тюфяке под ватным одеялом, оставшимся от Прежних хозяев, спустивших дом за полцены и уехавших доживать свой век на материк. Они в один день переоформили дом на старика, подмазав, уговорив, упросив кого надо.

Старик теперь не раз вспоминал их добрым словом за оставленный уют и тепло.

Привидение радовался тому, что все подходы к дому были — как на ладони, со всех четырех сторон. В просторных комнатах хватало места. Была и маленькая, укромная, словно специально устроенная для разговоров с глазу на глаз.

Кирпичные стены, черепичная крыша, — все здесь было прочно. Вот только от чего-то в последнее время стала поскуливать душа Привидения. Такое начиналось у него перед большой бедой.

По откуда ей взяться? Ведь и лягавые не ходят в хвосте, и дела ему следчие не могут приклеить. И для Кляпа недоступен стал. И деньги — мешками! Чего не хватает? Дыши! Так нет, скулит проклятая, как пес над жмуром.

Сколько дней прошло, а страх внутри все холодит. И Кляп— словно сквозь землю провалился! — не объявляется нигде. Тишь п благодать. Пей да жри! Копи силушку.

Но Привидение знает — после каждого штиля бывает буря. Она за каждый день затишья тройную плату сорвет, с процентами взыщет за всякий миг отдыха.

Привидение уже знал, как сфаловался Дядя на половину общака. Как Кляп жаловался медвежатнику на неверных кентов, так и не узнавших, что единственного из уцелевших, Гниду, убьет своими руками.

Но после стычки на погосте не навещал Дядю Кляп. И в городе стало тихо. Прекратились разбои и на периферии, словно никогда не водилось в Охе фартовых.

Даже Сезонка перестала пугать прохожих. Пила и пела, пропивая Дамочкин куш, полученный из рук Берендея.

Успокаивал, заливал сосущий страх и Привидение. Пил с кентами, Берендеем. Пил много, но хмель не брал его.

Кляп… Суеверный, липкий страх охватывал Привидение от этой клички. Он ждал с ним встречи и боялся ее.

И только Берендей был спокоен. Внешне — никаких признаков тревоги. Вот только по ночам, втай от Привидения, курил у окна на кухне одну папиросу за другой. Тяжелые думы одолевали его. Он уже успел на неделю смотаться в Южный, пополнил общак. Поладил с еще недавно бузившими кентами. Вернулся один…

Первый гром, как легкое предупреждение фартовым, прогремел над Сезонкой.

Дамочку, еще способного держаться на ногах и отправившегося в магазин за водкой, внезапно кто-то схватил в темноте за горло. И, приставив нож, потребовал:

— Где Привидение окопался? Говори, падла!

Дамочка вмиг протрезвел. И по старой привычке педераста, которому мужское недорого, сунул коленом в мошонку резко, неожиданно.

Нападавший взвыл. Ухватившись за срамное, прижался к забору и прошептал:

— Попомнишь ты у меня этот денек.

Колька, неожиданно для себя, оборзев, подскочил, въехал в челюсть грозившему Тот полоснул наотмашь ножом, но не достал отскочившего Дамочку. Тот свистнул в два пальца, сзывая кентов.

Незнакомец, услышав топот многих ног, растворился в темноте.

Привидение не подал виду, что воспринял случившееся всерьез, но стал осмотрительнее в потемках. Уже не оставался в комнате один.

Берендей, услышав о нападении на Дамочку, хмыкнул недоверчиво:

— Померещилось спьяну. Уж если выйдет Кляп — то на Дядю. Дамочка — щипач, кому нужен?

Дядя молчал. Но если бы он рассказал, Берендею стало бы не по себе.

Уже через пару дней после бегства с кладбища пришел к

нему Кляп прямо домой, когда жена на дежурство ушла. Попросил:

— Нарисуй Привидение. Свидеться мне с ним надо.

— Не кентуюсь с ним. Не знаю, где живет, — отмазывался медвежатник.

— Так засвети мне его. Ждать не могу. И не буду.

— Кой понт мне его искать? Чтоб старое ворошить? Да и как найду?

— Твоя печаль! Чую, ты меня ему заложил на погосте.

— Слушай, ты, падла, я стукачом ни у кого не был. Мое дело тебе известное. Грозить иль паскудить станешь, размажу!

— Видали мы и таких. Но смотри. Ты меня уже знаешь. Второй раз не говорю. Сам в жмуры полезешь.

Григорий тогда лишь рассмеялся:

— Слыхал я в лагере от старых зэков: тень человека — всегда при нем, как жизнь. А коль пропала тень — так и при ярком солнце бывает — жди скорой смертушки. А моя тень еще вол какая — на всю стену. Меня, фартового, «на понял» взять хочешь! Я ж не пацан!

— Смейся. Может, в последний раз. И помни, что я сказал… Дважды повторять не стану.

А на другой день у Дамочки, прямо из комнаты, пропали двадцать пять тысяч. Около койки, где под матрацем лежали завернутые в полотенце деньги — Дядина зажигалка, вроде случайно обронена. Ее не только Дамочка, все кенты знали. еще бы! Из червонного золота был корпус отлит. И как ни бедствовал Дядя — не соглашался продать ее. Берег — как память о беспутной молодости своей…

Колька, прибежавший к Григорию, орал не своим голосом.

Дядя открыл ему свой разговор с Кляпом. Дамочка чуть не плакал от горя. Но решил смириться. Особо когда Дядя дал ему из своих три куска. Щипачи с Сезонки не заподозрили Дядю в краже. Слишком велик был его авторитет среди воров.

После случившегося с самим Дамочкой, тот окончательно поверил Дяде. А Кляп, понимая, что Григорий уже не откроет ему дверь, залез на чердак и оттуда — по крыше — прямо на палкой к Дяде.

Тот вначале оторопел.

— Не ждал кента? Вот и зря, — словно ничего не произошло, улыбался беспределыцик. — Мне терять теперь нечего. Не ты меня интересуешь, Привидение. Найти его должен мне ты. Кентуешься иль нет — не моя печаль.

Слушай сюда! Ты был в зонах. Знаешь, что делают с теми, кто закладывает фартового? Я не сука, не стукач, даже пуду знать — не скажу — а за подлость твою…

— Хазу ты его знаешь, — прервал Кляп Дядю, — а потому скажешь адресок, — вырвал финач из рукава.

Дядя запустил в Кляпа бутылкой с морсом, из которой только что пил. Кляп успел пригнуться и полоснул ножом по руке. Едва Григорий зажал руку, Кляп рысью кинулся на него.

Дядя навалился всей тяжестью своего тела на Кляпа, подмял под себя, вдавил в пол. И вжимая колено снизу в челюсть Кляпа так, что запрокинутое лицо беспределыцика перекосила боль, вырвал нож. Не обращая внимания на кровь, залившую руку, ударил кулаком в зубы, выбив их сразу несколько.

— Сброшу тебя, падлу, с балкона. Пусть мусора найдут мешок из шкуры твоей с костями. Уж лучше в зону, чем видеть такую мразь перед собой. Давно тебя ожмурить пора. Как твоих кентов. Никого тебе, паскуде, не оставили. И тебя следом за ними я сам отправлю.

— Не духарись. Я тебе нужен, — еле прошепелявил Кляп.

Дядя отпустил челюсть гостя:

— На кой хрен? Отвечай.

— Привидение тебя за откол все равно пришьет. В покое не оставит. У него в «малине» кентов поубавилось. Не сфалуешься — ожмурит. Ты сам знаешь про то. А дашь мне его адресок— дыши спокойно. Никто и знать не будет. Тебе ж лафа. От врага избавишься.

В это время в дверь позвонили. Дядя оглянулся.

— Молчи. Не открывай. Нет тебя. Смылся, — шептал Кляп.

Звонок повторился. Дядя, отпустив Кляпа, указал ему на балкон. Тот отрицательно покачал головой. Прижал палец к губам:

— Заглохни.

Чьи-то торопливые шаги бежали вниз. Дядя осторожно выглянул. Почтальон. Когда Григорий приоткрыл дверь, в прихожую влетела повестка из прокуратуры.

— Началось, — екнуло внутри.

Кляп прочел из-за плеча. Ухмыльнулся.

— Срывайся, кент. Со мной. Покуда салазки не подкатили к подъезду. Тогда уж поздно будет. Вместе с Привидением рассчитаемся. И прощай, Сахалин, навсегда! А? — предложил уверенно, вытирая носовым платком запекшийся в крови рот.

— Давай, отваливай. Не до тебя мне теперь, — ушел Дядя на кухню, не оглянувшись.

— Часу на раздумье хватит? Иль нет? Так вот: я жду тебя… — назвал недавний адрес Привидения Кляп. — Общак на две доли, если вернем, как обещал, — исчез за дверью Кляп.

Дядя, наскоро перевязав руку, закоулками и дворами пошел, но не в прокуратуру. Вдруг Кляп проследит. Дойти не даст,

из-за угла пырнет, за свою шкуру дрожит, чтоб не заложил ее Дядя. А вот на новое место работы к жене, в контору, где она сторожем по ночам дежурила, — в самый раз. Может, попрощаться зашел — такое Кляпу не опасно. Но там, в конторе, телефон есть. Можно Яровому позвонить, посоветоваться, продолжать контакт с Кляпом либо нет?

Яровой оказался на месте, когда Дядя набрал нужный номер. Выслушав, сказал коротко:

— Кляпу не нужны ни ты, ни Привидение, ни его банда. Его интересует только общак. А точнее — один из чемоданов. В нем — валюта. И чтобы ее заполучить — он пойдет на все. Решай сам, будешь ли помогать нам. Но будь осторожен.

…Кляп уже поджидал Дядю в опустевшем доме.

— Молодец, фартовый, не побежал по повестке меня закладывать. Тем жизнь себе сберег. Значит, решился со мной кентоваться?

— Выходит, да. С бабой своей уже попрощался. Сказал — на материк надо ехать. Чтоб не искала меня в милиции, не совалась за розыском. Деньжат оставил, — слукавил Дядя.

— Хорошо, старый! Не темнишь? Буду и я с тобой честен. Половина того, что Привидение на погосте взял — для него, что сено для собаки. Не знает, курвин сын, что с настоящими деньгами делать. Пытался па рубли обменять у фарцовщиков, через подставных фрайеров — их всех сразу чекисты замели. Теперь раскрутка идет и, чую, вот-вот Привидение накроется. Надо опередить. Мне — сено, — подморгнул Кляп, ощерив щербатый рот в улыбке, — а тебе просто башли. Но не за так. Старик ты еще могутный — вон как меня отделал. Поможешь мне Привидение и кентов его угрохать.

— А как думаешь управиться со всеми враз? — изумился неподдельно Дядя.

— Перестреляю мудаков. Привидение оставлю на время, покалечив малость. Чтоб общак вернул. Главное — внезапно чтоб. А пушкой я владею получше, чем ножом. Обоймы на всех хватит, — снова подмигнул Кляп и уставился на Дядю выжидающе.

— Что от меня требуется? — изобразил покорность Дядя.

— Адресок. И войдешь к Привидению первым. Тебе когда откроют — тут и я нарисуюсь.

— Попытаюсь узнать кой у кого, где нынче Привидение хазу свою держит. Но раньше, чем к завтрашнему вечеру, не получится, — Дядя похвалил себя мысленно: как ловко стемнил, чтобы время выиграть.

— Вот и ладно, — осклабился Кляп. — На том же месте завтра вечером буду ждать тебя. Ну, скажем, часиков в восемь. Идет?

— Лады, — согласился Дядя.

Перед тем как расстаться, Кляп сказал, будто себе самому:

— Все ваши воровские законы — это туфта. Дерьмо не может пахнуть романтикой. Нет у фартового выбора предела и хозяина. Нет и не может быть честных воров. Есть — деньги. Они — всё. Они — наша собачья жизнь. За них мы запродали судьбы. За них не имеем семью. За них сдыхаем в лагерях и тюрягах, дрожим при виде мусоров. За них льем кровь и сеем жмура. За них нет покоя ни минуты. За них отказались мы от матерей. Что в сравнении с этим кенты? Они, как портки: кто надел, тот и хозяин. Ты, старый хрен, отколовшись, не можешь дышать без фарта. Собакой сдох бы с Привидением. Но он и в могиле не подвинется, чтоб хоть там лежалось тебе спокойно. Он купил тебя как барахло, которое с годами изнашивается. Помни, старье выбрасывают. Привидение — не лучше других в этом. Вот только как он от тебя отделается, если не я его пришью, это уж твоя забота…

Дядя открыл рот, чтобы ответить, но Кляп уже исчез в проеме двери. Нет, он не пошел к дорожке, ведущей на улицу. Скользнул тенью вдоль стены и легким ветром исчез во дворах, в гуще старых построек и сараев.

Дядя, не торопясь, выкурил папиросу, положил окурок в забытую морскую ракушку, пошел из пустого дома.

Запрыгнув в проходивший автобус, Григорий хотел слезть у своего дома, но задумался, вспомнив слова Кляпа; пропустил остановку и поехал дальше.

На конечной остановке было так темно, что Дядя не узнал Ярового, подошедшего вплотную.

— Как? — спросил тот тихо. Дядя, кивнув слегка, позвал за собой по дороге к глинопорошковому заводу, куда не сворачивали фартовые, где никто не мог бы подслушать и увидеть их вдвоем.

Григорий рассказал все. Впервые поделившись с Аркадием своими сомнениями, страхом за кентов, Аннушку.

— Чую нутром: Кляп никого не оставит вживе из тех, кто видел его мурло. Анка за то лишь беду познает, что меня приняла. Вот это ее горе. Хоть Привидение, хоть Кляп, случись со мной, ее пришьют. Ты ее защити от них, — просил Дядя.

— Не тревожься, Григорий. Я, как вы говорите, на стреме. А по нашему — начеку…

Дядя шел к Привидению сам. Нет, не станет он ждать завтрашней встречи с Кляпом. Она не сулит ничего хорошего. Надо предупредить, рассказать Привидению о разговоре с Кляпом.

Пусть не прольется кровь. Вон Яровой обещал, что все будет по закону. По справедливости.

На душе было скверно так, словно ночь опустилась не на глаза, а на сердце.

«Бог дал жизнь всякой твари — и правому, и виноватому. Так не Кляпу уж ее отнимать», — думал старик, сам себя торопя.

Он не смотрел по сторонам. Почти не видел дороги. Вот так же темно было на Колыме, когда он строил дорогу вместе с другими зэками. Ее звали Колымской трассой. Сколько раз умирали они, чтобы провести кому-то эту дорогу жизни…

Там — замерзало дыхание. Там — отказывали тело и разум. Там — леденела жизнь. Там выручала поддержка зэков. Фартовые и работяги не предали, не бросили, не забыли. Не деньги, их не было: жило и выжило сострадание. Оно бесплатное, как затяжка махоркой и глоток кипятка на обжигающем морозе. Был там чекист. Смешно, но срок у него был больше, чем у отпетого душегуба. Ох и измывалась над ним охрана! Случись свидеться на воле, тот чекист, может, заграбастал бы Дядю, забыв про все. А и он, Григорий, конечно, слинял бы от встречи. Но там Яшка был зэком. Как все. Недоедал. Но даже пайку хлеба свою умел разделить между фартовыми и работягами поровну. Без денег. Даром. Когда приметили, что слабеет мужик на глазах, бугор фартовых, не колеблясь, своими харчишками с ним делился. И тоже — даром. Яшку заставили выжить. Защитили от охраны и холодов. От обиды, кричавшей во сне скупыми слезами. Нет, чекист не стал фартовым. Он даже материться не умел. Его расстреляли за месяц до реабилитации. II тоже бесплатно…

И все ж, пока жил — не сломала его Колыма, не перекроила на свой лад зона. Над ним, случись на воле — звали б фрайером, никогда не смеялись и не подшучивали зэки. Он был со всеми, но сам по себе. До хрипоты спорил с бугром, чего не мог себе позволить ни один фартовый. И бугор никогда не посмел грозить либо тронуть Яшку пальцем. Он относился к нему, как к равному, и только чекист не признавал этого почетного для всех равенства. Он не просто работал, он вкалывал. Верил, что и его деле разберутся. И разборка случилась. Не фартовые… Они не знали, зачем чекиста среди ночи вызвали из барака. Припоздала реабилитация. Ее не дождался человек. Но почему-то в холодном бараке всегда по-теплому вспоминали Яшку, и до, и после реабилитации… У многих фартовых остался он п памяти занозой, робким лучом света. Погиб? Нет, жив. Мертвый среди живых, он продолжал пробивать трассу, спал н бараке; освобождаясь, выходил из зоны с каждым, кто знал

и помнил его. Он пережил свою смерть в памяти. Хотя ни за душой, ни в карманах не имел ни полушки…

Дядя уважал его. Не меньше, чем другие. И, как знать, останься тот в живых, быть может, иначе сложились бы судьбы многих зэков. Потому что ему — верили.

— А может, живет в Яровом тот Яшка, наш магаданский чекист? Ведь туда берут, как и в фартовые, особых мужиков. Отбирают строго. Может, и заменит мне впослед Аркадий то, что потеряли мы все тогда. Ведь он, Яшка, сломал что-то плохое в каждом. И многие, выйдя из лагеря, откололись от «малин». Эх-х, ему бы я поверил. Надежный был мужик, — вздыхал Дядя, подходя к дому Привидения.

— Стой, падла, нарисовался! Приперся пес на выручку к хозяину! Не жаль шкуры стало? Я так и знал, что темнуху мне лепил! — уперлось твердое в спину под левой лопаткой.

В доме горел свет. В большой комнате. Оттуда слышались голоса.

«Не должен вроде сейчас пальнуть — шороху наделает», — мелькнула у Дяди вспугнутая мысль.

— Хиляй, плесень! — подтолкнул Кляп Дядю к двери. Тот уперся в ступеньки крыльца: — Хиляй, паскуда! Не то шкуру продырявлю. Стучись, чтоб тебе открыли, — потребовал Кляп.

Григорий взошел на крыльцо, но у самой двери развернулся и, вспомнив прежние магаданские драки, рванул Кляпа на себя, ударил головой в лицо. Грохнул выстрел, горячая боль пронзила бок. Но Кляп уже падал навзничь с высокого крыльца. Дядя шагнул вперед, теряя сознание, упал, придавил Кляпа всей тяжестью слабеющего тела.

Дверь с треском распахнулась. Фартовые сворой накинулись. Одни уже перевязывали Дядю, отрезав ленту из его же рубахи. Другие беспредельщика втащили в дом.

Подвыпивший Привидение не сразу понял, кто перед ним.

— Кто фрайера на калган натянул? — сообразил, глянув на лицо всмятку.

Тут внесли Дядю. Заботливо на диван уложили. Водой в лицо брызгать стали. И Дядя пришел в себя.

— Кляп… Хотел, падла, меня в наводчики сфаловать… Сам вызнал хазу твою. Меня около дома на гоп-стоп взял. А я — на калган натянул его, — еле шевелил губами Дядя.

Ему налили стакан водки, приподняв голову, поднесли к губам. Дядя выпил.

Привидение подошел, стал на колено перед ним:

— А я все думал, что ссучился ты, — сознался тихо,

— Предупредить тебя пришел, от этого…

— Вижу,

Кенты потирали загоревшиеся потом ладони, смотрели на Кляпа жадно, как на непочатую бутылку. И ждали команды.

Привидение и Берендей понимали их нетерпение. Но последние минуты стоит ли торопить? Ведь не сбежит, не исчезнет теперь. Линять некуда.

— Кайфуешь, гад? — вдруг услышали все голос Кляпа. Он смотрел на Привидение.

— А ты, падла, не кайфовал бы на моем месте?

— Ссышь без кентов дышать? Знаешь, если б я тебя накрыл, не так бы разделался. Не сворой. А как честный вор. Не вязал бы. Не пас со всех сторон.

— Захлопни пасть, падла! Ты не в законе. Честняга! Фартовый лишь с фартовым может на кулаке и на пере сойтись. Тебе той чести не видать, зараза! Ты кто? Говно беспредельное! Сколько кентов пришил? Теперь по закону просишься? — заходил Берендей вокруг Кляпа и, дрожа от нетерпеливой радости внезапной такой развязки, сказал: — Я от фартовых Южного судить тебя приехал. Свой счет к тебе имею. За все и всех. Привидение один не будет тебя судить. Сход решит.

— Зови Дамочку!

— Вали за ним! Пусть сюда мигом летит! Мол, Привидение на сход кличет, Кляпа судить!

Беспределыцик задергался. Хотел сесть, но старый кент сунул ему ногой в лицо:

— Не трепыхайся, тварь!

Кляп проводил взглядом кента, кинувшегося в дверь за Дамочкой. Глаза его застыли в ужасе ожидания.

Главари «малин» готовились к сходке. Разборка должна быть короткой. Благо, что ее есть чем спрыснуть.

Кенты отволокли Кляпа к стене в большую комнату. Там соберутся все. Дядя, лежа на диване, думал о своем:

«Вот и опоздал, Аркаша. Прошил бы беспределыцик меня «маслиной» сквозь спину, едва ступили бы за порог. Едва бы дверь распахнулась. Нет брат, далеко тебе до Яшки. Хотя чему удивляться, тот магаданскую жилку имел. Знал нас, фартовых. Ты против него жидковат. И этого не смог пристопорить сам. А хвастался, что и на стреме, и начеку…»

— Берендей! Обмоем фарт! — предложил Привидение.

— После разборки, — отказался тот.

Привидение, молча согласившись, отодвинул бутылку. Вслушался в шаги за окном. Это вернулся кент, посланный за Дамочкой.

— Почему один? — удивился Привидение. И только теперь заметил перекошенное, бледное лицо кента.

— Что стряслось? — подошел Берендей,

Кент оглядывался по сторонам звериным взглядом.

— Где Кляп? — едва сдерживая крик, спросил срывающимся голосом.

— Здесь, — указал Привидение. Кент ринулся в комнату.

— Стой! — едва удержал его Привидение. — Сход решит! Куда торопишься?

— Дамочка не придет. Он жмур. Повесил его этот падла. Всего пером изрезал и повесил. И Фею… Как фартового. Она не вынесла. Назвала адрес. Теперь уж все. Одна Тонька жива. Не заметил ее в чулане этот выблядок. Она и сказала все.

— Чего ее не привел? — спросил Берендей.

— Свихнулась она. Рассказывает, а сама смеется. И волосы рвет с башки живьем. Кенты в комнате бухие спали. Закрылись. На них он время не стал тратить. Потому они ничего не видели и не знают.

Фея… До Привидения услышанное не сразу дошло. К ней он, едва увидел, не разрешал приближаться никому. Она была для него дороже всех «малин», фартовых и общаков, дороже свободы. Она одна удерживала его в этой жизни. Она одна знала его имя. Человечье, без кликух. Она была его первым и последним кушем, который ему подарила жизнь…

Привидение обвел глазами стены, кентов. Неужели он жив? Шагнул в соседнюю комнату. Как пусто и холодно в доме… Взгляд остановился на Кляпе. Дикий, блуждающий.

Это его обдало ее последнее дыхание. Это он последний держал в лапах ее, еще живую. Ее тело было теплым в его пальцах. Они отняли у нее жизнь. У пес? Нет, у него…

Привидение взял со стола финку. Спокойно подошел к Кляпу.

— Стой кент! Мои счеты не-меньше, подошел Берендей.

Привидение словно не узнавал кента. Не расслышал сказанного. Таким своего главаря еще никогда не видели фартовые.

— Руки вверх! — нараспашку отворилась дверь. На пороге, будто из-под земли, выросли оперативники. Впереди, забыв об осторожности и благоразумии, оказался Яровой.

Привидение узнал его. И словно спохватившись, рывком бросился на Кляпа. Из перерезанного горла беспредельщнка фонтаном брызнула кровь.

Аркадий одним прыжком оказался рядом. Но поздно… Привидение хорошо ощутил в последние минуты, что и его не обошла сердцем мать. Он ощутил его и не промахнулся… Он уходил из жизни с радостью, с облегчением. Он выиграл свою смерть на свободе. А жизнь? Она ушла. Да и была ль? Она лишь тень, которую украл сам. У себя.

Часть 2. БЕЛОЕ ЭХО

Глава первая САМОСУД

Берендей мотался головой над парашей… Его, фартового, хозяина малины, отправил «нюхать ландыши» бугор барака мужиков. Так называли воры всех, кто не принадлежал к их» касте.

Подвешенный за ноги к перекладине между нар, Берендей видел, как его, вора в законе, проигрывают в очко одуревшие от злобы зеки.

В Поронайскую зону строгого режима Берендей угодил за участие в самосуде над бандой Кляпа. Здесь он отбывал срок впервые.

Не раз в прежние ходки доводилось попадать ему в бараки работяг, но через неделю, а то и меньше, бугор зоны забирал его к фартовым, и Берендей жил в лагере так, как и подобало вору в законе. Он никогда не работал, держал за собой пару шнырей, достававших ему жратву любым путем.

Здесь, на пустом острове в устье реки Поронай лагерное начальство не шло ни на какие уступки ворам: их расселяли по бригадам работяг.

— Я его, падлу, заставлю вшей зубами бить! Ишь, паскуда, вздумал на чужом хрену в рай ездить! Работать он не хочет! А жрать за целую бригаду горазд. Здесь тебе не малина! Будешь вкалывать, как все. А нет — найдем, как тебя расписать, — донеслось до Берендея.

Говорили о нем. Фартовый задыхался от вони параши. Такого жестокого издевательства он не видывал в прежние отсидки. Даже закоренелых стукачей так не мучили — могли убить ссучившегося, но враз, по-мужски.

Берендея отчаянно тошнило. Перед глазами вспыхивали и лопались красные пузыри. А зэки будто нарочно все разом к

параше выстроились. Облепили ее, словно мухи. Один за другим нужду справляют. С грохотом и брызгами, с несносной вонью.

Толстый, как мешок с украденным барахлом, мужик и вовсе озверел, через минуту подскакивал к параше и выпускал под нос Берендею зловоние.

Фартовый сдерживался сколько мог. Но потом его словно прорвало, — заматерился грязно, по-черному.

Слышавших всякое зэков трудно было удивить. Но ругань Берендея даже их ошарашила. Раскрыли рты, а потом взорвались таким хохотом, от которого зарешеченные стекла звенькнули.

Берендея рвало с болью и криком. Он не мог перебороть отвращения к этим зэкам, с которыми ему пришлось пробыть под одной крышей совсем немного. Он понимал, что его повесили «нюхать ландыши» неспроста. Отсюда его снимут только жмуром. Когда задохнувшееся от вони нутро выплеснется в парашу вместе с кровью. Вступиться за фартового было некому. Да чего стоит жизнь зэка?!

Бугор барака, волосатый черный мужик по кличке Медведь, уже при первой встрече сказал, как отрезал:

— Два медведя в одной берлоге не живут. — И добавил — Я не фартовый, не кент тебе. Но я хозяин этого барака. И коль ты, а не я к тебе попал, то и дышать станешь, как я велю. Мне плевать на твои законы, будешь жить по моим. Усек? У нас все работают. И я — тоже. Не будешь работать-пеняй на себя.

Берендеи обозвал бугра прыщом на лягашьей заднице и на работу не пошел.

А на следующий день, договорившись заранее, зэки всем бараком подступили к нему.

— Чего выдрыгиваешься, урка? Сколько будешь сачковать? И мы должны за тебя твою норму делать? Конечно, с бревнами чертоломить — это не на парах бока отлеживать, а потому выбирай: либо отправим тебя «нюхать ландыши», либо выходишь на работу.

Берендей не поверил в услышанное, рассмеялся. И ответил уверенно:

— Хотел бы я глянуть на ту сявку, которая рискнет подойти ко мне. Иль дышать кто приморился?

Вот тут-то на него зэки и налетели сворой. Самого агрессивного Берендей на «калган натянул». Схватил за уши и ударом головы превратил орущее лицо в кровавую лепешку. Тощего жилистого верзилу пригнул за шею и — коленом в посыпавшиеся зубы. Фартовый пробивался к Медведю, отшвыривая и круша всех, кто оказался на пути.

Клацали челюсти и ломались переносицы: брань, стоны, грохот — все перемешалось в ком животной ярости.

— Ты у меня, лярва, не на одно, на оба яйца захромаешь, — схватил фартовый назойливого хромого зэка, тыкавшего его под ребро оторванной от нар скобой.

Резко рванув за ноги, хватил мужика об пол. Тот дернулся и затих. В эти минуту прыщавый плечистый коротышка двинул Берендея кулаком в висок. Фартовый покачнулся. Устояв, ударил прыщавого сцепленными кулаками по темени, подмял под себя и швырнул обмякшее тело под ноги Медведю.

— Я об такой навоз ноги не вытираю! — крикнул зло.

Удар по голове, внезапный, жестокий, зажег в глазах сполохи искр, которые тут же погасили сознание. Очнулся Берендей уже над парашей. Руки за спиной скручены тугим узлом, ноги накрепко подвязаны к перекладине. Во рту — солоноватый привкус собственной крови. Берендей сглатывал ее, чтобы подавить рвоту.

— Ставлю стольник за него! — вывалился из темноты тощий мужичонка.

— На кой хрен он тебе сдался, Харя? Свою норму покуда вытянешь, пупок сорвешь, а тут и за этого хмыря вламывать будешь. Да еще корми его. Иль деньга у тебя лишняя завелась? Нехай сдыхает. Он, паскуда, троих чуть не загробил, — отговаривали мужика игравшие в очко зэки. Ставкой была жизнь фартового.

Берендей помнил, что трое, из работяг, уже пытались отыграть его жизнь у бугра. Но не повезло. Он понимал, что эти трое не без риска для себя пожалели фартового. Вон как хмурился бугор, видя, что нашлись в его бараке сторонники вора. Обыграв, радовался. Желающих уже не было. И вдруг — Харя. Самый незаметный из зэков — конченный чифирист, и не побоялся бугра, не пожалел денег.

Трижды Харя снимал банк, но бугор вошел в азарт, не хотел уступать. Но и Харя на своем стоял. И когда за полночь на Медведе осталось лишь исподнее, срезал Харя веревки с ног Берендея, развязал ему руки. Фартовый был уже без сознания. Лишь к утру очнулся от мокроты на шее. Не открывая глаз выругался, подумав, что какая-то гнида решила испражниться на него. Но это Харя вливал в рот Берендея тепловатую, пахнувшую ржавчиной воду.

Услышав брань, Харя обрадовался:

— Слава Богу, жив!

— Сегодня ты его отыграл. А завтра? Твоя шкура его не прикроет. Рано радуешься, дурак. Я свой навар терять не стану. Мне выработка нужна. И не только мне, а каждому из нас.

Она — зачет! Раньше на свободу выйдем, по половинке! Сам про то знаешь! А он того не усек. Ему что тюрьма, что свобода. Разные мы с ним. А потому не склеилось. Я сам настырный. Но и это должно быть от ума! Не хочу, чтоб кто-то на моем горбу жир себе нагуливал. Потому зря ты старался, придурок, — свесился с верхней нары Медведь.

Но ни на следующий день, ни через неделю не вышел Берендей на работу. Зэки барака хмуро поглядывали на него. Но наброситься не решались. Молчал и Харя, вкалывающий теперь за двоих. Каждое утро и вечер он делил поровну с Берендеем тощую баланду и хлеб. Он не жаловался. Ничего не говорил

о себе, ни о чем не расспрашивал Берендея. Лишь однажды на работе поскользнулся на штабеле. Бревна из-под ног с грохотом полетели. Смяли мужика. Завалили заживо.

Узнав об этом от «шестерки», прибежавшей в барак, Берендей сорвался с ног. Вмиг примчался на погрузочную площадку, где задыхающийся старый кран пытался зацепить бревна, завалившие Харю.

Берендей стал осторожно раскатывать их по одному. Всадив два лома для торможения бревен, другие легко сдвигал кайлом.

Он не просил ничьей помощи. Машинально взял лом у Медведя, катил и притормаживал бревна.

Харю он высвободил быстро. Схватив его под мышку, Берендей потрусил в санчасть.

— Ты не злись, не серчай на меня, что так получилось. Я скоро поправлюсь, — обещал Берендею мужик, исхудавший за полмесяца почти наполовину.

Берендей только теперь заметил это. И утром без просьб и угроз вышел на работу вместе со всеми.

У Медведя от неожиданности дар речи пропал.

Берендей работал легко и красиво. Без тени усталости выполнял по две нормы, за себя и Харю. Вечером бежал в санчасть навестить больного. Он не говорил ему, что вышел на работу, нарушив тем самым воровской закон.

Казалось, все в нем предусмотрели воры, но случай с Берендеем был особым. Ведь из-за него ослабевший Харя попал в беду. И если Берендей не станет выполнять его норму, мужик не получит своей долгожданной свободы. На неработавших из- за болезни или травм зачеты не распространялись. И Берендей старался.

Зэки барака отнеслись к этому событию по-разному. Но даже угрюмый Медведь, глядя, как работает Берендей, не мог не похвалить того. Но про себя, молча, чтоб никто не услышал.

Иные говорили, что голодуха фартового допекла, согнала с него спесь и гонор.

Но большинство понимало, что не в том суть. В зоне, в других бараках, жили фартовые, рассеянные там по одному — два. Уж они порассказали работягам о Берендее. Они бы кормили его, да он не захотел делить с ними их тощий общак.

В бараке Берендей держался обособленно. Ни с кем не общался, крепко помнил стайную спаянность мужиков. И, не считая их равными, жил среди них один, как в тундре. Такое воспринималось зэками своеобразно. Некоторых тянуло к молчаливому вору и тогда, по вечерам, обсев его шконку (Берендей, единственный в бараке, раздобыл себе эту железную койку), пытались мужики завести откровенный разговор,

— За что ты загремел?

— Скольких угробил?

— Что станешь делать на свободе? — несмело сыпались вопросы.

— Канали бы вы по своим щелям! Нынче в кенты набиваетесь, а забыли, как над парашей вздернули? Зато я это помню! Отваливайте, покуда тыквы целы! — гнал зэков Берендей.

Мужики понимающе отступали. Знали по себе — годы лечат любую обиду. Пройдет время и забудет фартовый ту стычку. Обвыкнется и простит, ведь в зоне не продержаться, не выжить в одиночку.

Больше всех замкнутость Берендея бесила бугра барака. Медведь не подходил к шконке, не заговаривал. Он ждал. Хотя и видел, что его работяги нет-нет, да и подходят к фартовому. Где в работе помогут ему, иногда зовут его подсобить. Берендея, а не Медведя, чья сила была известна всей зоне.

Медведя бесило, что фартовый не признает его хозяином бригады и барака. Как и большинство непомерно физически сильных, Медведь не утруждал себя поисками контактов с людьми. Не развивал в себе и без того ограниченных задатков ума.

Берендей же, державший в своих руках громадную «малину», хорошо разбирался в людях. А потому недостатки бугра приметил сразу. Понял, что Медведь не потерпит конкурента, а значит, либо оговорит его перед администрацией, либо разделается руками зэков. Медведь не простил бы и той первой стычки, когда Берендей изрядно покалечил троих мужиков, но тогда администрации зоны стало бы известно о «ландышах». Хотя вряд ли это заинтересовало бы ее. Главное, что работяги Медведя не бузили, выполняли план. Ну, а если и объявится кто-то на поверке с побитой рожей или не поворачивающейся шеей, списывали на условия жизни. Мол, сами разберутся. Да и зэки не спешили в санчасть, боясь лишиться зачетов.

Берендея с бараком связывал лишь щуплый, низкорослый

Харя. Едва выйдя из санчасти, он, еще хромая на сломанную йогу, появился на работе. Встал в паре с Берендеем.

— Ты куда, заморыш, иль место свое запамятовал? — положил на плечо волосатую руку Медведь.

Харя и рот не успел открыть.

— Отвали от фрайера, не то с родной мамой не успеешь попрощаться, — подскочил с ломом в руках Берендей.

Медведь отошел, унося в себе злобу.

Случалось, напарники за весь день словом не обмолвятся. Молча едят рядом, молча уходят и возвращаются с работы. Молча стирал Харя свое и Берендеево белье. А фартовый так же молча вырезал себе и Харе деревянные ложки и кружки. Свои, отличающиеся от других.

А когда Берендею пришла посылка с воли от кентов, выложил все перед Харей. И лишь курево разделил пополам.

Увидевшие это зэки вначале зашептались, а потом и вслух заговорили, что, мол, Харя стал подружкой фартового. Слушок этот, как затравку, пустил Медведь.

Берендей, услышав, вскочил разъяренный. Схватил за горло первого же попавшегося под руку клеветника, тот выпученными от страха и боли глазами указал на бугра.

Берендей выпустил старика. Тяжело ступая, наливаясь яростью, как хмелем в былые времена, пошел на бугра.

Притих, будто вобрал голову в плечи, барак, в ожидании страшной грозы.

Медведь почесывал сытое после ужина волосатое брюхо. Он улыбался, в упор не замечая подходившего Берендея.

— Встань, падла! — коротко рявкнул фартовый.

— Чего?! — так к Медведю никто не рисковал обращаться. Он вмиг понял, что этот день, может статься, вычеркнет его из числа бугров. И тогда не он, а им начнут помыкать зэки, вспомнив все обиды, а их у каждого накопилось немало.

Медведь оглядел зэков. Те не спешили вступиться за бугра, выжидали. И, сорвавшись с нар черной тучей, бросился бугор на Берендея озверело. Едва успев крикнуть:

— Я те покажу, кто с нас падла!

Фартовый встретил его кулаком в челюсть. Медведь отшатнулся, но успел задеть Берендея в скулу. Фартовый будто удар током получил: удар по лицу для вора его ранга считался оскорбительным.

Поддев Медведя в солнечное сплетение, сбив дыхание, вторым ударом угодил снизу в подбородок. Кулаки фартового заработали, как будто их направляли разжавшиеся стальные пружины. Привыкший повелевать, Медведь оказался неискушенным в яростной кулачной драке.

Бугор падал, сшибленный с ног, снова вскакивал, пытаясь поддеть Берендея на кулак, но тот всякий раз опережал и Медведь с грохотом отлетал на нары, влипал в пол, в стены.

В это время из барака выскользнул молодой зэк…

— Будешь помнить, что ботаешь о фартовых. Я тебя научу, пидер, уважать закон, — въезжал фартовый Медведю кулаком в печень. Тот уже не вскакивал. Вставал трудно. Видя, что голыми руками Берендея не взять, шмыгнул рукой под матрац за кастетом. Фартовый заметил. Но в эту секунду дверь в барак распахнулась и целый наряд охранников затопал по проходу к Берендею. Тот обернулся. Медведь воспользовался. Удар в затылок свалил с ног фартового. Уже в шизо он пришел в сознание.

Никто не спросил Берендея ни о чем. Целый месяц на чурбаке, на бетонном полу, на кружке воды и куске хлеба просидел он в штрафном изоляторе. Не один, конечно. Были и другие. Среди них оказался фартовый из Холмска. Тот попал сюда за отказ от работы. Его, как и Берендея, определили в барак к работягам.

— Эх-х, раньше эту зону фартовые держали. Буграми воры в законе были. А теперь что за жизнь пошла? Пацаны верховодят. Порядочному нору дышать но дают. Норовят из нас шнырой сделать. Измельчали теперь фартовые. И как назло ни одного кента нет. Седьмая ходка эта у меня. Прежние были клевыми. Нынче западло стало нас держать в ажуре. В зоне одни фрайера…

Берендей слушал и не слышал. Прямого его участия в убийствах беспредельщиков из банды Кляпа доказано не было. Добровольной смертью своей Привидение принял все на себя. Ну, а нужно ли все это было? Теперь такие как Медведь верховодят. У него и статья-то смехотворная — вторая судимость за хулиганство. Ан на безрыбье и рак рыба, верно говорят. Сталкивая мужиков с ворами, чтобы окончательно сломить их, начальство, само того не желая, порождает насилие, никем уже не управляемое. «Духовный беспредел», — морщился Берендей от боли, ощупывая разбитый затылок. Вместо редких шмелей, которые куса ют-то либо дурно пахнущего, либо не в меру руками размахавшегося, — тучи комаров и гнуса. Уж эти никого не минуют, — жалят всех без разбору. На любую кровь падки. Вон те, кто недавно с воли, рассказывают: от хулиганья проходу мет ни в городе, ни в селе. Не из-за навара — по пьяному куражу загробить могут любого встречного. Вот и переросла по тюрьмам и лагерям жестокость по отношению к ворам — в жестокость вообще, в бессмысленную агрессивную озлобленность. Возвращаясь домой, такие люди кичатся тем, что, побывав в

заключении, уже не боятся его. Вон тот же Медведь. На воле был просто грузчиком. А здесь, имея реальную власть над зэками, возомнил себя вершителем их судеб. А сколько таких… Или взять Никифора. Жил мужик тихо, незаметно. Чтобы детей легче на ноги поднять, самогонкой приторговывал. Упекли его за это в лагерь общего режима. Ненадолго. Но и этого хватило: ожесточился человек, растеряв по нарам добро в душе своей. И, вернувшись домой, все косился на соседа, который против него на суде показания давал. А по пьянке не удержался — подпустил соседу «красного петуха». Несколько домов от того пожара в селе сгорело. Родные дети от Никифора отреклись. Прямо на суде. Теперь деваться некуда — к Медведю поближе держится. Тот, единственный в бараке, одобряет Никифора. Вот уже и два сапога — пара.

Жестокость… И судебными приговорами нередко она насаждается. Один из тех, кто неудачно пытался отыграть у Медведя жизнь Берендея, — вовсе ни за что сюда попал. С первой судимостью — на строгий режим. Монтер шел с работы. По случаю получки выпил пару кружек пива. А тут — трое пьяных мордоворотов. Увидели деньги в руках: «И нас угости!» — требуют. Да не по-людски, а матерно. Обозвал их ханыгами человек и — домой. Да не далеко ушел. Нагнали те трое — на кулаки взяли. Дескать, не уважаешь… Жестоко били. Ну, и не стерпел мужик, когда сознание уже мутиться стало. Выхватил отвертку, с которой на работе не расставался, и воткнул не глядя. Оказалось, прямо в сердце угодил. Так и стал убийцей. «А ведь это — необходимая оборона», — вспомнил Берендей полузабытую статью из Уголовного кодекса. Но вместо оправдания, которое не только по закону, а и просто по здравому смыслу полагалось, попрекнули человека в суде за то, что не убежал он, не спрятался и — упекли на восемь лет, присовокупив к обвинению и выпитое пиво, как отягчающее обстоятельство. Жена — не всякая столько лет ждать станет — тут же развод взяла. Для зэков развод в момент оформляют. Вскоре замуж вышла. Теперь, смеется Медведь, тебе, человече, на воле кислород перекрыт: без прописки на работу нигде не возьмут, а без работы — нигде не пропишут. А будешь по чердакам скитаться — как бродягу засудят.

«Вот так и меня в малину сблатовали», — вернулся памятью в Далекую молодость Берендей. — Только этим неудачникам и к фартовым путь заказан. В нашем деле особая психология и сноровка надобны. Такое и за годы обучения не всякому дается. И уж лучше оставаться мне вором, хоть знаешь за что мучаешься, чем скотом, который ведут на бойню за просто так… А Медведей все больше становится. И никакой лагерь их в человеков не переиначит. И пока есть Медведи — нужны и Берендеи, в какой бы шкуре они не обретались».

Так размышляя, Берендей незаметно задремал. Во сне ему виделись кенты его малины: они пересчитывали общак, требовали свой навар, пили, дрались и мирились.

Впрочем, наверное, так оно и было. Но за тем всем не забывали и о нем. Берендее. Частенько он получал от них весточки и посылки.

Конечно, эти письма шли в обход лагерной канцелярии. Их проносили те, кто прибывал в зону и умело, рискуя многим, уберег от обысков.

Берендей отвечал короткими записками, которые отправляли вольнонаемные. Не жаловался на тяготы. Советовал не соваться в Оху, запрещал мокрить отколовшихся кентов, если они не ссучились.

Из шизо осунувшийся Берендей вышел, еле волоча ноги. Сказались и ночи на бетонном полу: фартовый кашлял, не переставая. Зато в бараке, оглядев его преданно, Харя нырнул под шконку, выволок бутылку, переданную с воли, и, пихнув ее Берендею в руки, сам наотрез отказался от своей доли. Он не рассказывал, как жил и выстоял один против Медведя и всего барака зэков. Он ждал Берендея, как надежный кент.

Медведь наблюдал за фартовым с верхних нар. Все зэки барака понимали, что эти двое никогда не помирятся. И выяснение отношений у них еще впереди. Чей будет верх — никто не знал, не мог предугадать.

Берендей словно не замечал бугра. Но всегда держал на слуху каждое его слово и движение. Медведь это чувствовал. Но провоцировать фартового не рисковал. Целую неделю отлеживался после драки. Не мог пошевелить ни рукой, ни ногой.

Если б видел Берендей, как изукрасил он Медведя, какая черно-фиолетовая была у него физиономия! Так вспухла она, что сам бугор не мог обхватить ее руками. Никто не подозревал, что десяток дней даже мочился с кровью Медведь.

Харю он, как только вышел на работу, заставлял работать до изнеможения. Мстил за Берендея.

Зато теперь лежал Харя на нарах рядом с Берендеем. И спокойно, и тепло было у него на душе. Словно не он когда-то отыграл в очко Берендея у бугра, а наоборот.

Раньше ему не позволял Медведь вот так свободно развешивать постиранное белье на нарах, теперь же молчал. Знает, есть кому рот захлопнуть, вступиться за Харю.

Да и то, сказать надо, знал бугор слабину мужика к чифирю. Делал вид, что не замечал. А иногда даже подкидывал чай Харе. Не даром, конечно. Но после стычки с Берендеем решил

перекупить у фартового мужика. И предложил пять пачек чаю. Харя даже вспотел весь. Но заставил себя отказаться. Медведь, уверившийся было в своей победе, растерялся. Швырнул чай в парашу. Харя еле удержался, чтоб не нырнуть за ним. Но сумел отступиться достойно. Потом всю ночь плакал от потери. Но не сознался никому. Медведь даже заболел от собственного куража. Ведь чай он мог продать по четвертному за пачку: деньги так понадобятся на свободе!

А теперь Харя лежал рядом с Берендеем. И попробуй его заставь снять носки, от которых несносное зловоние по всему бараку ползет.

Никто не решится, не скажет. А Харя, зная об этом, искоса наблюдал за всеми, злорадно ухмылялся.

Берендей, дождавшись пока все мужики уснут, опустошил бутылку водки и уснул накрепко.

В зоне все фартовые отсыпаются вдвойне. Ведь на воле никто из них не спит спокойно.

Впрочем, все фартовые считали, что не будь зон, законники жили б гораздо меньше. А все потому, что только под охраной можно спокойно и всласть выспаться.

Спит Колька-монтер на нарах у двери. Во сне не чует, что сквозняки прохватывают ноги. Во сне он видит деревенский луг, куда совсем мальчонкой выгонял пастись Буренку. Но почему-то средь лета луг залит водой и она, такая холодная, бьет ключами из-под ног.

Когда он был здесь в последний раз? Теперь не вспомнить. Облысела голова, а луг детства, оставшийся в памяти солнечной сказкой, зарос чертополохом. Как выбраться из него? Больно колет тело колючий кустарник. Найти бы ту тропинку на лугу, чтобы вывела к дому. Да где ее теперь сыщешь в ночи! И шарит человек вокруг себя израненной душой, изболелыми пальцами. Они натыкаются на ржавые скобы, гвозди, отскакивают от них, как от горячих углей. Вот так бы от бед и ошибок умел уходить. Да пока не избил душу в синяки, слепым был. Теперь всхлипывает беспомощно, как ребенок. Плачет во сне. Спящий не солжет.

Спит Никифор. Не скоро пришло к нему такое благо — не просыпаться от кошмарных снов. Нынче он каялся перед детьми, сельчанами. Встал в слезах на колени перед людьми и повинился, в слезах. И, диво, простили. Но это во сне. Утроим Никифор снова станет зэком, не умеющим ни виниться, ни прощать. Эх, люди, только во сне многие прислушиваются к голосу души своей.

Храпит Медведь. Волосатой рукой вцепился в жидкий матрац. Но нет, не соломенную труху: потерпевшего, им изувеченного, во сне за шиворот ухватил. Это он, зараза, не польстился на деньги, не испугался угроз, не забрал своего заявления из милиции. И в суде не сробел: требовал наказать Медведя по всей строгости.

«Не вырвешься!» — рычит Медведь, норовя скрутить потерпевшему башку.

Но тот упирается. И вдруг, повернувшись Берендеевой рожей, говорит:

«Я научу тебя, падла, уважать закон…»

Спит, свернувшись калачиком, молодой верзила. Нет, не урка какой-нибудь. Сначала мотоцикл угнал. Покататься. Нет бы бросить его на проселочной дороге. В сарае спрятал. Вот уже не угон, а кража. А после двух лет отсидки — новая беда: десять мешков комбикорма колхозного спер. Потому и строгий режим определили Ваньке. Он всегда завидовал тем, кто в любой день имеет при себе чистый носовой платок, выбрит и протерт одеколоном. Не то, что Ванька, которого работяги в бараке звали Хорьком. А все за грязь и вонь.

Ваньку тянуло к чистоте. Да где ж ее возьмешь в бараке? Потому, улучив минуту, заскакивал в оперативную часть. Там всегда пахло хорошим табаком и душистым чаем. Последний раз, когда сообщил, что Берендеи дерется, начальник пообещал в банщики перевести, угостил длинной сигаретой с фильтром. От нес пахло шикарной жизнью, ресторанами, о которых немало слышал в своем захолустье. Ох, как хотелось Хорьку увидеть гнет, жизнь! Да только боялся и во сне, что узнают в бараке мужики о его проделках, поставят сучье клеймо на морде. От него всю жизнь не отмоешься. Вот и стонет во сне от страха перед расплатой, какую сам себе нарисовал.

Эх, Ванька, не зарился бы ты на чужое добро, чистил бы и теперь коровник в колхозе, зажимал бы девок в темных углах. Так нет, попутал бес. Хоть и небольшой у тебя срок, но и его надо суметь пережить. Теперь вот сворачиваешься в клубок от прошлого и будущего страха.

«Помоги мне, Господи!»-шепчут чьи-то сонные сухие губы. Человек истово верит, что всевышний поможет ему дожить до свободы.

Посвистывает, всхрапывает во сне Харя. На свободе его звали Федькой. И никто не чурался его, не обзывал. Лопоухого, большеротого, с мордой, изъеденной оспой, его уважали люди за кроткий нрав, спокойный характер. Да вот вывернулся сучок изнутри. Сорвался.

Здесь, в зоне, Федьку, которого в селе считали завидным женихом, обозвали Харей. Вскоре он и сам отвык от родного

имени. Но во сне пнул ногой любимую собаку Жучку за то, что, выскочив из конуры, брехнула:

— Харя!

Спят зэки, ночью все они видят себя свободными, людьми, мужиками, без кликух. Они снова живут.

Не будь этих снов, никто из них не дожил бы до свободы.

Сон — самый большой подарок каждому живущему, ибо дает не просто отдых, а и очищает человека, душу его; дает силы для жизни.

Подъем был в шесть утра: и в будни и в праздники. Утренняя поверка на морозе выявляла заболевших, умерших, сбежавших. Последних, к счастью для всей зоны, давно уже не бывало. Утренний кипяток с «кирзухой», — так называли перемороженный, сушеный картофель, разваренный в подсоленной воде и, — на работу. В обед — баланда, в которой «крупинка за крупинкой гоняются с дубинкой», и пайка хлеба с куском ржавой селедки. На ужин — жидкий чай с хлебом. Вечерняя поверка ничем не отличалась от утренней. Разве что наказания раздавались «щедрее».

Все было так же и в этот день.

А к ночи, когда работяги собирались ложиться спать, в барак внезапно пришел начальник отряда, объединявшего несколько бригад.

— Мужики, я ненадолго к вам. Давайте все сюда. Поговорить надо, — позвал работяг.

Берендей не двинулся с места. Вместо него, за себя и за фартового, пошел к столу Харя.

А вскоре до слуха Берендея донеслось одобрительное:

— Конечно, согласны. Поедем.

— Человек десять хватит!

— Конечно, Медведь должен здесь остаться!

— Берендей, иди, лафа-то какая! Скорей! — тянул Харя фартового со шконки.

Вскоре и Берендей понял, что начальник предложил работягам заготовку шедшей на нерест кеты.

— Рыбу наловите для всей зоны. Думаю, недели за две управитесь. Жить придется в лесу. В палатках. Но сейчас тепло. Да и народ вы закаленный, — говорит начальник. Повернувшись к Берендею спросил — А вам доводилось рыбу ловить в наших реках?

— Да он самый что ни на есть рыбак. За уловы и угодил. Они у него отменные были. Только вот с милицией их не делил, — хихикнул Ванька.

— Фартовый я! Это верно. Но насчет рыбалки — не откажусь. Умею, — мелькнула своя мысль у Берендея.

— Вас рекомендуют. И я верю. Но все ж, прошу, без фокусов там обойдитесь, — добавил начальник.

…На следующий день в числе десятка работяг, в сопровождении троих охранников, уехал из зоны Берендей.

Через пару часов добрались до места. Берендей выскочил из машины следом за охранниками и онемел.

Дикая тайга обступила распадок со всех сторон. Казалось, она спустилась на землю с неба строгими елями, седыми березами, колючим темным кустарником. Стволы деревьев еле проглядывались в темноте чащи.

— Господи, благодать-то какая! — не скрыл восторга Берендей.

Пока ставили палатки, он спустился к реке, гудевшей в распадке. Мелкая, мутная, холодная, она прорывалась меж камней, и в этой воде, едва достававшей Берендею до колен, шли косяки рыбы.

Громадная, с поперечными темными полосами по бокам, пробивалась к нерестилищам кета. Каждая по десять-пятнадцать килограммов. Берендей выхватил из воды одну, вторую, понес к мужикам, когда вдруг заметил, что из одной рыбины сыплется на сапог икра.

Оранжевые икринки сверкали янтарем и на траве.

— Ишь ты, сколько жизней замокрил. Л для чего? — фартовый досадливо качнул головой. И вдруг услышал над головой голос часового;

— С первым уловом вас!

Берендей хотел обложить его грубыми, злыми словами, да вовремя увидел, что тот без оружия.

— А что ж с голыми руками ходишь? Иль не боишься? — прищурился фартовый.

— А чего бояться? Кого? Вас? Так я ничего плохого вам не сделал.

— Ты ж охранять нас должен.

— Да, но куда вы здесь побежите, кругом тайга. Здесь убежать невозможно.

«Наивный фрайер», — решил Берендей.

— А вы что с этой рыбой будете делать?

— Жрать станем. Что еще с ней делать, если с собою у нас только хлеб да соль, — ответил Берендей.

— Я слышал, что из нее уха хорошая получается.

— Для ухи еще картошка и лук нужны.

— Так надо в ближайшее село смотаться.

— Кому? Мне что ли?

— Я с шофером съезжу. Быстро вернемся. А вы пока рыбы наловите, — попросил охранник.

«Чудной какой-то, лопоухий совсем. Может приказывать, ан просит», — подумал Берендей.

Пока работяги разводили костер и ловили рыбу, вернулся и охранник на машине: привез картошку, лук, чеснок. Берендей тем временем оглядел реку. Прикинул, где лучше ловить и здесь же, на берегу, солить рыбу в бочках. Прикинул, кто чем должен заняться с утра.

Фартовый вместе с Харей, чтоб завтра не терять времени, расчистили от коряг и завалов подход и спуск к реке, растащили заторы из плывуна в воде, и теперь, когда совсем стемнело, сели отдохнуть на берегу.

Темная ночь, окутавшая тайгу, укрыла от глаз расчищенную тропу. Лишь свет от костра, да голоса зэков напоминали, что не все в тайге спит.

Внезапно на плечо к Берендею упала гроздь рябины. Харя испугался, глянул вверх.

— Охранника что ли черт занес?

— Кроншпиль уронил. Вон на сучке топчется, иль не слышишь? — удивился Берендей.

— А разве птицы ночью видят?

— Таежные хоть днем, хоть ночью ориентируются здесь без промаху. Потому что тайга для них — дом. В ней не мы, они хозяева. Его бугры и паханы, а мы лишь чужаки, как я средь работяг, — невесело усмехнулся Берендей.

— Все мы тут — как мышь в лапте. С той лишь разницей, что она вылезет когда захочет, а мы — когда разрешат.

— Не хотел бы мышью жить. Весь век в темноте и страхе, по чужим углам. Нет, слишком коротка жизнь, чтобы ее бояться, — выдохнул Берендей.

— А ты и жил в страхе, да в темноте. И своего угла не имел. Разве не так? — тихо сказал Харя.

— Я никого не боялся. А что работал ночью, так это специфика у нас такая. Извечно в третью смену. А хаз у меня было полно. И каждая — сполна моя. Не клеилось только с мусорами. Ну да так не бывает, чтоб уж совсем все клёво было…

— Ой, что это? — испугался Харя скрипучего крика.

— Сорока. Чего ссышь? Она по своим делам летит. Дрянная птица. У всей тайги в шестерках. Сдохнет суслик — сорока всех оповестит. Задерет рысь зайчонка — сорока первой о том расскажет каждому.

— А ты откуда об этом знаешь? — удивился Харя.

— Не враз же фартовым стал. Была у меня и другая жизнь. Была… А может приснилась?

— Ужинать! Берендей! — разнеслось громкое постукивание ложек.

Наевшись рыбы, сели зэки вокруг костра. То ли грелись, то ли, повинуясь какому-то инстинкту, смотрели на огонь. Каждый свое вспоминал.

Вон у деда Силантия слеза в морщине заблудилась. Старик и не слышит, не смахивает. В золотистом пламени видит свое — играет под солнцем внучек. Смеется весело. Увидеть бы его, такого дорогого, родного человечка. Уж хоть бы не забыл он деда. У того уже две судимости накопилось: за самогоноварение и за кражу яблок из колхозного сада, который сам же и охранял…

Двое, фальшивомонетчики, сушняка в костер подкинули. Оба уже состарились в лагере. Но пытаются не унывать. На воле хорошим художникам всегда заработок найдется. Вот и нынче: запели, поют про чубчик кучерявый. Вполголоса, чтоб последние волосы с лысин со смеху не попадали.

Никифор, подперев щеку кулаком, уставился в огонь. Оттуда вдруг обгорелая головешка выкатилась. Отпрянув, попятился в палатку Никифор. Ползком. Померещилось ему, будто не у костра— у пылающего дома сидит. Который сам же и поджег, а недруг-сосед из окна пылающей головешкой вываливается…

Помешивал угли в костре Ванька. Он боялся с детства, — не любил темноту. Потому подкидывал в костер сухие сучья, чтоб хоть какой-то свет видели его глаза.

Большинство зэков лежали молча, неподвижно, таращась то на костер, то в звездное небо: наслаждались иллюзией свободы. Под громадной елкой устроились охранники. Молодые ребята с едва обозначившимися усами.

Они жадно доедали уху. Гремели ложками, успевая время от времени отмахиваться от комаров. Их автоматы лежали рядом. Охранники искоса поглядывали на зэков.

Берендей наблюдал за парнями. Понял, что все трое не сахалинцы и в тайге новички. От бурундучьего свиста вскакивали. Вздрагивали, когда с деревьев падал отсохший сук.

«И куда загнала вас нелегкая! Попадись вы к Привидению иль Кляпу в лапы, всех троих замокрили бы не оглянувшись. Кого сунули в охрану, мальчишек!» — думал Берендей невесело. И решил: чуть осмотревшись, слинять отсюда подобру-поздорову…

— А ты когда-нибудь в лесу жил? — Харя внезапно перебил мечты Берендея о свободе.

— Тебе-то что до того, в лесу всякий нормальный бывал.

— Выходит, я ненормальный?

— Чего? — не понял фартовый, вспомнивший в этот миг ресторан «Сахалин», веселый оркестр, стол, уставленный всякой сдой, бутылками с коньяком и шампанским, лица девок. Ох и

хорошенькие средь них попадались! А тут Харя со своими расспросами. И какой его комар укусил, заразил любопытством? Иль на вольном воздухе сентиментальным стал, к общению потянуло корявую рожу?

— Я вот в лесу никогда не был. Выходит, много потерял, — продолжил Харя.

— Теряют свободу, общак, это потеря. А тайга — вот она, хоть жопой ее ешь. Нашел о чем жалеть, — отвернулся Берендей от назойливого кента.

— А я думаю, живи я в лесу, не оказался бы здесь, — возник Харя перед носом фартовою.

— В лесу тебя бы не нашли. А в городе ты слишком приметным стал. Уши — что у кабана — торчком. Потому и сграбастали, — злился Берендей. Но Харя не заметил грубости.

— В тайге я был бы чище и добрее.

— Кустов много, иди очищайся, — рявкнул Берендей. В тиши ночи ему послышался в отдалении звук поезда, да Харя заглушил его.

Фартовый лег ухом на землю, прикрыл глаза, прикинулся спящим; каждым мускулом и нервом вслушивался в голос земли. Но нет, тайга спала.

Берендей хотел было направиться к реке, но охранник прикрикнул:

— Куда направился? Спать пора!

Когда все зэки уснули, фартовый приподнял задний брезент палатки и тихо, не дыша выполз в тайгу. Охранники и догадаться не могли, что вот так просто можно обвести их вокруг пальца.

А Берендей уже прокрадывался между деревьев, ступая тихо, совсем неслышно. Он нюхал воздух, не запахнет ли дымом жилья, не послышится ли собачий брех.

Он вспомнил, что охранник говорил о магазине и ездил в село на машине. Но что за село? Как и на чем можно выбраться из него? Вернее всего идти по реке. Она обязательно приведет к жилью. Спустился фартовый по крутому каменистому берегу.

Берендей вслушивался в каждый шорох и вдруг отчетливо различил рысиный прыжок. Фартовый не на шутку испугался. С голыми руками рысь не одолеть. Берендей ринулся к палаткам, обратно. Выбирал места открытые, где рысь не смогла бы кинуться на него с дерева. На земле она беспомощна. На ровном месте ее можно убить палкой. Но на дереве… Там она сильна.

Фартовый торопился. Рысь следом за ним по веткам деревьев тоже спешила.

— Приклеилась, как лягавый хвост. Да только я сам мокрушник. Приведись нужда, сам тебя с шерстью схаваю.

Рысь уже нагоняла. Берендей схватил попавшую под ноги сухую ветку, швырнул вверх. Бесполезно.

Фартовый знал, рысь будет преследовать и десяток километров, пока не настигнет добычу. Она не устанет покуда голодна. Лишь бы не кончились деревья. Но в тайге такого не случается.

— Ну и занес меня черт, — ругался Берендей, убегая от погони. А рысь уже над головой. Вон ее глаза горят зелеными огнями.

— Сгинь, курва! — грозит ей Берендей. Но та, коротко вякнув, приготовилась к прыжку.

Берендей, чуть отдышавшись, опять петляет между кустов и деревьев. Рысь — за ним, не скрываясь и не прячась.

Фартового бил озноб: так вплотную к смерти он давно не был. Да и помереть так паскудно не хотелось. Уж не обидно было бы встретить кончину в драке, в деле. Стало жутко, что мерзкая тварь вспорет его горло или живот, выпьет всю кроль н даже не икнется ей, что сгубила не просто фартового, а главаря целой малины, грозу Южно-Сахалинска.

— Мяу, — неслось сверху.

— Говна тебе, а не мяса! — отскочил фартовый от ели. И помчался к виднеющимся палаткам. Пусть охрана, пусть там работяги, а не фартовые, но это жизнь. Неволя кончится. Сдыхать па свободе здесь, в тайге, было обидно.

— Мяу! — кричит рысь вслед Берендею, летевшему к палаткам быстрее ветра.

— Вы где были? — остановил его охранник. Тот, который еще днем поздравлял с уловом.

— По нужде ходил.

— А почему я вас не видел?

— Я ж не с палатки, в палатку иду.

— И то верно, — согласился охранник и уселся под елкой караулить ночь в тайге.

Берендей подвинул спящего Харю, лег на охапку травы. Ноги, руки дрожали. Он хотел уснуть, но сон не шел. Наверное, нервы сдали вконец. Вот и теперь слышится этот короткий рысиный крик. Но нет, брезент палатки — надежная защита. Не сунется она сюда. «Это просто мерещится, кажется», — успокаивал себя Берендей. И уговаривал усталое тело: «Спи, до рассвета совсем немного осталось. Надо отдохнуть».

Но до слуха доносился навязчивый, как милицейский свист, голос рыси.

«А вдруг? В охране тот, какой и стрелять-то, может, толком не умеет. А рысь, коль беременна, страха не имеет. Ей равно кого сожрать, хоть фартового, хоть автоматчика. Это ж я ее на хвосте приволок, — встал Берендей. Но тут же лег. «Нет, почудилось. А коль и сожрет, одним фрайером станет меньше».

Но через пяток минут словно кто-то вытолкнул из палатки. Над уснувшим охранником, по-детски беспечно раскинувшимся на траве, приготовилась к прыжку рысь. Берендей вмиг оказался у висевшего на еловом сучке автомата.

Выстрел и рысиный последний крик сплелись воедино.

Охранник вскочил, побелев от страха. У зэка его оружие! Двое других и все зэки выскочили из палаток.

— Что случилось? Кто стрелял?

Берендей сунул автомат в руки охранника и, глянув на мужиков исподлобья, пошел в палатку. Через минуту он спал мертвецки. И только охранник, трясущийся осиновым листом, все еще разглядывал убитую рысь. А когда рассвело и к палаткам подъехала машина, груженная бочками, охранник рассказал о случившемся приехавшему заместителю начальника лагеря.

Тот постоял около спящего Берендея. Будить не стал. А уезжая, сказал:

— Удивительно! Профессиональный вор, а к солдату сердце поимел. Вот и пойми нынче человека. Мы его стережем не доверяя, а он нашим ротозейством не пожелал воспользоваться. Что ж, доложу по инстанции. Покажу трофей, — закинул в кузов убитую рысь.

Берендей проспал почти до обеда. Охранники не велели мужикам будить фартового. И тот, кого уберег от рыси Берендей, помогал зэкам носить рыбу из реки на доски, где пятеро мужиков разделывали кету под посол, закладывали в бочки.

Ястыки с икрой ложили отдельно. Ее будут засаливать для администрации и вольнонаемных. Зэкам — не положено. Только здесь, на промысле, запрет на икру не действует. Вот и готовят на ужин зэки, всяк сам по себе, икру-пятиминутку. Ее нельзя хранить. Испортится. Обработал, посолил — и тут же съел. Но это вечером. А сейчас — работа.

Берендей, проснувшись, даже забыл о рыси. Побежал к реке, виновато икая.

— Что ж не разбудил? — укорил Харю.

— Не велели, — кивнул тот на охранников.

— Иди, обед готовь. Мы тут сами управимся, — буркнул Берендей.

— Те двое, из охраны, жрать будут готовить на всех. Они сами предложили. Так что пусть управляются. Третьим лишним не хочу быть.

Берендей вытаскивал из реки по три, четыре кетины. Бегом носил их на разделку: ему впервые было неловко перед работягами за опоздание на работу.

— Смотрите, мужики, смотрите, — заикаясь, показывал на реку дед Силантий.

Все невольно оглянулись. На противоположный берег реки, не боясь белого дня и людей, вышла медвежья семья. Медведи подошли к воде, оказавшись всего в десятке метров от людей.

— Мамочка, — прохрипел перепуганный насмерть Хорек и обмочил штаны.

Мужики, оказавшиеся в реке почти нос к носу с медведями, н ужасе побежали к палаткам.

— Стойте! Не тронут они никого, — останавливал их Берендей. Но страх оказался сильнее уговоров. В секунды на берегу не осталось никого, кроме Берендея.

Медведи и впрямь вскоре ушли: поняв, что прежнее их место рыбалки занято, пошли искать другое.

Берендей знал, что эта семья, спугнутая людьми, уже никогда сюда не вернется. А потому фартовый спокойно продолжал косить из реки рыбу.

Вернувшиеся мужики работали молча, искоса поглядывая на реку: не объявится ли там снова какая-нибудь зверюга?

Охранник, изредка поглядывая на Берендея, краснел до макушки.

Харя виновато, бочком протиснувшись, встал рядом с фартовым, начал разделывать рыбу.

— И как же это ты, Берендейка, таежной жизни не боишься? То рысь прибил, то медведя не забоялся. Ты что, заговоренный? — спросил дед Силантий.

— Конечно, вся малина заговаривала. Вот если б от легавых их заговоры помогли, совсем бы клево дышалось.

— Мужики! Скорей сюда, тут грибов полно!

— Поганки иль едовые? — спросил Силантий.

— Вот такие! — показал Ванька подосиновик, о который едка не споткнулся.

— Мать честная! Да это ж король грибной! — ахнул Берендей. И вскоре вернулся к мужикам, неся в руках два подосиновика. Каждый из них мог укрыть от дождя не только голову, а и плечи человека. Ножка гриба — толщиной в мужичью руку.[19]

— Вот бы такое на зиму заготовить! — вздохнул Никифор.

В этот вечер зэки впервые ели грибной суп. Не отказались от него и охранники.

— Эх, мне б эти места в хозяйство! Завязал бы я с малиной, — подумал вслух Берендей.

Харя удивленно оглянулся на него.

— Чего смотришь? Ты глянь, за день сколько рыбы засолили! На завтра ни одной свободной бочки нет. Икра — как сюрприз! Зернышко от зернышка! А грибов тьма! Я еще и ягоды видел. Кишмиш, бруснику, маховку. Орехов стланниковых много. Эх, жаль, что стар я стал. Переквалифицироваться в таежники поздно, — вздохнул Берендей.

А утром, едва мужики сели завтракать, приехала машина из зоны. Скрипнув тормозами, остановилась усталой клячей. Из нее начальник лагеря вышел. Поздоровался со всеми. Не отказался и позавтракать. Вместе со всеми от души смеялся рассказу деда Силантия о встрече с медведями. А потом, обращаясь к Берендею, сказал:

— С сегодняшнего дня вы переводитесь на бесконвойное содержание. В числе прочих. Так что когда закончите заготовку рыбы, будете направлены в распоряжение госпромхоза. Оставшийся срок наказания отбудете уже не в зоне. Чем быстрее управитесь, тем скорее простимся…

Рыбу теперь мужики заготавливали с рассвета и дотемна. Уставали так, что у костра в ночи не задерживались. Не хватало сил. Едва добравшись до палаток, валились с ног и засыпали мгновенно.

Охранники нередко говорили меж собой, что не часто доводилось видеть и на свободе таких работящих мужиков.

Лишь по воскресеньям работали зэки меньше обычного. Чтоб остались силы на нехитрую баньку и на вечерний чай у костра.

— Хорек, а ты что будешь делать, когда выйдешь на свободу? — спросил Ваньку Никифор.

— Женюсь. Работать пойду.

— А девка есть на примете?

— Найду. С бабой — оно надежней в жизни. В тюрягу меньше шансов загреметь. Ну, а ты куда подашься?

— Мне вертаться некуда. Одно остается: завербоваться куда подалее…

— А ты, Харя, что станешь делать на воле? — полюбопытствовал Ванька.

Федька глянул на Берендея. Ответил глухо:

— Жизнь покажет.

И только Берендей, сделав глубокую затяжку, сказал:

— Вот фрайера, размечтались о будущем. Да кто из вас знать может, что завтра с ним случится? Так я знал одного кента. Тот все мечтал миллионером стать. Он, гад, не только у

старух трешки отнимал, дворовых псов готов был налогом обложить. Зараза, себе в хмельном отказывал с жадности. Рубаху до тех пор носил, покуда от нее один воротник на шее оставался. А мои фартовые эту падлу не стерпели. Выкинули взашей. Дескать, жадность не только фрайера, но и всю «малину» губит. Ну, такой в одиночку промышлять не бросит. Грабил по ночам прохожих. Вот так однажды отнял чемоданчик у одного. Еврей ростовщиком был. Личность известная. Но платил фартовым дань и потому налета на себя не ждал. Наш бывший того не знал, что целая малина за ростовщика вступиться может. Да плевал он на все. За майдан — и в подвал. Деньгу глянуть. Покуда он возился с замками, кенты ростовщика накрыли его. Помогли чемодан открыть. Он как увидел, что в нем целый миллион, так и спятил. Фортуна дала ему возможность увидеть мильён, а завладеть им не привелось. Пришили бедолагу прямо в подвале.

— Дурак, что ль, тот ростовщик, по ночам с такими деньжищами таскаться? Да имея такие башли, я б с дома и днем не высунулся. Только бы пил и ел. Ел да пял, — сморкнулся в кулак Хорек.

— Потому у тебя никогда не было и не будет таких башлей. А они, кстати, в любое время суток делаются. Делаются башковитыми людьми, запомни, а не прожираются-просираются бес- понтово. Червивая у тебя мечта. И зависть.

— Не в деньгах радость, ребятушки. Это точно. Вон я за неправедным погнался и сюда угодил на старости лет. Осрамился до смерти. Счастье чистым бывает. Оно ни рук, ни сердца не пачкает. Но у каждого оно свое, особенное, — говорил дед Силантий.

Зэки вскоре разбрелись по палаткам. Каждый думал о том, что ждет его после освобождения.

— Берендей, ты спишь? — подал голос Харя.

— Чего тебе?

— Начальник говорил, куда меня и тебя поселят, а я запамятовал.

— В распоряжение госпромхоза посылают. Правда, я никак не пойму, что это такое — госпромхоз, и чем мы там станем промышлять.

Утром, перед завтраком, мужики смеялись на всю тайгу так, что из ближайших нор все зайцы убежали.

И додумался же Никифор, тоже попавший в список расконвоированных, улечься спать не в палатке, как другие, а под кустом. А там — беременная ежиха оказалась. Она в кровь искусала мужика, когда тот нечаянно опустил на нее руку. Так и повисла на ней.

Никифор боялся отдернуть зверька, чтоб тот не оторвался вместе с мясом. Ежиха не отпускала руку, боялась упасть.

— Чтоб тебе век свободы не видать! Чтоб тебя «студибекер» переехал! — орал мужик.

— Да будет тебе пасть разевать. Положи руку на землю. Ежик и уйдет, — посоветовал Берендей.

И едва ежиха выпустила руку, Никифор наступил на нее сапогом. Зверь запищал, зафыркал, но человек ожесточился за свою боль.

Мужики вмиг смех оборвали, поняв, наконец, его неуместность.

— Берегись, Никифор, тайга такое не прощает, — предупредил фартовый мужика, глянув на раздавленную ежиху.

— Ты видишь, она мне руку окалечила, — жаловался зэк.

Берендей не глянул, отошел, помрачнев.

В давние времена, когда фартовый впервые прибыл по этапу на Сахалин, отбывал с ним срок в одном бараке старый сахалинец, знавший на собственной шкуре еще царскую каторгу. Много нужного, полезного рассказал он Берендею. А больше всего — о тайге. Объяснил почему в ней пакостить нельзя. «Тайга обид не терпит», — говорил он Берендею.

— Не пойму я тебя, фартовый. Что ты тут средь нас, как дерьмо в проруби, крутишься? В герои лезешь. Ну ладно, с медведями мы струхнули. Так оно и понятно. Живой человек зверя боится. По случайности они тебя не порвали, может, от того что сытые были. Ну а охранника чего выручал? Не они ль тебя в шизо кинули? Не они ль нами помыкают в зоне? Чего ты выслуживаешься и нас на то подбиваешь? Какой же ты к хренам фартовый, если с начальником зоны за одним столом жрешь? Ведь это у вас западло! Я за три года тут пообтерся. Наслышан всякого и о ваших законах, какие ты, пахан малины, не Держишь. И меня за сраного ежа готов с говном смешать. Но не еж, а я с тобой тут вкалываю, из одного котелка жру. Проливаю пот, чтоб ты скорей расконвоированным стал. Но если я в зоне расскажу фартовым, какой ценой ты добился этого, даже сраные сявки с тобой ботать не захотят.

Берендей побелел с лица. Стиснул пудовые кулаки.

— Тебе, дура, плохо живется под его рукой? Охолонь, смойся с глаз, не нарывайся! Тебе Медведя надо, чтоб вместо ухи рыбьи кости жрать? — подскочил к Никифору дед Силантий.

— А ведь прав Никифор, — подал голос один из фальшивомонетчиков, не попавший в число бесконвойных.

— Чего он прав? Где прав? Человек человека от смерти спас, за это укорять надо?

— Для тебя уже охранник человеком стал? — криво усмехался Никифор, все еще тряся окровавленной рукой.

— Мой крестник, почитай что сын родной, теперь во внутренних войсках служит, — Дед Силантий достал из-за пазухи письмо. Потряс им. — Значит, он не человек? Он сам захотел такое говно, как ты, охранять?

— Не кипи, треснешь. Вот ты и спасай сынов! Но он-то фартовым себя считает!

— Ты извиняй нас, Берендей. Об том, что болтали тут, забудь. Ну, недоразумение вышло, считай, что по пьянке, — попросил Силантий.

— Ни хрена не по пьянке. Ладно, с охраной. А с начальником зоны зачем за одним столом жрал? — не унимался Никифор.

— Ты кто есть, чтоб мне разборку делать? — спросил Берендей.

— Не мне, своим фартовым ответишь, как крутил хвостом перед фараонами. Мало того, что работаешь, нарушив воровской ваш закон…

Резкий удар в челюсть не дал договорить, отправил Никифора прямо под куст.

Когда зэк пришел в себя и встал на ноги, Берендей снова сшиб его.

— Прекратить! — послышался окрик охраны.

Зэки снова принялись за работу, словно забыв о происшедшем.

Никифор целый день не садился есть за общий стол и все больше наглел. В разгар работы вдруг ушел отдыхать в палатку средь дня, заявив, что не собирается вкалывать на фартового.

Берендей запретил мужикам кормить фрайера. Но тот, не спрашивая, влез в котел. И нарвался на ярость фартового:

— Жрать захотел? А с чего? Ты в наш общак вложил свое, падла? Куда суешься? А ну, линяй отсюда, паскуда грязная!

Никифор плеснул из миски ухой в лицо Берендея. Тот рванул на себя обидчика, приподнял, швырнул на землю, ногой на горло наступил.

— Разойтись! — увидел Берендей направленный на себя ствол автомата охранника. Фартовый чуть промедлил надавить на горло и это спасло Никифору жизнь. Откатившись в сторону, он нашарил на земле камень, запустил им в Берендея. Тот увернулся, и тут подоспела охрана. На обоих были надеты наручники.

Берендей душил в себе черную злобу, которая всегда доводила до беды.

Никифор сидел в двух шагах от Берендея.

— Выслуживался! Вот они тебя за спасение и отблагодарили браслетками.

— Да пошел ты! — отвернулся фартовый и процедил сквозь зубы — Сам, сволочь, вылупаться стал. Не возникал бы, не сидел бы, как пидор на параше. И кстати, знай, паскуда, рысь та объявилась по моей вине. За мной она охотилась. Я ее и пришил.

— Слинять что ль хотел? — догадался Никифор.

— Тебе забыл доложить.

— Я это давно понял. Когда заднее полотнище вашей палатки увидел. Ты что ж, каждую ночь ориентиры ищешь? Так бесполезно. Аккурат два года минуло, как мы с Медведем тут рыбалили. Место это гиблое. Отсюда не сбежишь. Чертовым ущельем не зря называется. В одиночку ты тут шага не сделаешь. А если б и удалось тебе, нас за твой побег потом в шизо на месяцы упрятали бы. Ты о том подумал?

Берендей молчал.

— Начальнику лагеря зенки замазывал, а на нас начхал.

— Ни к чему теперь об этом. Если конвой от меня отойдет, дышать уже можно. Одно невдомек, ты чего хвост поднял?

— Я в Москву прошение о помиловании послал. Спецчасть пропустила и хорошую характеристику дала. Жду ответа со дня на день — нервы уже в нитки поистрепались. А ты все испортить можешь. Да еще каркаешь, что тайга накажет. Ну и — сорвался я. Зато никто не скажет, что я с тобой в хороших отношениях был. Если в побег уйдешь, всяк подтвердит, что у меня с тобой были эти, как их, неприязненные отношения. И дело чуть не до смертоубийства дошло. Потому как ты — оборотень, а я это чуял, — то ли откровенничал, то ли хитрил Никифор.

— Болван ты, — сплюнул Берендей и ему вдруг расхотелось Держать зло на этого мужика, справедливо укорившего его в эгоизме. — «Уж Харе за мой побег точно досталось бы, ведь кентуемся», — подумалось невольно.

— А в чье распоряжение тебя собираются кинуть? — полюбопытствовал Никифор.

— В госпромхоз какой-то.

— Значит, в глушь. Ну, фартовый, не повезло тебе. В какую- то дыру, под надзор, милиции сунут.

— А что там делают?

— Всякое. Ягоды, грибы собирают. Охотятся, мех выделывают.

— Мне это зачем? Я им такого насобираю, до смерти не унесут.

— Зато и спину не перегнешь. Там одни сачки, да плесень вкалывают.

— Выходит, меня тоже списали? Не рановато ли? — криво усмехнулся Берендей.

Никифор, успокоенный тем, что фартовый не собирается уйти отсюда в бега, разговорился по-мирному:

— Тебе что? Лежи, старьем командуй. Навроде все они твои кенты. В каждом деле свой пахан нужен. Да и оглядишься на месте.

Берендей как-то сразу сник, заскучал, узнав, чем ему придется заниматься. И лишь вполуха слушал Никифора.

Охрана увидела, что зэки вполне мирно беседуют, и с обоих сняли наручники.

Никифор без уговоров пошел работать. И словно забыл о недавней стычке.

— Ты на рану табак приложи. Кровь перестанет идти, рана быстро заживет, — посоветовал Берендей.

Никифор последовал совету. А вскоре сказал:

— Кто-то башковитый тебе госпромхоз выписал. Это ж твое место. Ты в лесе, как знахарка, соображаешь.

— Иди к чертям! — насупился фартовый.

А к ночи, когда мужики ложились спать, Берендей объявил всем, что завтра последний день работают здесь.

За две недели зэки так пропахли рыбой, что от рыбаков их теперь ничто не отличало. Те же жесткие мозоли на ладонях, рыбья чешуя па одежде, на теле, в волосах. Ее блестки сверкали на траве вокруг палаток, на берегу реки, прилипли к котлу и чайнику.

— Эх, никогда в жизни не ел столько рыбы! — говорил Хорек, потягиваясь.

— Да от тебя временами уже человеком воняет, — поддержал Никифор.

— Черт, на воле и не замечал, что она такая вкусная, — смеялся Берендей.

— Потому как не едой, лишь закусью служила, — уточнял Харя.

— Эй, мужики! Сегодня шабашим! Последний день на рыбе! Завтра в зону. Не забыли? — спросил Никифор.

У фальшивомонетчиков от такого напоминания рыбины из рук выпали. Лица мужиков затуманились, скисли.

— Гляньте, машина идет. Наша, из зоны. Чего так рано? — оглянулся Ванька.

— Чтоб им родной мамы век не видать, весь кайф испортили, — сплюнул Берендей зло.

— Рыбаки! Все ко мне! — позвал зэков заместитель начальника лагеря.

Когда мужики подошли гурьбой, достал бумажку, стал читать:

— …От имени администрации объявляю благодарность за

добросовестный и честный труд! — офицер перечислил фамилии всех зэков, работавших на заготовке рыбы.

Мужики молчали. Заместитель начальника удивленно оглядел их:

— Чего молчите?

— Для этого звали? А что нам с той благодарности? Ею и рыбу не посолишь…

— И на другую потребу не пустишь, — вставил Никифор.

— Вам этого мало? — неподдельно удивился приехавший, видно, очень любивший похвалы и благодарности.

— Думали, для дела звал, а он мозги тут сушит ненадобьем, — повернул к реке Берендей и позвал мужиков за собой.

— Рановато, бригадир, людей уводите. У меня для них еще кое-что есть, — вытащил вторую бумажку из кителя представитель администрации.

Зэки приостановились.

Заместитель начальника зоны читал приказ об амнистии. У мужиков перехватило дыхание.

Первым в списке амнистирования оказался дед Силантий.

За незначительностью преступления и по достижении семидесяти лет дед не представлял общественной опасности, — так поняли зэки мотив освобождения старика.

Вторым амнистировался Хорек. Поскольку судим он был за преступления, не причинившие значительного ущерба, характеризовался хорошо по месту работы на воле и в зоне. К тому же больше половины срока он уже отбыл в изоляции.

Третьим освобождался помилованный Никифор. Услыхав, что принято во внимание его чистосердечное раскаяние, мужик рухнул на землю, залился горючими слезами.

Дед Силантий, взяв из рук заместителя начальника бумагу, поцеловал ее, перекрестился размашисто, глядя на небо. Хорек уже собирал пожитки.

— А мы как же? — спросили в один голос двое фальшивомонетчиков.

— Вы подрывали экономическую основу государства — его валютную систему, и не попадаете под амнистию.

— Почему ж Берендей на бесконвойку попал? Он что, чище нас?

— Если мы воры, то он кто? — закричали в один голос несколько зэков, осужденных за присвоение и растрату госимущества в крупных размерах.

— Я воровал. Но меж нами — пропасть. Вам государство доверило работу, а вы, фрайера, обманули ту веру. У вас с государством один общак. И вы с него потянули. Я ж, фартовый, без доверия жил. Сам по себе кормился, как мог. Мне простительней, потому что несознательный. Институтов не кончал. А вы наукой во вред воспользовались. За то нет вам ни веры, ни прощения. Это как если б мои фартовые вздумали без моего ведома общак наш обобрать. Я б не в тюрягу их, я им тыквы поскручивал бы. Разве вы простили бы своим домашним, если б они у вас, из клифтов, башли без спросу тягали? То-то! Потому и захлопните хайло, покуда я их не порвал вам до самой жопы!

Заместитель начальника от такого объяснения хохотал в кабине машины до икоты. Ему нечего было добавить к сказанному.

Мужики сегодня развели жаркий костер. На сухих обломках веток жарили куски кеты. Рыба пахла жирным дымком.

— Дед, завтра тебе домой. Успеешь себе рыбы засолить? — спрашивал Берендей.

— Мне б сердце свое до дома донести, остальное — как Бог даст.

— Нет, так не пойдет. Иль зря ты тут со мной две недели кентовался? Теперь с тобой в любое дело можно идти закрыв глаза, — смеялся фартовый.

— Господь с тобой! Теперь о душе думать надо, чтоб ее не гадить грехами.

— Значит, я грешник?

— Таков и есть. В Заповеди сказано — не укради, не убий, а ты что?

— Вот, старый хрен, чего придумал. Значит, я пропащий грешник, а ты нет? Но тогда почему сам не следуешь Писанию? В нем сказано, что кесарь людям на землю Богом дан, кто обманул кесаря — обманул Бога. А ты преступал закон кесаря. Разве ты после этого не грешник? Да такой же, как и я! С той разницей, что я стыжусь обращаться к Богу, а ты еще и клянчишь чего-то у него.

Дед Силантий опустил седую голову, услышав такую отповедь.

— А я обязательно рыбы насолю на зиму. Чтоб вдоволь нам с матерью хватило. И грибов насушу. Раньше я ничем не интересовался, а теперь много узнал, — хвастался Хорек.

Внезапно Берендей подскочил и вскрикнул.

— Что с тобой? — : кинулся к нему Харя.

По траве, шурша сухими листьями, уползала в темноту медянка. Зеленая, почти незаметная змея, подкралась к огню погреться.

— Змея! — Харя увидел на руке Берендея след укуса, стал быстро высасывать яд, сплевывая его через плечо.

Рядом виновато Никифор топтался. Ему вспомнилось, как

именно Берендей говорил, что тайга не прощает людям чинимого ей зла.

После этого дня фартовый никогда не разлучался с Харей. Ни на день, ни на минуту. Да и тот стал добровольной тенью Берендея. И ни разу о том не жалел.

Глава вторая ЗАБРОШЕНКИ

В Ново-Тамбовском госпромхозе, оглядев Берендея и Харю, много не разговаривали.

— На продукты деньги есть? — спросил начальник.

— Да разве это деньги? — выволок Берендей из кармана несколько смятых, будто изжеванных трешек

— Ну там тратиться не на что. Магазинов нет, театров тоже. Ресторанов даже у нас не имеется. Вам. как полагаю, они вовсе ни к чему.

— Это отчего же? Мы что, не люди? — обиделся фартовый.

— Когда свободными станете, а пока — поселенцы. И поедете в Заброшенки, — сверкнули колючими льдинками глаза начальника.

— Заброшенки? Это чья «малина»? — паясничал Берендей.

— Там познакомитесь, на месте. А пока получите аванс, закупите продукты в магазине и милости прошу через час на пристань. Там вас моторка будет ждать. Она и подкинет в Заброшенки. А через три дня я приеду с заданием. Пока же устраивайтесь и обживайтесь.

— Да, не густо подкинули, — крутил головой Берендей, с грустью глядя на две полусотенные, выданные на двоих с Харей — А может, давай-ка в Южно-Сахалинск, к кентам. На дорогу хватит. И чмокнет нас начальник в задницу. Пусть сам в Заброшенки пилит по холодку.

— Не выйдет, Берендей. Глянь, на каждом шагу пограничники. Без ксив не дыхни. А наши — у начальника.

И все ж фартовый рискнул сунуться за билетами. Но, завидев рядом с кассиршей зеленый околышек пограничника, тут же отскочил. На железной дороге все пути охранялись. До Южно-Сахалинска не добраться пешком. Да и остановят. Вернут в зону.

— Пошли отовариваться, чтоб их маму черт пропил, — ругался Берендей, коряво топоча по немощенной улочке к магазину.

Наскоро накидав в мешки консервы, папиросы, хлеб и чай, бегом, запыхавшись, примчались к берегу моря. Моторная лодка и впрямь их ждала.

Молодой парень указал на скамейку посередине лодки, сам сел к мотору. Через минуту, вспарывая волны дюралевым носом, поднимая столбы воды, лодка помчалась к виднеющимся вдали серым холодным скалам.

Но и их обогнула лодка, помчалась наперегонки с ветром к крутому берегу, обдуваемому всеми штормами.

Моторка, сделав резкую дугу, ткнулась в темно-серый песок так неожиданно, что Харя носом влетел в колени паренька.

— Чтоб тебя волк сожрал! — пожелал он, потирая ушибленный об острые колени лоб. Парнишка словно и не услышал сказанного. Шагнул на берег долговязыми ногами и направился вверх по тропинке, петлявшей по скале к строению, похожему на занесенный тайфуном потрепанный вагончик.

Толкнув скрипнувшую дверь, сказал, пропуская вперед мужиков;

— Вот вам замок, — и тут же пошел вниз к своей лодке.

Берендей с Харей удивленно переглянулись.

— Это что?

Дощатые тонкие стены, щелясто оскалившись, заросли пылью и паутиной. Железная печурка, разинув рот, смотрела на пришельцев удивленно. Хромая табуретка, грязный стол, две железные койки с прогнувшейся панцирной сеткой и каким-то тряпьем — все это пропахло ветхостью, плесенью.

— Да они что, с ума сошли? Разве это жилье? Пошли назад, — повернул Берендей к двери, но увидел отсюда, с высоты, как далеко отошла от берега моторка.

Харя тем временем обошел будку, принес ведро, топор.

— Живем, Берендей! Родник рядом. Внизу река, может, в ней рыба есть. Не пропадем! Давай, наруби дров, а я в доме управлюсь.

Фартовый с яростью рубил сухие деревца, ломал их, с ужасом думая, что в этой дыре ему предстоит жить годы.

Наворочав целый воз дров, он перенес их к жилищу и решил было спуститься в распадок, — глянуть на речку, но позвал Харя его.

— Чего тебе? — не хотел входить в будку Берендей.

— Да зайди!

Фартовый вошел и удивился, не поверив глазам. Обметенная, отмытая, протопленная будка не казалась теперь большой собачьей конурой.

— Лучшего нам не дадут. Сам понимаешь. Значит, надо и делать все самим. А пока — садись к столу. Похаваем. Эту ночь уж как есть, — показал на протертые койки Харя, — завтра оглядимся.

Наутро Берендей проснулся, когда Федьки в будке уже не было.

Фартовый спустился к реке. Да, он не ошибся, здесь полным ходом шел нерест кижуча, нерки, семги.

Берендей, нахватав из косяка с десяток рыбин, еле поднял их к будке, около которой увидел нарезанную в снопы траву.

— Сбесился что ль Федька? На что трава? — спросил вслух.

— Нужна она нам. Вот подсохнет и посмотришь, зачем, — вынырнул Федька из будки: — Кто-то не дурак жил. Глянь, три бочонка вкопаны в землю, ледник был. И соли целый мешок оставил.

— Ты на рыбу глянь! — перебил Берендей.

— Так мы в рай попали! — радовался Харя. И предложил — Я жильем займусь, чтоб зимой нам не сдохнуть от холода, а ты — жратвой и дровами.

— Не-ет, я дождусь этого, начальничка! Душу из фрайера выпущу! — побагровел Берендей.

— Ну и зря. Охолонь. Чем тут плохо? Не зона, свобода! Сами себе хозяева и паханы. Иль в бараке было лучше?

Берендей поскреб затылок, умолк пристыженно. И, закинув на плечи пустой мешок, молча спустился к реке.

До вечера забил рыбой две бочки, засолил. Принес дров и начал делать немудрящую коптилку для рыбы.

Федька, походив по берегу, нашел обрывок рыбацкой сети и, обрадованный, приволок ее к будке и распустил на шпагат. А на третий день, когда срезанная трава высохла, стал плести из нее маты.

Берендей вначале отнесся с недоверием к затее Хари. Но к вечеру, когда даже на дверь повесил Федька отливающий желтизной душистый мат, застелил пол плетеной циновкой, а вместо тряпья положил на койки толстые крепкие маты, Берендей от души похвалил мужика:

— Живуч ты, кент. Спасибо, что и обо мне не забыл.

Теперь будка и вовсе преобразилась. В ней стало тепло, чисто и даже уютно. Мужики, забыв о недавнем своем раздражении, даже помылись у родника. И Берендей вскоре повесил в коптилку первую партию рыбы, попросив Федьку не забывать подкидывать на угли для дыма хвойные лапы. Сам ловил рыбу, зная: впереди зима. Скоро закончится нерест. Надо успеть. Успеть, чтоб выжить. Да и как иначе? Выжившим в зоне — стыдно погибнуть на воле. И мужики торопились.

Берендей, пока рыба коптилась, носил грибы, нанизывал на оструганные ветки, сушил их в будке. Вся ее крыша была засыпана кишмишем, какой тоже понадобится зимой. Даже лососевую икру засолил Берендей. Целую бочку наготовил стланниковых орехов. Из-за сложенных в поленницу дров едва виднелась крыша будки, снаружи утепленная в два слоя матами.

Соорудил Харя и завалинку, покрыл крышу будки морской ракушкой.

Дважды повезло поселенцам поймать на берегу после отлива громадных крабов. Их они сварили в морской воде, а потом им целую неделю снилась молодость, доверчивая, чистая, пылкая…

Лишь к концу третьей недели приехал в Заброшенки начальник госпромхоза. Глянув с берега вверх, удивленно присвистнул. Позвал поселенцев спуститься вниз:

— Я вам тут постели привез, матрацы, одеяла да мыло. Чтоб совсем не одичали.

— Ты что ж, решил тут заповедник открыть, что ли? А нас как обезьян, выживших всем на удивление, держать? — подступил к нему Берендей. — Навроде экспонатов?

— Не по своей вине не ехал. В Москву вызывали. Только вчера вернулся. Вы уж не взыщите. Хотя вы и так времени не теряли зря, — оправдывался приезжий.

— В Москву… Кому такой понадобится? Да и то сказать, что, помощников нет? Кинули, как псов! Сдохните, мол, туда и дорога. Меньше мороки. Никто за нас не спросит, — подал голос Харя.

— Я вам зарплату привез, — спохватился начальник.

— А куда мы ее всунем? Кой нам понт от нее? — злился Берендей.

— Могу в поселок отвезти. В магазин. Купите, что надо.

— Времени у нас нет мотаться. Сам знаешь, чего тут надо. Вот и купи на наши башли и привези. Особо хлеба. Уже от его вкуса отвыкать стали. И про табак не запамятуй.

Берендей забирал из лодки матрацы, одеяла. Харя тоже ухватил мешок на спину. Даже начальник волок вверх наволочку с чаем, сахаром, спичками.

— Это ты что ж, на свои нас подогреть решил? Не хотим. Вычти за это. Не то этот гостинец колом в горле станет, — потребовал Берендей.

— Конечно, вычту, — согласился начальник. И, оглядев будку снаружи и изнутри, сказал коротко: — Маты с пола снимите, чтоб пожара не получилось. А все остальное — просто здорово.

Поговорив об особенностях здешних мест, он обронил, что в будке этой и в прежние времена жили поселенцы. Но долго не выдерживали. Пили, дрались. Пришлось их обратно в зону вернуть.

— Думал, что и вы первым снегом к нам. Надолго не задержитесь, — признался начальник госпромхоза.

Берендей, чтобы кулак ненароком не сорвался, спрятал его под стол. А Харя, показав руку по локоть, буркнул:

— Вот всем вам — зона…

Начальник госпромхоза составил список продуктов для поселенцев и сказал, сменив уступчивый тон на деловой:

— Ну а теперь пора поговорить о работе. Она у вас нехитрая. Зимой, когда морозы скуют море, вместе с нашими промысловиками будете добывать нерпу, сивуча. Это морские животные, чьи шкуры пользуются спросом у населения. Из шкур этих в нашем цехе шьют шапки, куртки, шубы. Весной промысел нерпы прекращается. Но у вас дел не убавится. Нужно будет ловить корюшку, навагу для жителей Ново-Тамбовки. Эта рыба валом водится у вашего берега. Дадим лодку, весла, сети. Часть рыбы будете сдавать свежей, другую — вялить, коптить, как у себя сделали. Летом получите новое задание — будете черпать у берега ламинарию — морскую капусту и гребешки.[20] Осенью выдадим сети для лова лососевых. А поздней осенью научат вас охоте на перелетных птиц — гусей, уток. Их мы продаем населению. Заработок — по тыще в месяц можете иметь. Втрое больше моего оклада, если не будете филонить, конечно. Заготавливаем мы и грибы, ягоды, стланниковый орех, так что без дела и приработка сидеть не придется. Ну и на свой страх и риск, поскольку милиция запрещает, привезу вам дробовик. Доверяю, значит. Во-первых, сивуча бить. А главное— не хочу грех на душу брать: места здесь хоть и спокойные, но вдруг рысь объявится иль медведь, хоть отпугнете.

При упоминании о рыси Берендея невольно передернуло.

— Кстати, привезу вам спецодежду. В своей одежонке долго не продержитесь. А чтоб без дела не сидеть вам уже сегодня, заготавливайте лосося для поселка. Нерест скоро кончится. Осталось в запасе недели две. Я вернусь завтра утром, сегодня вряд ли успею. Но приеду не один, привезти надо много, одна лодка все не возьмет.

Вскоре он уехал, не назвав, как и в первый день, не имени, ни фамилии. А поселенцы, расстелив матрацы, простыни и одеяла, положив подушки, пили чай с сахаром и галетами, как именинники.

Не забыл начальник о полотенцах и мыле. Привез риса и гречки, масла сливочного и картошки пару ведер, лука и чеснока.

Даже доставил пилу-двуручку, топоры и ложки, кружки и миски, пару кастрюль да чайник — головастый, блестящий, как лица мужиков, отмытые мылом.

Берендей на радостях, что их не забыли и не бросили на произвол судьбы, до темноты заготавливал дрова, складывая их поленницами вокруг жилья, вдобавок к тем, что уже имелись.

Харя собирал малину рядом с будкой. У него, как заметил фартовый, к этому делу был особый дар. До темноты два ведра с верхом набрал. На варенье.

«Чудно, — думал Берендей, — неужто я стану варенье жрать вместо водки?» — хохоча, загораживал будку от ветра новыми поленницами.

А Федька, перебрав малину, уже варил ее на раскаленной печурке. От варенья на всю тайгу аромат пополз. Берендею от него за две версты от зимовья детство вспомнилось.

Закручинился фартовый. Поник головой. Побрел к будке. И вдруг за спиной хруст сухих веток услышал. Дыхание тяжелое. Испугался. Пружинисто подскочил с коряги. За деревьями и кустами сразу никого не увидел.

Берендей осторожно спрятался за дерево, притаился, не дыша. И вскоре меж деревьев увидел оленя. Громадные рога гнули его голову к земле. Олень хромал. Передней ногой не мог наступать на мох, а потому шел тихо, вспотычку, осторожно прислушиваясь, оглядываясь на каждый звук.

Берендей подкрался. И едва олень нагнул голову, ударил его топором изо всех сил. Увидев, что убил хромого, Берендей заорал от восторга на всю тайгу:

— Федька! Беги сюда, харя неотмытая!

Харя, вышедший за дровами, испугался, услышав зов. Побежал на голос фартового. Вдвоем они быстро перетащили тушу к будке. О свежевали при свете костерка. Шкуру сушить повесили на будке. А мясо разделили на две части. Половину посолили, вторую — поставили варить в котел, который нашли на берегу реки, — видно, от прежних поселенцев остался.

До глубокой ночи радовались мужики удаче. Ведь оба забыли, когда в последний раз ели мясо.

— Век свободы не видать, если я хоть когда-то ел такое вкусное мясо! — хватал Берендей мясистые куски оленины.

А к утру разболелись у поселенцев желудки, отвыкшие от мяса. И если бы не ягоды лимонника, успокаивавшие резкую, не отпускавшую ни на минуту боль, не миновать бы обоим заворота кишок.

— Вот, гад хромой, отплатил за погибель нам, — покрутил башкой Берендей. Тут он услышал, как кто-то уверенно идет к будке.

Начальник госпромхоза с двумя мужиками несли на плечах громадные мешки, тюки. Сбросив их в будке, позвали к лодке.

Берендей, пошатываясь, встал. Сморщился.

— Что с тобой? — спросил его один из приезжих. Поселенцы рассказали об олене.

— После этого мяса сырую воду нельзя пить. Да и опасно оленину на ночь есть. Она отдых не любит. Поел — поработай.

— Да просто давно мяса не ели. Еще разок, другой, понемногу и наладится все. Ведь лопали без хлеба. Потому и отрыгнулось болью. Ну да хлеба мы вам два мешка привезли. Ешьте, сколько влезет, — говорил начальник госпромхоза.

Когда от мешков, узлов и свертков стало тесно в будке, Берендей рассмеялся: придется, видно, им с Федькой строить новый дом.

Фартовый пошутил. А Трофимыч, так звали начальника госпромхоза его спутники, быстро оглядев поселенцев, словно примерялся, сказал:

— Что ж, стройтесь, материалами поможем. Времени у вас много.

— Да не обучены мы этому, — взмолился Харя.

— Ничего. Плотников пришлем. Покажут, научат, помогут. И заживете по-человечески, постоянно, не сезонниками.

— Забарахлились мы с тобой совсем, — ворчал фартовый, когда гости уехали. Он злился от того, что не может вырваться из этой глуши и вынужден жить здесь годы.

Нет, надо искать какой-то выход из этой каторги. Пора на волю, к кентам. «Устал я от этой будки, от тайги, от моря, хочу в город к своим, хочу своих дел. Ведь с ума можно сойти от этих заброшенок», — сдавил голову руками Берендей. Его уже не радовала гора продуктов: «Ну что меня ждет здесь? Дожди, сырость, скука. А зима настанет, даже на лодке не приедут к нам. Табаком не разживешься. Занесет снегом по самые… И кукуй. Нет, пехом, но уйду отсюда. Не согласится Харя, хрен с ним. Один, сам слиняю».

В эту ночь фартовому не спалось. Он ворочался так, что койка на все голоса визжала. За будкой выл ветер, застревая в ракушках, пел на разные голоса.

«Нет больше сил. Сколько можно рубить этот сушняк, ловить рыбу, собирать грибы, как баба?»

Натянув на плечи привезенную телогрейку, он сунул в карман пачку галет, папирос, вышел из будки. Ноги сами понесли к морю.

Фартовый не слышал, как за ним, пискнув, приотворилась дверь. Из нее выскользнул Харя. Держась в тени, пошел по берегу следом за Берендеем. Фартовый шел размашисто, решив до утра миновать Ново-Тамбозку и на незаметном для глаз повороте, где поезд замедляет ход, вскочить в вагон, уехать в Южно-Сахалинск.

Харя, прижимаясь к берегу, еле поспевал за Берендеем.

Фартовый поначалу не обратил внимания на начавшийся прилив. Волны постепенно теснили его к скалистому берегу, набрасывались на ноги с шипеньем.

Берендей и не заметил как оказался прижатым к скалам. Здесь во время прилива вода поднималась на шесть метров.

Фартовый, спасаясь от прилива, лез на скалу. Но волны опережали. Отхлынув на миг, словно подарив человеку глоток воздуха, волны с разбегу ударяли его в спину, прижимали к скале, обдавая брызгами с головы до ног, а потом увлекали за собой, играя, как беспомощной игрушкой.

Вся одежда давно промокла. Лицо и руки избиты в кровь о скалы. Лишь упрямое сердце рвалось навстречу неведомому, не чуя боли и опасности.

Но новая волна уже хватала за шиворот. Выбраться бы наверх, переждать прилив. Но как, если пальцы ослабели?! А прилив кончится только утром и тогда он окажется на виду у всех.

Волны швыряли Берендея на уступ, грозя разбить голову, изломать, искрошить фартового. Спасло какое-то деревце, выросшее, чудом зацепившись в расщелине. И он удержался. Подтянулся на шаг. Но новая волна накрыла с головой.

«А может так и лучше», — мелькнула шальная мысль. Почему-то в последний миг стало жаль маленького Харю, который будет одиноко коротать свое поселение у безрадостного костра. Что подумает он, когда проснется? Впрочем, не все ли равно, — оглушила новая волна. И не дав опомниться, поволокла по камням в пучину.

Обезьяньи цепкая рука ухватила Берендея за шиворот. Вдавила в расщелину. Потом, толкая головой и руками, моля и матерясь одновременно, выдавил Харя Берендея на утес, туда, где волны не могли достать избитое человеческое тело.

Лишь к рассвету пришел в себя фартовый. Его рвало морской водой, которой наглотался там, внизу. Открыв глаза, увидел озябшего Харю, колотящего себя по всем местам, чтобы не превратиться в сосульку с ушами. Своей телогрейкой он укрыл Берендея. И теперь прыгал, как зяблик на болоте.

Фартовый встал. Федька, еле разжав посиневшие губы, пробурчал:

— Пошли домой, дурень.

Море уже успокоилось. Шел отлив. И Берендей с Харей вскоре прибежали к себе.

Федька, не говоря ни слова, не упрекая, растопил печь, помог Берендею снять мокрую одежду.

— Прости ты меня, если сможешь, — немного согревшись, попросил Берендей.

Харя ничего не ответил. Молча выполоскал свою и Берендееву одежду, повесил сушить. Растер одеколоном грудь фартового и, подвинув чай с малиной, вышел из будки, не сказав ни слова.

Был у Федьки свой заветный уголок в тайге. Маленький рыжий шалаш на березовой поляне. Сюда Харя приходил, когда жить становилось невмоготу и хотелось спрятаться от людей, от Берендея, от прошлого, от самого себя.

Вот и теперь дрожат его плечи. От слез или боли? Нелегко простить предательство того, с кем делишь все поровну. Ведь ничем не обидел. Ан у волка своя стая. К ней весь век тянуть будет. Может, и не стоило спасать? Нет-нет. Сильный слаб минутно. Пройдет и у него тоска по кентам. Пройдет… А если нет? Федька заварил чифир, сделал глоток, другой.

«А черт с ним, Берендеем!» Кружились в хороводе березы, а может, и не березы? Откуда ж у них глаза, девичьи улыбки? Танцевали девчонки. Косы русые ниже пояса. Глаза озер голубее. Затянули песню. О чем? Ох, как хороша и прозрачна их песня! Ее когда-то у колыбели пела мать.

Вот одна подошла к Федьке, взяла его за руку бережно, нежно и сказала голосом Берендея:

— Харя, пошли домой.

Федька выдернул свою руку у девчонки и рявкнул:

— Пришибу, паскуда!

Берендей сгреб в охапку трясущегося Харю, понес в будку. Там уложил его на кровать, предварительно разув. Укрыл одеялом с головой. Знал, пару часов Харю не стоит беспокоить.

Федька блаженно улыбался. Перед глазами его плыли приятные видения, далекие от Заброшенок, будки, Берендея.

А фартовый тем временем взялся за пристройку к будке. Для нее он заблаговременно оставил место, приволок напиленные накануне с Харей бревна. Вкопав их в ямы, утрамбовал землю. Начал выкладывать стены. Бревно к бревну. Равные по размеру и породе.

Трехстенок с каждым днем незаметно подрастал.

И хотя, намаявшись с рыбой, усталые поселенцы еле волочили ноги, о пристройке не забывали.

К первым заморозкам вывели ее под крышу. А к первому снегу навесили окна й двери.

Трофимыч не прислал плотников, сославшись на их занятость. Но привез вдоволь гвоздей и стекла.

Мужики вручную пилили доски на пол и потолок. А когда Харя проконопатил стены, соорудил из железной бочки печку,

пристройка показалась просторнее и уютней будки. И Берендей предложил Харе зимовать в трехстенке.

Федька, большой выдумщик, подолгу смотрел на стены пристройки. Уж очень неприглядными казались они ему. И хотя не пропускали ни ветерка, глаз не радовали.

Над своей кроватью Берендей повесил оленью шкуру. Федька — одеяло.

Трехстенок был вдвое просторнее будки. Но от этого не стало веселее в жилище поселенцев.

Харя, приходя с работы, ставил в банку букет желтых листьев. Долго смотрел на него, думая о своем.

Вот и к нему приходит осень жизни. В висках все отчетливее проступает седина. Лоб прорезали глубокие морщины — следы раздумий, горя.

Странно, как незаметно подкралась эта пора! Выхватила Харю из детства за тонкие лямки коротких, латаных порток. Она даже не позволила взглянуть на юность и задержаться в ней.

Юность… Плачем кукушки затерялась, высохла росой на траве. Да и что это такое — юность? Говорят, пора влюбленности. Харя грустно хмыкнул. Горькая боль полынным осадком бередила душу.

«За что судьбина такая паскудная? Ни одного светлого дня не подарила. Подыхать стану — вспомнить и пожалеть не о чем. Может, кончина и станет радостью мне от всех мытарств и мук?»— думал Федька.

В последнее время ему все чаще стали сниться голые бабы. Грудастые, с жирными, как у свиней, задами. Они паскудно крутили ими, зазывали Харю к себе. Федька смотрел на них во все глаза. Он никогда в жизни не видел живую голую бабу. И подсмотреть было негде. Разве только на картинках у зэков. На которые долго глазеть не давали. За смотрины требовали по три, а то и но пять пачек чая. А если с собой на нары, чтоб мужичью похоть согнать, — тогда всю посылку требовали. Дешевле было глотнуть чифира и забыться в кайфе. Своем, не выпрошенном, не купленном.

Но бабы во сне звали Харю все настойчивее. Федька порой даже просыпался во сне.

«Верно, это от того, что жратвы у нас от пуза имеется. От баланды, небось, вообще никаких снов не было», — думал Харя.

Но после,>этих снов весь день ходил мужик злой, хмурый, словно потерял что-то.

Берендей о бабах никогда не говорил вслух. Не вспоминал, не тосковал. Словно они не существовали, — так казалось Харе. Но он ошибался. Если бы умел заглянуть в мысли, вот где удивился бы! Но не дано было такое Федьке. И ставя на стол огненно-рыжий букет, Харя по-детски наивно ждал для себя какого-то чуда.

— Чего голову повесил, как старый мерин? Иль опять тебя червяк кайфа точит? — спрашивал Берендей.

— Мой кайф никому не в обузу, — бурчал Харя.

Начальник госпромхоза, впервые войдя в трехстенку, придирчиво оглядел строение.

— Ну, первая попытка удалась. Хотя и есть огрехи, — профессионализма маловато. Ошкурены бревна плоховато, пазы неровные. Доски в полу сырые. Перетягивать скоро придется. Но это не беда. Зимовать можно.

— Мы не напоказ делали. Для себя. Иль будка ваша лучше, чем пристройка? — не выдержал Берендей.

— Да вы не обижайтесь. Оплатим мы вам эту стройку. Молодцы, что сделали. Просто я говорю об огрехах. Доведись самому, и так не сумел бы, — признал Трофимыч.

В этот раз он привез поселенцам, кроме продуктов, лыжи- стопки, обычные лыжи, тулку-двухстволку и патроны.

Выложив на стол дробь, порох и войлок, показал, как запыживать, заряжать патроны, объяснил, где лучше держать лыжи, как за ними ухаживать. Выдал две меховые куртки, шапки. И, попив с поселенцами чаю, пообещал через неделю привезти в Заброшенки промысловиков, на морского зверя.

Весь вечер Берендей с Харей заряжали патроны. Когда стало совсем темно и поселенцы сели у печки перекурить, Харя вдруг насторожился.

— Кто-то в будку залез, — подскочил Федька к двери. Берендей схватил дробовик — вдруг пугнуть потребуется. Мало ль кто на харчи позарился, там ведь припасов на всю зимовку заготовлено.

— Мама-а! — резанул слух фартового крик Хари. Берендей ворвался в будку. Громадная старая медведица уже подмяла Федьку. Секунда, миг, и когти зверя содрали бы кожу с головы. Берендей выстрелил в ухо зверю из обоих стволов. Схватив топор у двери, размахнулся, но медведица встала на задние лапы. Фартовый отлетел в угол, перезарядил ружье. Выстрелил наугад. Вжался в стену. Медведица выскочила из будки, побежала в тайгу. Но вдруг резко остановилась и упала.

Берендей ждал. А зверь не подавал признаков жизни.

— Пришил, что ли? — ощупывал себя фартовый. Вдруг вспомнил о Харе. Тот вставал, матерясь, морщась от боли.

— Где эта падла? — спросил Берендея.

— Замокрил стерву. Вон, лежит около коряги.

— Пошли глянем, — позвал Федька — Нож для верности возьми.

Берендей увидел, что уши медведицы обвисли. Значит, мертва.

Не дотащить до будки. Тяжела. А оставлять опасно. Растащит зверье до утра по кускам. Придется здесь ее свежевать, — размышлял вслух Берендей.

Харя, чуть не падая от боли, развел костер. Когда фартовый срезал с медведицы шкуру, Федька и про боль забыл от удивления. Освежеванный зверь был так похож на голую бабу.

— Немыслимо! Так это она, гадюка, снилась мне.

Берендей не слушал его. Торопился. Запах мяса и крови в

морозной тайге разносится быстро. Его вмиг почуют звери. Среди них могут оказаться рыси. А тут вокруг деревья. Не спасешься.

Выложив внутренности медведицы на траву, Берендей вскоре перетащил все мясо в будку. Лишь голову и сердце закопал под деревом, повинуясь услышанному когда-то поверью.

— Шкуру эту себе возьмешь, когда высохнет, — сказал Харе.

Тот не расслышал. Думал о своем.

— Почему она к нам в будку забралась? Что ей там нужно было?

— Оленьи потроха завонялись. Позабыли мы о них. А медведи на всякую вонь падкие. Вот и влезла с голодухи. Старая стала. Жратву тяжко ей было добыть. Даже берлогу не хватило сил выкопать. Припозднилась. А по холоду жрать сильней охота, вот и потеряла страх, — сказал фартовый.

Оленьи кишки закопали поселенцы подальше от жилья. И уже под утро, перемазанные кровью, усталые, сели передохнуть в зимовье.

— Мяса нам теперь на всю зиму хватит, — радовался Берендей.

— А может, отдадим половину в госпромхоз? — предложил Харя.

— Ты чего, звезданулся ненароком? — не поверил в услышанное фартовый.

— Нельзя ж все время только брать. Какой-то понт от нас уже нужен.

— Иди ты к хренам, сознательный фрайер. Пусть тогда Трофимыч и схватился бы с медведицей. Жаль, не дождался он ее, поглядел бы я, как она ему калган раскроила. Кстати, и ты этого едва миновал. Но, верно, успела тебе мозги в жопу вбить, коль такое понес.

— А куда ты ей попал, что пришил насмерть? — спохватился Харя.

— Я ж ей почти по жопу дробовик всунул через ухо. Ну, и не забывай, что патроны запыженные были, убойная сила большая. Дробь кучкой идет, не распыляется. Вот и пробил ей все мозги… Она хоть и зверь, но в отличье от тебя их имела. Этот первый выстрел из двух стволов и угробил ее. Вторым — правую переднюю лапу малость поцарапал. От этого она и не почесалась бы, — признался фартовый.

— И как это она тебя не тронула?

— Я ж рядом с дверью был. А смертельный — от входа сразу ей влепил. Она и слух, и нюх, и зенки вмиг потеряла. Кинулась в прыжке туда, где сразу меня увидела. И попала в дверь. Иначе от меня мокрое место осталось бы, — смеялся фартовый.

…Федька и не собирался отдавать мясо в госпромхоз. По- своему примитивно решил проверить фартового. Но нет, не собирается тот в бега, коль о харчах беспокоится. И Харя, довольный своей проверкой, разговорился:

— Я, конечно, с медведями никогда дела не имел. Это точно. Но мозги мне никто не вывернул. Не ударялся я в бега, не зная места, и хоть мозгов, как говоришь, мне не хватает, не кидался бы на скалы в кирзовых сапогах. Разулся бы, так сподручней. Не рисковал бы бежать ночью без ксив. Потому что ночные фрайера всегда подозрительны. И ушел бы ты не дальше первого встречного лягавого. Они тут всякий поезд сопровождают. Ну и еще, я видел как ты смывался. Один хотел, сам. Но ведь знал, что меня после твоего побега враз бы в зону вернули. Я б такого свинства тебе не подложил. Хоть понятно, не фартовый, не кент тебе, а все ж случалась минута — тоже выручал.

— Эх, Харя, что ты мне грехи поминаешь? Не святоша я. Лучше б концы отбросил, чем вот так здесь прозябать. Далеко вперед из земных лишь орел видит, потому что ближе всех к Богу живет. Мы ж — на земле, в потемках, в хазах, да тюрягах, потому ослепли сначала душой, после — глазами. Чужое от своего давно не отличаем. Что руки сграбастали — все мое. Скорей бери да беги. А нужно ли оно, унесешь ли, а главное — впрок ли взятое, то уж потом обмозговываем, если на это время сыщется. Вот так и я: пахнуло свободой — обалдел, о судьбе твоей не подумал. Да и своей шкурой, сам про то ботаешь, пренебрег.

— А на кой хрен тебе такая судьба? Зачем фартовые нужны, малина? Иль не можешь без них?

— На кой тебе чифир сдался, а? Иль себя не жаль? Да вот сосешь его! Не можешь обойтись. Чего ж меня за душу тянешь? Я не фрайер. Я вор. Да без нас ни одна цивилизация не обходилась. Только начальству удобнее нас к прошлому, к пережиткам его относить. А мы — нынешние. И жизнь так коротка! У фартового — особо… Тем, кто такие длинные сроки придумал, самим бы хоть месяц на своей шкуре узнать, каково без воли

жить. А в лагере еще и выжить надобно. Ты моложе меня, и срок твой не чета моему. Еще и поживешь как-то. А мне, если не слинять, отсюда уже стариком доведется выйти. Для меня это то же самое — что вперед ногами… Ну, отыграл ты мою шкуру у Медведя, так уже и поквитались на медведице. Я бы тебя и взял с собой, да знаю — не пойдешь. Вот и получается, что я при тебе навроде заложника. Останусь — ты на волю отсюда выйдешь. Сбегу — через возврат в зону свободу увидишь.

— Значит, снова в бега? — дрогнул голосом Федька.

— И чего ты прицепился? Ты что, прокурор иль кент? Дышишь и ладно. Не возникай на уши, — злился Берендей.

Поселенцы молча сидели у печки. Федька, закатив глаза к потолку, считал, сколько ему осталось до свободы. Берендей обдумывал, как по зиме, по снегу, на лыжах сбежит из Заброшенок при первом удобном случае.

Проверив в вороте рубахи, не завелись ли вши, Харя начал готовить завтрак.

Медвежатина уже сварилась, надо было пожарить к ней лук, сходить за хлебом в будку. Пока хлопотал, Берендей принес воду, подмел пол.

— Кажется, скоро мороз всерьез ударит, — вернулся Федька. И добавил — Носом чую. Первая пурга скоро будет.

Ф а ртов ы й повеселел:

— Что-что, а нюх у тебя — как у щипача отменного, не подводит.

— Это почему? — обиделся Харя.

— Медведицу через стенку застукал. Я и не услышал лярву, — признался Берендей.

— Так проохал, что она мне башку уже свернуть хотела. Думал, лиса иль кто помельче.

— Она только нарисовалась. Не успела оглядеться. А тут ты прихилял. Она и сграбастала, от тебя ж как от оленьих потрохов временами несет. Особо от копыт. Верно, вздумала их на десерт оста нить.

— Иди ты, — разобиделся Федька. Но решил для себя обязательно устроить к вечеру баньку в будке. Но Берендей категорически запретил ему натопить будку до тепла.

— Мясо до завтра пусть просолится. Опустим в ледник, потом хоть каждый день мойся, — сказал, будто отрезал, фартовый.

В этот день Федька решил в последний раз навестить свой шалаш. Знал, занесет его зимой по макушку. А Берендей не дает чифир варить. Вот и приходится делать его подальше от жилья, прячась да крадучись.

Харя шел меж облысевших берез. Белые-белые, они были похожи на безвременно состарившихся девчонок. Поредевшие их косы-ветки били худые плечи, зябли на холоде стволы-тела. И все ж смотрели березы на небо, закинув к нему головенки. У Бога, не у земных, прося понимания, поддержки и терпимости. Люди так не умеют… Люди, как сухая трава, в старости и в горе лишь под ногами видят.

Федька вытащил из шалаша жестяную банку из-под сгущенного молока, выколотил из нее старую заварку чая под березовый корень. Хоть это впрок пойдет. И, пошарив за пазухой, выволок оттуда трясущимися руками пачку чая. Глаза его лихорадочно загорелись. В горле пересохло.

Сбегав к ключу, Харя принес воду в банке, развел маленький костерок. Высыпал содержимое пачки в жестянку, залил воду так, что она едва покрыла чай, размешал для верности сухой веткой и поставил на огонь. От нетерпения крутился вокруг псом на привязи. Когда заварка стала подниматься вверх, размешал, поставил байку на угли: чтоб взяток был полным и первач полноценным. Чай медленно варился. Вот первые пузыри пробили варку, закрутили в банке черное месиво.

Подождав немного, Харя поставил банку на теплую золу, стал ждать, пока чифир настоится. Из-под закрытой крышки шел аромат чая. Чтоб ничего не пропало даром, прикрыл банку засаленной кепкой.

Федька был знатоком своего дела и для чифира брал лишь грузинский второсортный чай. Другие сорта для настоящего чифира не годились.

Едва пар перестал выходить из банки, Харя взял теплое черное пойло, сделал глоток.

Настоящие чифиристы не глушат варево залпом. Они цедят чифир через зубы, смакуя каждую каплю, чтоб получить полный кайф. И Федька тянул нестерпимую горечь, казавшуюся ему вкуснее и слаще меда.

Чифир получился отменный. Едва попав в горло, он ударил в кровь, в голову. Тело Хари расслабилось, глаза помутнели. Маленькая морщинистая мордашка стала похожа на увядшую свеклу. Рот открылся, обнажив коричневые пеньки от зубов. Из уголков рта побежали блаженные слюни.

Харя был в полубреду, в полусне. Маленьким, грязным комком он лежал возле остывающего костерка. И никто, никакие силы, не могли теперь вырвать его из одурманившего кайфа. Что грезилось Харе в это время? Пожалуй, хорошее. Вот как поплыли морщины с лица. Собранные еще недавно в жесткие пучки на лбу, висках, в уголках губ, они стекли к ушам, на шею.

Федька лежал, засунув грязную ладонь под щеку. Банку чифира он высосал лишь наполовину. Оставшееся выцедит позднее. Сразу все пить нельзя. Сердце не выдержит.

Вообще-то этой дозы с лихвой хватило бы на троих. Но Харя был старым чифиристом и малой дозы ему хватало ненадолго. Целая банка — это день кайфа. День забыться в своей, неразделенной ни с кем радости.

Как дорого ценился в зоне каждый глоток чифира, как нелегко он доставался! Зато теперь ни с кем не делит, ни у кого не выпрашивает. И появись сейчас хоть рысь, хоть медведь, Харя не узнал бы их. Горе тому, кто попытается вырвать чифириста из кайфа, разбудить, растолкать, вернуть к реальности.

Не человек, зверь получится из вставшего. Невидящие глаза нальются кровью. Коричневая слюна превратится в желтую пену, лицо станет белей березового ствола и тогда не сдобровать разбудившему. Будь это и родная мать.

Чифирист предпочтет смерть, чем неурочное пробуждение. Сам черт — ребенок перед разъяренным чифиристом. И хотя сам потом, придя в себя, будет горько каяться, жалеть о случившемся, с дурным гневом своим никогда не сможет совладеть.

Кайфует Харя. Перед глазами пляшет прозрачным видением тополиный пух над синей водой реки. А может, опадает черемуха. Что за диво это видение под тихую песню!

Засыпает Федьку снегом. Крупные хлопья повалили с неба внезапно. Туча роняла снег щедро, снежинки повисали на ветках проседью, вмиг укрыли землю. А через полчаса поднялся ветер, началась пурга.

Харя машинально влез в шалаш. Даже не обратил внимания на разбушевавшуюся непогоду. Допил остаток чифира и продолжал балдеть.

Берендей копал за зимовьем ледник для мяса и, занятый своими мыслями, совсем забыл о Харе. И только когда холодный ветер поднял коробом вспотевшую рубаху на спине, решил пойти переодеться в сухое.

Не найдя Федьки, окликнул его из будки. Никто не отозвался. Глянул на берег — тоже пусто. А ветер крепчал.

Решив, что Харя пошел за ягодами иль шишками, фартовый снова принялся за ледник. Он обдумывал новый план побега, когда его исчезновение спишут на гибель и не станут искать.

Берендей еще раз взвесил детали предстоящего побега. Этот план не мог, не должен был сорваться.

Довольный собой, Берендей решил перекурить и невольно вспомнил о Харе. Пошел в пристройку погреться. Волосы уже в ледяную шапку превратились. Значит, этот снег не растает.

— Харя, эй мурло, где ты, гад ползучий? — позвал фартовый. Но Федька не отозвался.

«Не ужель опять зачифирил? Я ж весь чай от него попрятал», — подумал Берендей. Но, заглянув в кирзовый сапог, куда попрятал пачки чая, понял, что Харя уже здесь побывал.

— Ну, падла, доберусь до тебя, вонючка облезлая! — накинул Берендей телогрейку на плечи и пошел за Федькой, продираясь сквозь пургу и тайгу, матерясь жутко.

А Федьке виделся ромашковый луг, а посредине дерево. Но что это за старик под ним сидит? Бородатый, белый, глаза улыбчивые. Зовет Федьку:

— Чего хочешь, человек? Что ищешь?

— Сам не знаю, чего хочу, — растерялся Харя.

— Домой дорогу ищешь?

— Нет у меня дома.

— Семью потерял?

— Никогда не обзаводился, — развел руками Федька.

— А хочешь семью, дом, детей?

— Зачем это мне? — удивился мужик.

— А где жить хочешь? — любопытствовал старик.

— Мне все равно.

— Ведь ты ж кровинка человекова, неужель людской мечты нет?

— Отчего ж, есть, конечно. Дай чифирку для кайфа. Чтоб забыться от человеческого…

Берендей выгреб Харю из шалаша вместе с обоссанной травой. Свернув ноги к рукам, бил Федьку по заднице так, что у Хари голова готова была отгнившей тыквой отвалиться.

— Сучья блевотина! Блядское семя! Козел вонючий, — орал Берендей.

Холод тому причиной или время кайфа прошло, — Харя не сопротивлялся.

Старые чифиристы после балдежа всегда впадают в апатию, на долгое время теряют аппетит, сон, желание к жизни, движению. Может, от того, что реальная жизнь кажется им куда скучнее и обесцененной кайфа.

Берендей бил Федьку, не жалея, как старую куклу. И не сразу смекнул, что Харя не двигает ни руками, ни ногами.

Принеся его за шиворот домой, кинул на койку с размаху. Харя не охнул. Так и продолжал лежать скомканной тряпкой.

— Чего дрыхнешь, придурок? А ну, разуйся, стерва!

Федька не двигался.

Берендей дернул за руку и отскочил в ужасе. Федька был бледный и холодный, как покойник.

— Иль пришил ненароком? — выпучив глаза, затаил дыхание поселенец и позвал тихо — Федька, Федь, не дури.

Харя и не пошевелился.

— Мать твоя дура пьяная, неужель гробанул? Да как же это так? — тряс фартовый Харю, звал, умолял, грозил и ругался одновременно.

Но ни звука, вздоха, движения в ответ не последовало.

— Да ты что, озверел? А как же я один останусь? Ты обо мне хоть вспомнил, дурья башка?

Харя лежал неподвижно. Берендей вытряхнул его из одежонки. Прислонился ухом к груди.

— Ни хрена не колотится! Разве это может быть? Чтоб до свободы не дожить? Как же так?

Фартовый принялся растирать Харю полотенцем. Потом закутал его в ватное одеяло. Растопив печь, насыпал соль в сковородку. Нагрев, засыпал в майку, связав снизу и сверху, положил Харе на грудь. Поставил на печку чайник.

От страха иль неожиданности у фартового душа тряслась.

— Федь, а Федь, очнись. Ну, хочешь, я сам тебе чифирку заделаю. Ну на хрен тебе сдыхать? Хочешь, я тут останусь с тобой. И в бега не пойду. Не веришь? И чтоб мне свободы не видать! Ну трёхни хоть что-нибудь, Харя гнусная. Ведь не должен ты от одной-то пачки копыта откинуть, стервец. Ты их за свою жизнь столько выжрал, малине на год хватило бы взахлеб.

Берендей теребил Федьку. Но тот лежал тихий, недвижный.

Фартовый удрученно сел к печке, обхватив голову руками. Харя… Как пережить это новое, неожиданное потрясение? Ведь он так привык к тому, что Федька всегда рядом, под рукой, как рубаха. И вдруг его не станет.

— Да нет! Не фрайер же он! Зэк был путевый, свой паек, положняк, отдавал фартовому… Федь, а хочешь, я тебя в малину возьму. К себе. Кентом. Ты не ссы, я тебя от мусоров сберегу. Жить станешь на большой. Без понта, впустую не ботаю…

Харя молчал. Но Берендею показалось, что у Федьки дернулось веко.

— Федор, очнись, кончай ваньку валять. Как кента, прошу! — взмолился Берендей.

Наклонившись к Харе, увидел, что глаза его едва приоткрылись.

Берендей перенес Федьку к печке, положил на лавку.

— Докайфовался, гад! — налил в кружку чай и, сунув в него пару ложек малинового варенья, стал вливать в рот — Глотан, мать твою в хвост пчела грызла. Хлебай! Я тебе не дам копыта откинуть, — суетился фартовый.

Федька сглотнул чай, с трудом открыл глаза. Слабо мотнул головой, отказываясь от чая.

— Я тебе навару налью. Медвежьего. От него даже жмуры

вскакивают, — и подойдя с миской бульона, он стал вливать его Федьке сквозь зубы. Тот закашлялся, зачихал.

— Давай, давай, дрыгайся шустрее, — радовался Берендей.

К вечеру Харя задышал ровнее, но, попытавшись встать,

упал.

— Да что это с тобой?

— Дышать тяжело. Все болит. Все будто чужое, — впервые пожаловался Харя.

К ночи у него начался жар. Берендей смекнул, что застудился Федька в шалаше. А может, замерзать начал. Да не дал ему окочуриться фартовый.

…Давно пришли в Заброшенки промысловики и ждали, когда море скует льдом. Берендей даже не обратил на них внимания.

Он не отходил от Федьки, который очень медленно шел па поправку.

Харя долго не мог самостоятельно повернуться на бок. Лишь через месяц стал вставать, садиться, ходить.

Берендей каждый день парил его в дубовой бочке, настояв в ней перед тем пушистую молодую хвою.

Медвежий жир и малиновое варенье тоже шли в ход.

За время Федькиной болезни научился Берендей стирать и мыть полы, прибирать в жилье и содержать в чистоте посуду, готовить еду и топить печь.

Недаром, настроившись побалагурить, сказал как-то:

— Теперь меня и замуж отдавать можно. Лихая беда всему научила.

Промысловики, изредка навещавшие поселенцев, обещали им по весне сложить русскую печь. А один из них, старый охотник, зауважавший Берендея, помог вынести все лишнее из будки и на следующий выходной привез десяток кур с горластым петухом. К ним — два мешка овса в придачу.

В тепле да в сыти куры вскоре занеслись. И Федька каждый день утром и вечером ел яичницу.

Берендей старался скорее поставить его на ноги.

Днем фартовый уходил с промысловиками на море, долбил во льду проруби. И, спрятавшись за набросанный лед, ждал появления нерпы. Едва та вылезала на лед, фартовый стрелял.

Желтый с черными пятнами короткий мех нерпы нравился всем. Берендею в диковинку были эти безобидные неуклюжие на льду звери. У них не было ни лап, ни ног, — вразвалку передвигались на ластах, не уходили нерпы далеко от проруби. Чем-то похожие на тюленей и моржей, они меньше всех боялись людей, видно, не ждали от них для себя беды.

Поначалу Берендей, не имевший опыта в промысле, горячил-

с я. И, едва завидев вылезающую из воды нерпу, стрелял. Та тут же ныряла в прорубь и уже не появлялась в этих местах.

Охотники научили Берендея терпению. Вылез зверь — пусть отойдет от полыньи. Чтобы не ушел в море быстро, накидай рыбьей мелочи у проруби.

Морскими ловушками назывались проруби. Их по три, иногда по четыре за день выдалбливал фартовый.

В иной по две нерпы за день вынырнет, из другой — ни одной.

В среднем за день по четыре-пять нерп убивал. Разделывал. Шкуры увозились на выделку, мясо — на норковую ферму, внутренности — на птицеферму, жир — для лекарств.

Привычные ко всему промысловики жили в меховой палатке. Они многому научили Берендея. И теперь в зимовье поселенцев горели до глубокой ночи светильники на нерпичьем жиру. А над лавкой на стене прибил Берендей громадную шкуру первого убитого сивуча.

Возвращаясь в сумерках с моря, нес фартовый свежую печень нерпы Харе на ужин. Накормив, обиходив Федьку, наскоро поев, садился к печке и, греясь, рассказывал о прошедшем дне.

Харя помнил, как радовался Берендей, что он уже не в обузу промысловикам. Работает наравне. А вскоре не сам фартовый, охотники признали, что удачлив Берендей, больше всех нерп отстреливает.

— Поначалу, знаешь, Федька, чуть не взвыл. Знаю, попал

II нерпу. А она слиняла в лунку. Я за ней. Ну, поймаю стерву. Подскочил, она из лунки высунула усатое мурло, зенки выкатила, как чифиристка, отряхнулась, фыркнула и опять в воду смылась. Полдня над прорубью сидел и все без понта. С тех нор жду, покуда на бок ляжет, спиной к лунке.

Федька замечал, что Берендей, общаясь с промысловиками, даже разговаривать стал иначе, не по фене. Меньше ругался, реже злился. Но… Харя понимал, что только его болезнь держит Берендея в Заброшенках. Чуть он встанет на ноги, фартовый тут же уйдет в бега.

Но Харя, хоть и предполагал такое, болезнь не симулировал. Когда ему становилось лучше, не скрывал.

— Знаешь, нынче я озверел, — пришел как-то Берендей с работы расстроенный.

— Что случилось?

— Не досмотрел. Нерпа с дитенком на лед вышла. А нерпенок беленький. Потому и зовут — белёк. Я ж его не углядел. И мать его загробил. Подхожу к ней, а у нерпы — молоко по пузу вперемешку с кровью. А рядом белыш сидит и плачет. Глаза большие, черные, а слезы — что у человека. И стонет,

хнычет. Увидел и больно стало. Вроде человека загубил. Как теперь малыш будет? Гад я! Вовсе пропащий, — досадовал Берендей.

— Это хорошо. Значит, не все ты в малине растерял, коль и на меня и на белька тепла хватило. Ничего, научимся мы с тобой отличать белое от черного, нужное от лишнего, — вздыхал Федька. И спросил — А куда ж белёк делся?

— Я его к другой лунке отнес. И нерпа, когда вынырнула, увидела белька. Хоть и чужой он ей, а уговорила, видать. Увела за собой в море. Я ее не трогал. Пусть живет и белька выхаживает, растит.

…Тот, кто жизнью своей и судьбой, вольно или невольно, связан с морем или тайгой, душою всегда чище других людей. Если жестокий в прошлом человек попал в тайгу, она излечит, очистит его душу от зла и обид, она накормит и приютит, обогреет и успокоит, вылечит и научит многому. А если, на счастье, сердце человечье окажется добрым, отзывчивым, — откроется, доверится ему тайга. Рассмешит и обрадует. Ну, а коль не осталось у человека тепла, если остался от сердца лишь пепел, не выпустит его тайга к людям, сгубит, спрячет надежно, навсегда.

Берендей в редкие выходные полюбил гулять по тайге на лыжах. Смотрел, наблюдал, радовался. Возвращался в зимовье возбужденный, как мальчишка.

Харя даже завидовал фартовому. Но каждый раз, когда тот уходил, Федька мысленно прощался с ним навсегда. Понимал, что надоело Берендею нянькаться с ним, выхаживать, жить так, как не жил никогда.

А Берендей приносил в зимовье причудливые чаги, бамбук. И Харя, постепенно научившись двигаться, сплел из бамбука кресло. О, если бы не ноги! Они надолго подвели Федьку. Даже по пристройке передвигался с трудом, волоча непослушные ноги.

Берендей ободрял, успокаивал. Он хорошо зарабатывал. И не скупился на расходы. С первой же получки купил одежонку. Себе и Федьке. А когда тот заболел, привез ему из Ново- Тамбовки толстый теплый свитер. Носки вязаные, до колен. Теплое белье, шарф, варежки и валенки.

Столько добротных и теплых вещей Федька не имел за всю свою жизнь. Он натянул на себя все. Даже варежки. С трудом вставил ноги в валенки и сел к печке. Хорошо, что Берендей был на работе и не видел, как плакал Харя. Плакал от того, что впервые в жизни оделся по-человечески. Тепло и удобно.

Федька гладил обнявший его тело свитер. Какой он красивый! И по размеру пришелся. А цвет-то, цвет настоящей морской волны…

Шерсть приятно покалывала. Харя чувствовал, как согреваются ноги в носках и валенках:

«Наверно, дорого все это стоит. Как же я с ним рассчитаюсь за все? Ведь работать не могу. Эх-хе-хе… За вещи — ладно, а вот за то, что вытащил из могилы, лечит, мучается тут со мной? Что это я навсегда его должник. Весь в подарках, ни за что. Хотя в свое время… Э-э, да что там. Ну, выиграл я Берендея у Медведя. А вот с чего прилепился к нему? Верно, тогда душа раньше разума почуяла в фартовом друга. Пусть не навечно. По сколько раз он меня выручал!» — улыбался Харя сквозь слезы.

Ему вспомнилась уползающая медянка, грохот волн и Берендеи, теряющий силы на скале. Предатель Берендей, подлец фартовый, беглец и матерщинник, самый дорогой, единственный на свете человек…

Харя сам себе растирал ноги, парил их в хвое, в морской воде, которую ему каждое утро приносил Берендей. И через тру недель ноги стали чувствовать тепло и холод, ныли от сырости. И фартовый радовался, что скоро Федька сможет не ползать, а уверенно ходить.

Из Ново-Тамбовки привез он Харе костюм. Недорогой, но хороший. Потом и шапку из кролика. Сам Берендеи расчувствовался, увидев, как воспринял Харя новую одежду.

Не имевший семьи и детей, фартовый заботился о Федьке, как о кровном. Может, годы сказались иль тайга очистила душу, пробудив в ней искреннее — быть хоть кому-то нужным и позаботиться о нем.

Здоровый, Харя не нуждался в опеке, а вот больной — стал совсем беспомощным. Не поддержи, не ободри его вовремя, не помоги ему, скис бы мужик, махнул бы рукой на себя, на здоровье. Такие приступы случались. Да Берендей их отвел.

— Жить надо, Федька, усеки это. Жизнь — одна у каждого. И ее нельзя укорачивать дурью, слабостью или похотью. Ее, как нежный цветок у сердца, беречь надо. Потому что вся жизнь на нас, мужиках держится. Это и в тайге, и в море, и у людей. Потому что мужики — везде сильные. Не станет нас, загробится все. Вот я сегодня в тайге был. Много чего увидел. Раньше бы и не приметил. Все торопился. Потому как считал, что у фартовых самые длинные только сроки и самая короткая жизнь. Эх, куда торопимся? Оглядеться надо, — закурил Берендей и продолжил — Оленуху мужики-охотники завалили. А она с олененком была. Тот, верно, неурочным оказался. Припозднился родиться на свет. Когда мать упала, из кустов и выскочил. Прямо па промысловиков. Нет бы смыться, зашился бы в чащу, в кусты, так нет, кричит всеми кишками. А тут на его голос старый олень примчался. Может и отец. Увидел олениху, дитенка, людей. Смекнул. Подтолкнул рогами в бок малыша и, загородив собою, в тайгу увел. Так-то… Хотя сам рисковал, а не струхнул. Вот те и старый хрен.

— Ты тоже меня от погибели уберег, — вставил Харя.

— При чем тут я? Бог тебя увидел. А я что? По нашему закону, того с кем в тюряге кентовался, оставить не должен. Вот и все тут.

Федька впервые сегодня смог сам приготовить ужин. Грибной суп, котлеты из медвежатины, нерпичья печень тушеная и компот из кишмиша.

Берендей, увидев накрытый стол, растрогался:

— Ждал, значит?

— Заждался уже, — признался Харя. И добавил — Я сегодня даже кур сам кормил. С петухом побазарил. Ему, паразиту, неплохо у нас живется. В тепле, в сыте, при гареме. Потому у него и горло за троих. Утром как заведется орать, ни за что не заснешь, целыми днями зиму прогоняет, солнце зовет, тепло, чтоб в тайге с курочками своими погулять.

— Это верно. Хавай, спи да о потомстве не забывай. Вот и вся его забота, — поддержал Берендей. И, посерьезнев, сказал веско: — Смотри, во двор не торопись выходить. Копыта береги. Нужды в том нет. Понял? Трофимыч обещал тебе врачиху поселковую привезти на днях. Чтоб осмотрела и сказала, как дальше тебя лечить.

— Врачиху мне? Да зачем теперь? Уже не надо. Хватит и одного идиота, которого ом вначале привез. У меня после его осмотра ноги вовсе задубели, слушаться не стали. Все командовал: поднимите, согните, поверните… Цирк ему тут, что ли? Я от боли чуть не уссываюсь, а он, гад, колени мне гнет. Я чуть криком не орал. Нет, никакой врачихи не хочу. Хватит с меня! — упрямился Федька.

— Зря ты ботаешь. Тот мужик дельное подсказал.

— Что?

— Да морскую воду. Как стал в ней ноги парить, дело на поправку пошло. Может и эта… между прочим, хоть одна баба у нас в гостях побывает. Не то от их вида совсем отвыкнем. Скоро забудем, что мы мужики! — хохотнул Берендей.

Трофимыч, навещавший поселенцев чаще других, не раз удивлялся, как смогли эти мужики прижиться в Заброшенках. Ведь вот и до них присылали сюда на поселение здоровых молодых людей. Все спились, всех пришлось вернуть обратно в зоны.

Начальник госпромхоза понимал, что условия жизни здесь не из легких. А потому выжить и зацепиться за это место суждено лишь сильным натурам.

«Может, прикипят они у нас и останутся в Заброшенках насовсем», — думал Трофимыч.

— Мне сегодня промысловики знаешь что предложили? Баб нам с тобой подыскать. Чтоб насовсем мы здесь остались. Навроде бугров Заброшенок. Ну и дома по теплу помогут построить. Настоящие. А в трехстенке корову, свиней держать, короче— целое подворье, — говорил Берендей.

— А ты что им сказал? — спросил Харя.

— Да на что мне свиньи иль коровы? Ну, бабу, на время, не мешало бы. А постоянно — нет. Они — как комарье. С виду безобидные. А чуть уши распустил, позудит да начнет кровь жрать.

— Так всегда вышибить можно, под сраку дать, — подал голос Харя.

— Тебе что, возвращаться некуда? — спросил Берендей.

— Не к кому, — невесело вздохнул Федька — Все потеряно. Никому я не нужен. И никакая баба за меня не пойдет. Какой ей от меня понт?

— Чокнутый ты, ей Богу! Да если захотим, таких баб отхватим! А чем мы не мужики? Все при нас! Неженатые были, не вовсе старые. Ну, то что морды малость помяты и сами не первой свежести, так это не беда. Зато все остальное в ажуре, — похлопал себя Берендей ниже живота. И спохватился — Врачиха ж к нам приедет, вот ее и закадрим. Хочешь? Давай зимовье приберем. Чтоб эта баба не ругалась.

Харя быстро смекнул, что врачихе может понравиться Берендей. А если у них склеится, то не уйдет отсюда фартовый. И его, Федьку, не оставит.

Харя помогал Берендею изо всех сил. Протирал окна, отскреб стол и лавку. Берендей, раскорячась, отдирал пол:

«Хоть чем-то время убить. Иначе в этой дыре спятить можно. Дай Харю встряхну, чтоб не зачифирил, паскудник».

А к ночи испортилась погода. Черные тучи загородили звезды. С моря рванул ветер.

Первое его дыхание прошлось по зимовью жесткой рукой. Задрожала, застонала будка. Встревоженно заквохтали в ней куры.

Второй порыв был сильнее.

«Выдержит ли будка пургу? — подумал Берендей. — Ведь тремя рядами поленниц загородил ее от моря. Вровень с крышей. Должна бы выстоять…»

В это время в зимовье открылась дверь, и охотники мигом заскочили в пристройку.

— Мужики, мы у вас пургу переждем. А то палатку может сорвать. «Старик» поднялся, кажется. Три дня не высунуться теперь.

Охотники садились кто где. Грели озябшие руки.

— Чайку бы сообразить, — предложил кто-то из них.

При этих словах, словно по команде, проснулся Харя.

Берендей уже затопил печь, поставил чайник.

— Мы свои пожитки в вашу будку положили.

— Если ее не унесет пурга, цело будет, — кивнул фартовый, ухмыльнувшись.

— А чего рыгочешь? Вон в прошлом году мы так же здесь были. Аккурат под новый год ветер-«старик» поднялся середь ночи. Палатку нашу вначале доверху замел снегом. А потом сорвал и унес в море. Мы и остались, как прыщи на заднице. Сунулись в будку. В ней тогда тоже поселенцы жили. А они, сволочи, в Маню — Ваню играют…

— Лидеры? — спросил фартовый.

— По вашему — педерасты, по нашему — скоты. Ушли мы в ту ночь в поселок. Пешком. Чуть не сдохли от холода. С тех пор на вашего брата, зэка, так и смотрели, ровно на нечисть, — говорил Подифор, самый старый в бригаде охотник. — Ты не обижайся, к тебе это не относится. Вот, глядя на вас, думаешь: побольше б среди свободных таких людей было, — он взял кружку с чаем из рук Хари.

Берендей, накинув телогрейку, носил в зимовье дрова. Топить придется всю ночь, нельзя же, чтоб люди мерзли.

Охотники, согревшись, легли вповалку на спальных мешках. Переговаривались вполголоса. И только Подифор сидел у печки в исподнем, курил самокрутку.

— Давно в промысловиках? — спросил Берендей.

— Всю жисть. Нынче уже тяжко лунки бить. Сам знаешь, море в иных местах до трех метров промерзает. Самое малое — на два. Ну и подумай теперь, каково мне на восьмом десятке приходится? Покуда одну лунку выдолблю, спина колом, руки в кровь, кишки до утра болят.

— А что на пенсию не идешь?

— Пенсия? Да мне той пенсии только на табак. А и без дела не смогу. Весь век работал. Как на пособие уйду, старуха чарку не даст. Запилит, окаянная, что без дела слоняюсь. Вот в промышляю, сколько сил есть. Покуда жив человек, свой хлеб есть должен. Не хочу заглядывать ни в чьи руки.

Харя заерзал на своей телогрейке. Берендей пил чай молча, смотрел на огонь, пылающий в печи. Он не слышал сказанного, думал о своем.

Выла пурга над зимовьем, смешав черноту неба с темнотой

тайги. Надувал ветер в ночи каждому дереву огромные сугробы, стегал по верхушкам и кронам жестким колючим кнутом. Деревья охали, стонали, скрипели. И одно рухнуло, задрав кверху гнилые корни.

Так и человек: в шторме жизни выстаивает лишь крепкий, сильный.

Там, поодаль, плачет на ветру старая пихта. Если б не ели, давние подружки, давно бы высохло сердце. Да ели не дают скучать, защищают, загораживают подружку. И как не горьки ее стоны в жестокую пургу, никогда дерево не просило смерти у неба. Жизнь! Она хоть и шла к закату, но радости тайги по- прежнему грели сердце.

Вот пурга уже над корягой, что срамным чертом из-за деревьев выставилась. Когда-то коряга была корнями могучей ели, но пришел срок и повалила ее такая же пурга. Задралась коряга рогами из земли. Всему живому насмех. Но вскоре и под нею жизнь закипела. Заяц нору вырыл. Глубокую, теплую. Л под корягу лиса не сунется. Боится. Лишь заяц знает в ней каждый сучок. Потому и живет спокойно.

Но и косой не знает великой радости коряги: этой осенью упало под нее семечко сосновое. И пригрелось. Полюбилось ему здесь. Коряга его теплой трухой присыпала. От чужих глаз мхом завесила. Пусть не кровной, а все ж мамкой стала. Значит, и рогатая, и старая, а нужна еще…

Плачет пурга над тайгой. Спит, свернувшись в клубок, белка. Животом троих бельчат греет. Уж совсем было хотела новое дупло искать этой осенью. Да дятел поработал, вылечил дерево. И не пришлось белке уходить из обжитого дома.

Спряталась в дупле, неподалеку от беличьего, старая сова. Сколько ей лет, никто вокруг не помнил. Все живое в тайге парами живет, и только она — одна. Потому что у нее характер— дрянь. Чуть задремлет зверье, сова, как назло, распустит крылья-метелки, полетит мимо гнезд, нор, дуплянок да как ухнет жутким голосом. Все птенцы просыпаются. Ругают эту сову на все голоса. Обзывают, а она знай свое. А все от зависти. Плохо ей, пусть другим хорошо не будет.

Вот эту жизнь никто, кроме старой елки, не любит. Никто ее в гости не ждет, не пожалеет. Но ель сове всех заменила. Плохая иль хорошая, а своею стала.

Нет в тайге лишней, ненужной жизни. Каждая дорога, любая— своя кровинка в большой семье. Всякая жизнь — цветок и украшение. Вот так бы у людей…

Свирепствует пурга. С тайгою ей трудно совладать. Тут все друг за друга держатся крепко. В одном кулаке. Его не разжать, не расщепить. С людьми куда как проще. Они не умеют

дорожить жизнью, а потому живут меньше тайги. Видно, от того, что тепла у них маловато.

Гудит пурга над зимовьем. Бьет по крыше ледяным кнутом. Рвется в подслеповатое окно, оскалив черную пасть. Ругается, пугает. Но бесполезно. Никто не боится ее.

Спят в зимовье охотники, раскинувшись на полу. В пристройке жарко, как в бане. Мужики до нательного раздеты. И лишь один, Берендей, не спит. Чтоб спали другие. Должен кто-то из людей заботиться об этом.

Фартовый… Буйная головушка. А вот теперь сидит у печурки, выстругивает топорище из березы, чтобы даром время не шло и не заснуть ненароком.

К спящему, безмятежному чаще всего беда подкрадывается. Хватает неожиданно за горло мертвой хваткой. Потому у покоя Других должен быть сторож.

— А ты чего не спишь? — поднял от подушки седую голову Подифор.

— На шухере я, дед. На стреме, значит. А ты спи. Я посижу.

Белые стружки крутыми завитками падают на колени, ложатся к ногам. Вот теперь, сложись жизнь иначе, были бы у Берендея внуки и внучки, ну хотя бы одна, светловолосая, вот в таких же завитушках-локонах, с глазами синей морской волны, со смехом звонким, прозрачней росы.

Но нет, никто не назовет его дедом. Не вложит теплую, как жизнь, дорогую ладошку в огрубевшие, жесткие руки. Упущено время. Промотал бесплодно годы по «малинам» и тюрьмам. Этого уже не вернуть. Лишь с виду мужик, но уже… Перестойный. Как дерево. Прошло время и нет от него проку. Высохнет и упадет молча, без крика. Была жизнь. Да что в ней вспомнить?

Вот этих, охотников, — каждого в поселке ждут. Жены и дети, внуки. Беспокоятся, переживают. А он? Отбрось концы, никто и не вспомнит. Разве только Харя матюкнет за то, что не сумел его хорошенько вылечить. Да в малине кенты удивятся, что не сумел откинуть копыта, как фартовый, в деле, на воле. Вот и вся память. Жизнь к концу, а итог — как пустой общак,

о котором лучше не вспоминать.

«Ведь могло же сложиться иначе, так нет, не смог остановиться. Все мало было. К большому малое прибавлял. Мол, на хрен бородавка и то прибавка. Вот и прибавили, до самой старости в дураках остался. А все дурость… Хотя, уж если по совести, фартовым тоже не всяк может стать. Да еще паханом. Рисковать собой, все перенести и стерпеть, попробуй… А к чему? Ведь жрал не больше, чем любой другой, кто не рисковал. Зато у фартовых — жизнь! Какая жизнь? Сплошная игра.

С хреновым концом. Что ж, он закономерен. Проиграны годы, целая жизнь. Как плохо, что прозревают фартовые, лишь умирая».

Видно от того, что признать это раньше — означало не жить.

Берендей вздрогнул от неожиданности: чья-то рука коснулась плеча. Оглянулся.

Харя тихо стоял рядом.

— Чего не спишь?

— Не могу, — признался Федька.

— Отчего?

— Ты в бега собрался?

— Ты съехал с катушек? — обиделся Берендей.

— А чего не ложишься?

— Горящую печку как оставлю? — а брось топить, мужики к утру позамерзают. Сам знаешь. Вот и караулю.

— Иди спать. Я посижу, — предложил Федька.

— Слаб ты еще. Окрепни. Тогда поботаем.

— Не смогу уснуть, — признался Харя.

— Да не бойся. Не чеканулся я в такую непогодь глупое затевать. Уж если по хорошей погоде не сбежал, сегодня тебе бояться нечего. Не слиняю. Иди спать.

— Я здесь с тобой посижу. У огня. Так теплее.

— Валенки надень, — потребовал Берендей и неохотно подвинулся, давая Харе место на лавке.

— Ты не думай, что я вовсе блажной. Не стану больше чифирить. Все. Завязал с этим. Иначе окочурюсь когда-нибудь. Не зря ж ты со мной мучился столько, чтоб я себя после всего загубил. И не держи обиду за прошлое, Дурак я был круглый, — каялся Федька,

— Сорвешься все равно, — не поверил Берендей.

— Увидишь. Лишь бы мне одному тут не остаться. Один я — слаб. Жить тошно. Тебе не понять. У тебя хоть кенты водились, а меня ни одна баба на болоте не окликнет. Никому не нужен я, — у Хари дрожали пальцы,

— В детстве все мечтал хоть собаку в друзьях заиметь, чтоб было с кем поговорить, чтоб хоть кто-то понимал и любил, да только и с этим не повезло. Самому жрать зачастую было нечего, не то что псину прокормить, — продолжил Харя.

— Бедолага, — выдохнул Берендей.

Он смотрел на бледного похудевшего после болезни Федьку.

«Сколько ж лет ему? Не так уж много, наверно. На шее морщин нет, мочки ушей не обвисли. Значит, и сорок не стукнуло, А за что он на строгом режиме оказался? Может, что-то крупное спер? Хотя с воровской статьей в бараке все наперечет были известны. А может, насильник? Ну нет, что это я? Будь он таким, сразу бы опетушили и ходил бы в обиженниках. Такие с буграми в очко не играют. За что, на чем он засыпался?»— пытался угадать Берендей — «Может, на работе что утворил, по службе? Нет, видно, грамотешки маловато у него, разговор корявый, деревенский. Но откуда он? Вот ведь смех, сколько уж бедуем бок о бок, а ничего о нем не знаю. Помри он тогда, не знал бы, как и помянуть.»

И не раздумывая долго, спросил в лоб, как выстрелил:

— Как ты в зэка загремел? За что?

— Я, едрена вошь, в тюрягу из-за родителя подзалетел. Чтоб ему век не просираться, — сплюнул Харя. И, передернув плечами, словно от озноба, придвинулся ближе к огню.

— Отца замокрил? — не поверил в услышанное Берендей.

— До того не дошло. Кулаки об него почесал. За то и влип.

— А он тебя упек?

— А вот сам посуди. Короче, случилось так, что на войну он пошел вместе со всеми деревенскими мужиками. Нас, пятерых, мать сама растила. Всю войну. Орловщина моя земелька. Она и в мирное время впроголодь крестьян держала. Весь век портки на подпоясках носили, чтоб не потерять. А в войну у нас и вовсе все перевелось. Еле дышали. Ну, а к концу войны получили весть, что отец, кормилец наш, без вести пропал на фронте. Деревенские мужики тоже не все вернулись. Иные погибли. Другие калеками пришли. Об отце никто не знал, в разных местах, видать, воевали. Ну, а матери пособие стали платить на нас, сирот, — криво усмехнулся Харя. И, помолчав, продолжил — Я в семье самый старший. Остальные четверо — Девки. Да мать. Вот и пошел я в колхоз работать, на конюшню. Бывало, чтоб хомут на коня надеть иль подпругу застегнуть, просил людей помочь, ростом я не вышел, не доставал. Ну так- то три года. Потом на трактор взяли.

— А родитель где взялся? — перебил Берендей.

— Так вот когда я дом на ноги поставил, отстроил новый, большой, корову и свиней завел, кур полон двор, двоих сестер замуж отдал, вызывают нас с матерью в сельсовет. И говорят, что к нам из-за границы гость приехал. У меня, да и у матери, языки поотнимались. Ну, маманя и говорит, что никого туда в замуж не отдавали. А нам бумажку в глаза. И… Мать чуть не умерла. После войны десять лет прошло…

Глава третья НЕДОУМОК

Федька помешал угли в печке. Долго смотрел на красные огни. И вдруг, словно спохватившись, подкинул в топку березовых поленьев. Те задымились, схватились огнем, затрещали, запели.

— А через неделю, рано утром, это было в воскресенье, подъехала к дому легковая машина. Я на нее и внимания не обратил. Да только услышал, как мать охнула. Глянул, мужик какой-то к нам идет, чемоданами задавленный. Скинул около крыльца, за другими пошел. А мать говорит: «Отец ваш приехал. Нашлась пропажа, та что без вести. Где же он, кобель, целых десять лет по свету рыскал, душа его сучья…» Родитель, справившись с грузом, портки отряхнул и кличет: «Пашка, че, дура, глаза выкатила? Иль не видишь, живой я! Иди на руки слей». А мать с места сдвинуться не может, слезы рекой по лицу. Легко ль ей было нас в одиночку поднять? Видать, горькое и вспомнилось. А еще стыд перед людьми, что получала пособие за мужа-фронтовика, а он где-то по свету блудно шлялся. «Признала?» — спросил он мать. Та молчит. А он, лярва, даже не устыдившись, говорит ей: «Слей на руки, иль не слышишь?» А матери слушать неохота, в хату ушла. Я за сестрами смотался. Позвал, привел всех четверых, усадил рядом с матерью и спрашиваю блудягу: «Где ж бродил, прохвост, столько лет?»

— Поди, он тебе в ухо вмазал? — рассмеялся Берендей.

— Хрена с два. Я наготове был. Голову кобелюка опустил и говорит: мол, во время войны попал в окружение, потом — плен, концлагерь, откуда его немка выкупила, как работника. Он уже вовсе с голоду подыхал. А баба выходила его, поставила на ноги, он и старался. Отрабатывал. А потом и женился на ней. Когда война окончилась, решил у ней остаться, не возвращаться. Хотя и вспоминал. А писем не писал потому, чтобы не бередить. Но тоска одолела. Вот и отпросился в гости. Навестить. Чтоб не по письмам, глазами убедились, что он живой и здоровый. И порадовались тому. «Я на десяток дней», — говорил он и доставал подарки. Да только к дарам его никто не притронулся. Увидел это, переоделся в габардиновый костюм и уселся на лавке перед домом, чтоб перед людьми похвалиться одёжей иностранной. А она у него и впрямь была что надо. Я ж, Дурак, хватил стакан самогона для смелости, подошел к родителю, сорвал его с лавки и так отмудохал! За каждую слезу нашу, за ожидание и стыд. Одно не знал, что бить мне его, заграничного, нельзя было. Хоть и отец навроде, а не русский подданный. Вот и все. Его тут же обратно в Германию выдворили, чтоб людей тряпками не смущал, а меня за жопу и в каталажку, за родителя, лучше б его век не видеть, падлу.

— А он требовал, чтоб тебя судили?

— Такое без его просьбы сделали бы. Но и он орал, чтоб по всей строгости, не щадя…

— Гонористый хрен. Ну да не гни шею, ему нынче каждый день дерьмом пахнет. В дому не признали, выперли, сын мурло разрисовал. Жив, а в радость ли та жизнь? Ею хоть жопу вытри, такой судьбой. С чужой бабой, на чужбине — это как на проигранном стуле сидеть. Каждая секунда — смертельный страх и ожидание крышки. А у него еще и старость на хвосте репьем висит. Окочурится — закопать будет некому. Это как в малине — чужим кентам чести нет, — вздохнул Берендей.

— Так-то оно так, но и моя судьба как у кобеля под хвостом крутится. Ни жизни, ни радости не видел, — с горечью признался Федор.

— И сколько ж тянул за импортного фрайера? — поинтересовался Берендей.

— Червонец дали.

— Не поскупились. Я за жмуров, случалось, меньше получал, — признался Берендей.

— У тебя жмуры свои были. Без габардиновых костюмов. А я его, как доктора сказали, до шока довел. Не знаю, что это, но за этот шок в Вахрушеве молотил. В угольном карьере рогами упирался. Тачки с углем на-гора таскал так, что пупок из задницы завязкой выскакивал, на версту за мной волочился. Хорошо, что помогли зачеты… Иначе…

— А что ж тебя на материке не оставили? Поближе к дому, ведь судимость-то первая?

— Я на следствии себя не признал виновным. А судью обложил по-своему, по-деревенски. При всем народе говном назвал. Жополизом. Сказал, что хоть на муди родителю повесите импортную этикетку и станете ее целовать, я его иначе чем кобелем звать не стану. А раз вы его защищаете, то и сами такие, как он.

— Вот они тебе в отместку и влупили по самую задницу, — вздохнул Берендей.

— Мне и мать так сказала, назвала недоумком. Мол, уж лучше бы молчал. Глядишь, не мучился бы теперь. Ну да хрен с ней, моей судьбой! Не очень я и сетую. Жаль только, что маманя не дождалась меня. Померла в прошлом году с простуды. А сестренки все замуж повыходили, ребятней обросли, заботами. Не до меня им нынче. Да и то, посылки присылали. Письма слали душевные. Видать, не вовсе меня забыли. Вот и я им отписал недавно. Всем четверым. Да только как отправить— не знаю.

— Давай мне, я в Ново-Тамбовке на почту сдам, как только

пурга кончится. В эти выходные в баню надо сходить все равно, — предложил давно проснувшийся Подифор.

Федька даже растерялся от того, что кто-то третий нежданно подслушал его откровения; покраснел, опустил голову.

— Не тушуйся, сынок. Я не хотел встревать. Да вишь, сои стариковский не длинней куриного. А и совеститься тебе нечего. Оно и я, доведись на твоем месте, тоже б харю начистил такому отцу.

— По-вашему, выходит, лучше было бы ему сдохнуть в концлагере? Чтоб пусть мертвый, но герой? Ишь какие все умные! Л вот его судьба уберегла. Другой бабе подарила. Так за это человека бить надо? Он же не забыл. Навестить приехал. С подарками, как человек. Не только в своей деревне, а и заграничной бабе глянулся. В мужья взяла. Какая разница что немка? У баб наций нет. Они друг от дружки, язви их в душу, ничем не отличаются, особо под одеялом. Но вот отца колотить— дело последнее. Отец после Бога — первый, — встрял еще один охотник.

— Если он отец, должен был после воины вернуться к детям. А не сидеть под юбкой немки. Покуда он, долбаный, там отъедался, детва могла с голоду перемереть. Кобель, он, и верно сделал, что морду ему поковырял, — не сдавался старик.

— Ладно, чего завелись на чужой квашне? Прав, неправ — Федька за свое отбарабанил. Не хрен ему теперь порох на пятки сыпать. Не к чему. Пусть память заживет. Она одна до самой смерти будет ему и судьей, и защитником, — отозвался Берендей и спросил Харю — Сестрам он писал? Иль как уехал, так и пропал?

— Им писал. Даже к себе звал. Насовсем. Жена его тоже, померла. Вот и понадобились помощницы. Да только ни одна не согласилась к нему. Хоть и скудно живут, и в нужде, а на своей земельке, в своей деревне. За своих ребят повыходили замуж. Там и маманина могилка. От нее — никак. Пуповиной держит за самое сердце. И пусть корявые мы, с виду неказистые, как и деревня наша, а любим ее больше судьбины своей. Вот и отказались девчонки мои на чужбину ехать. Не зря ж у нас говорят, что в чужих краях сердце тепла не чует, хлеб— не кормит.

— А про тебя спрашивал?

— Интересовался. Даже в суд письмо написал, что прощает, просит выпустить на волю. Да только судьи мне, видать, своей обиды не простили. Не приняли во внимание письмо родителя.

— Не собирается он больше в гости приехать? — поинтересовался Берендей.

— Нет. Покуда не хочет. Он так и отписал сестрам, мол, этого недоумка, значит, меня, видеть не желает.

Берендей подкинул в топку несколько поленьев. Они вмиг схватились рыжим пламенем.

Фартовый смотрел на крученый огонь в печи. Тот жадно, с треском, воем, пожирал дрова.

Вот так и жизнь… Появится на свет человек и не успевает глаза открыть, как обступают его со всех сторон нужда, печали, горе. Точат человека заживо. Изнутри и снаружи. Глядишь, пожить не успел, а в середке один пепел. Вот и скажи такому, что жизнь — подарок. Он и морду за то начистит. Разве муки — дар? Да он с радостью этот дар на кончину обменяет. Еще и бутылку впридачу даст. Хотя… не всякий.

Плачет пурга за зимовьем покинутым подкидышем, голосом старой матери, одинокой, как горе. Рвется в зимовье сворой пьяных кентов. Кто недоумок в пурге жизни? Человек или фортуна? Вон, кенты говорили, что они ее за хвост держат, как хозяин коня. Да только все это темнуха. В этой жизни даже своей заднице не всяк хозяин. А уж фортуне и подавно.

Берендей не говорил Харе, что еще осенью отправил он кентам письма в Южно-Сахалинск. Обсказал все. Ждал поддержки. А письма — будто пурга унесла. Ни ответа, ни привета на них. Будто не получили. Но ведь тогда бы вернулись они к Берендею.

Но кому нужен засыпавшийся кент? Это раньше фартовые не бросали друг друга. Держали в общаке долю хозяина, покуда он в ходке. Нынче измельчали… Одни фрайера.

Берендей вспоминал пережитое. Ведь вот Федька, ну что он такое? А случилась минута — выручал. Хотя ничем не задолжал Берендею. А эти… «С ними делая жизнь была», — вздыхал фартовый.

Берендей вспоминал, как бросил он письмо в почтовый вагон, как на его глазах уехал поезд, втянув длинный вагонный хвост в узкий распадок. Лишь хриплый гудок, успевший убежать за сопку, аукнулся голосом слабой надежды. Чего просил, чего ждал он от прошлого? Оно ушло. А если и вернется, будет ли в радость?

— Подкинь дров, — попросил Харя.

Берендей не сразу понял, он заблудился в своей пурге прошлого. И хотя давно уже выбрался из нее, сердцем и памятью еще не оторвался. И, словно замерзающий, увидев костер, получил надежду на жизнь, но до тепла нужно сделать самые трудные, пусть и последние шаги.

Федька подошел к окну. За ним серая муть пурги. Скоро рассвет. Может, утром пурга ослабнет. И тогда уйдут из зимовья охотники, а Берендей, забывшись, как случалось нередко, снова начнет метаться по зимовью, будто кого-то ожидая.

Федька видел, как, просыпаясь, фартовый первым делом подходил к окну, подолгу всматривался в пустынный морской берег, вслушивался в каждый звук.

«Неспроста это», — решил для себя Харя. Но ни разу ни еловом, ни взглядом не спросил, не насторожил Берендея. А тот день ото дня мрачнел.

— Давай чаю попьем и мужиков побалуем. Иначе примерзнут к доскам, — предложил Федька.

Берендей не услышал.

Харе стало совсем тоскливо. Таким задумчивым фартовый был и тогда, перед побегом…

Федька опустил голову.

Что ж, и на том спасибо, что не бросил его Берендей в лихую минуту. Дождался, пока он, Федька, научился ходить по зимовью. Спасибо, что заботой не обходил. А дальше — как судьба… Федька оглянулся. Охотники спали, лишь Берендей словно прирос к окну.

Нет, он уже никого не ждал. Устал верить и надеяться на несбыточное. Лишь душевная боль и память нет-нет да и толкали к окну. Чтобы еще раз убедиться, что он там, на воле, никому не нужен.

Осушив пару литровых кружек чаю, Берендей посадил перед собой Харю, заставил выволочь ноги из валенок и перед жаром открытой топки стал их растирать.

«Коль надо скоротать время, так хоть с пользой, пусть и не для себя. Самому уж много ль надо…»

Берендей растирал каждый сустав, мышцы, пальцы. Отхаживал Федькины «ходули», как сам говорил, в запаренной морской капусте. Обмотав ее листьями Федьку почти до горла, укутал его в одеяло, уложил у печки на лавку.

Эту процедуру Харя любил больше других. Не только ноги, но и все тело начинала окутывать теплая дремота. Боль отступала, легкое покалывание поднималось от пяток к плечам. И тогда Федька чувствовал, как ожившая кровь заставляет его жить, дышать, осязать, чувствовать.

Берендей все два часа не отходил от него. Спеленутый Федька не мог пошевелиться. Свободным оставался только язык.

Именно после трех таких процедур Харя научился ходить по зимовью. И только теперь решился спросить, откуда Берендей узнал о чудодейственной силе ламинарии.

Фартовый усмехнулся. Оглядел спящих охотников и заговорил вполголоса:

— Заезжего одного за пакость вздумала наказать «малина». Он медвежатником был. Но с хозяином, паханом, свой навар не делил. А ведь в наших владениях пасся. За наш счет жир нагуливал. За его дела нас следователи трясли. Ловили мы его долго. Все ж накрыли. В Невельске. Разборка была долгой, да понту — ни хрена. Пером и кулаками отделали так, что мама родная не признала б. А он молчит. Не говорит, где кубышку держит. И допытаться не у кого. В одиночку работал, гад. Ну и предложил один, карманщик, замотать его в ламинарию. Мол, в ней йода много, на порезы и ушибы попадет — вмиг пасть раскроет и расколется. Так и сделали. Обмотали его До ушей. А сверху морской водой поливали. Он же, медвежатник, лежит что фрайер. И не ботает. Мурло отвернул от нас и дрыхнет. Хоть ты ему кол на голове теши — не почует. Ну, думаем, сознание его от боли улетело. Оставили этого падлу в капусте, чтоб вместо чучела чаек пугал. А на другой день сидим у барухи, пьем за помин души. Вдруг дверь разлетается и вваливается тот медвежатник с двумя мордоворотами. Где он их надыбал — одному ему ведомо. Ну и вкинули они нам. Так что я после тех поминок с месяц кровью ссал. Лишь потом вспомнил, что когда он на хазу нарисовался, на нем, козле, не было ни фингала, ни царапины. Будто и не хайдокали его всей «малиной». Допер я вмиг, что заместо пытки мы выходили его морской капустой. С тех пор она средь фартовых в уваженьи, — рассмеялся Берендей и продолжил — Случалось, из сырой — жгуты делали, секли напрокудивших пацанов. А на другой день те — ровно на свет народились. Кто спиной мучился, сами ламинарию стали использовать, всякую хворь надолго забывал. Вот такая она, эта капуста. С виду темная, длинная, вонючая. Па зуб возьмешь — гадкая. А человека лечит. Не случись той минуты, ничего бы я о ней не знал.

Федька смеялся приглушенно.

Когда Берендей снял длинные, скользкие листья, Харя оглядел не без удивления посвежевшее зарумянившееся тело.

— Если ты с чифиром завяжешь, может вернет тебе ламинария прежний твой вид. И поживешь на свете человеком.

— Куда уж чифирить мне. Вон в какую беду влетел. Без тебя окочурился бы, — признался Федька.

…Через два дня пурга улеглась. Словно устав, спряталась в сугробе на отдых, оставила в покое небо, землю, море, людей.

Промысловики тут же покинули зимовье, заспешили домой, в Ново-Тамбовку. Берендей и Харя прибрали в избе, помылись в бочках. И принялись готовить еду сразу на несколько дней вперед.

Внезапно в дверь зимовья постучали. Берендей от удивления

даже на лавку присел. Небритый подбородок отвалился. У Хари в коленях заскулило тонко.

— Какую лярву к нам принесло? Не иначе, мусора фрайерами прикидываются, мать их… — озверело прищурился фартовый.

— Нахрен мы им нужны. Они к нам один раз наведывались и то по хорошей погоде. А зимой их сюда ни за какие башли не затянешь, — вякнул Харя.

Стук повторился. Четкий, но не нахальный.

— Не-е, лягавые не так просятся, — повеселел Берендей и крикнул — Входи кто там! Смелей!

В клубах холодного пара в зимовье ввалился заиндевевший, весь в сосульках мужик. Остановился у порога, вгляделся в лица поселенцев, снял лохматую шапку, расстегнул ватник.

— Дядя! В лоб меня ногой! — бросился к нему Берендей.

— Да погоди, едрена мать, с копыт чуть не свалил, — смеялся вошедший.

— Ты как тут? Сам или подконвойно? — спросил Берендей.

— Сам. Письмо твое получил.

— Ты?! — Берендей не поверил в услышанное. Ведь не Дяде его отправлял, не его ждал к себе…

— Чего вытаращился? Кентов ждал. Своих? Ну да я и нарисовался, как говно н проруб». Некому, кроме меня, возникнуть. Усек? Так что принимай.

— А что с кентами?

— Имеем время. Обскажу. А теперь продрог, как фрайер, так что обогрей сперва, — гость сдирал с бороды сосульки, по- хозяйски присел к столу.

Федька без лишних объяснений понял все. И теперь лежал на своей койке, свернувшись тощим калачиком. В середке у него, будто старая собачонка, скулила досада на пришедшего. Черт его принес! Уж лучше бы он не дошел, замерз где-нибудь. Ведь так не раз случалось с другими. На черта этого принесло? Теперь подобьет Берендея в бега. А его, Харю, бросят пропадать в Заброшенках.

«Сейчас, небось, выкурят в будку меня, чтоб помехой не стал трепу. Берендей вон голову на радостях потерял, что вспомнили его. Про мясо забыл. А ведь на котлеты крутили. Теперь не до них. Чуть не сел в таз с фаршем. А давно ли зарекался от побегов? Теперь, чуть навеяло прежним, опять за старое. Эх-х, как ненадежны эти кенты…»

Но чтобы не быть изгнанным из зимовья, Харя решил прикинуться спящим. Если и это не пройдет, притвориться вконец расхворавшимся.

«Но ведь они и сами могут в будку слинять. И тогда я уже ни хрена не услышу», — подумал Федька.

Берендей налил гостю чаю. Тот от еды отказался. И теперь, расстегнув ворот рубахи, пил, потел, рассказывал неторопливо:

— Анютка моя на материк махнула. К своим. В отпуск. Я ее до самолета проводил. И на обратном пути ее убили. В Южно-Сахалинске. Она там никого не знала. Ни родни, ни знакомых не было. Кто, за что пришил — не мог я усечь. Кому могла помешать моя баба…

— С чего решил, что пришили? — спросил Берендей.

— Я ж хоронил. Как было не увидеть мне, когда в мертвушке ее голую показали. Финачем угробили. Отменный мокрушник на нее вышел. Знал, что делал… А значит, из-за меня, — сглотнул гость жесткий комок, срывавший голос.

Федька выставил нос из-под одеяла. Разговор показался ему интересным.

— Руку признал? — спросил Берендей.

— Если б признал, давно бы тыкву тому скрутил своими руками. Их, мокрушников, у тебя было, как шерсти на звере. Потому — не мне его искать. Тебе!

Берендей насторожился:

— В бега фалуешь?

— Покуда нет. Обмозгуем давай. Ведь я в твоей «малине» теперь за пахана. Нутром чую, что мокрушник рядом.

— Ты что-то темнишь. Моим кентам ты вовсе ни к чему. Баба твоя — тем более.

— За откол мой мстили! Иль не допер? Вот и пришлось вернуться к кентам, чтоб душегуба того, пусть из-под земли, но Достать! Потому и к тебе нарисовался. Все выложил. Суди сам. Никого не закладывал, в ходку из-за меня никто не пошел, а беду мне принесли твои кенты. Уж я всех перетрясу, а сыщу гада! Иль я — не фартовый! — громыхал гость гневно на все зимовье.

Берендей стал расспрашивать его: кто остался в «малине» из прежних, кого из новых взяли, кто чем занят, кто на чем засыпался, кто вернулся из тюрем.

Дядя, отвечая, понемногу остывал. Разговор пошел ровнее, спокойней.

Харя сжался в комок от удивления, что фартовые, не таясь, обговаривают при нем свои дела.

«То ли с горя тот мужик рехнулся, то ли ему уже терять стало нечего», — думал Харя.

А Дядя, словно подслушав его мысли, спросил, кивнув через плечо:

— Подружка?

— Съехал ты, кент, с чего б я лидером заделался? Ведь на поселении. И бабу мог бы… А этот — кент мой. Его ни на какой общак не променяю. В зоне мы были вместе и тут тоже. Он не фартовый. Но ботай при нем на всю. Не заложит. Это заметано.

Дядя оглянулся на Харю. Глаза — вприщур. Изучающие.

«Что ж ты за хмырь, если тебе сам Берендей доверяет вконец?»— молча рассматривал гость Федьку.

«А вот такой! Не хрен собачий, не обиженник, кент пахана!»— вызывающе глянул Харя на медвежатника.

«Тощий, мурло — как у запойного кобеля, весь в горсть вместишься, чего гоношишься, кусок сушеного дерьма?» — еще более сузились глаза Дяди.

«Я и такой в чести у пахана! А ты, старый хрыч, зачем сюда заявился?» — сверкнул обидой взгляд Федьки.

«Посмотрим, на что гож», — остановились зрачки Дяди, как две маслины, в Федькиных глазах.

«Я уж проверен много раз. И с Берендеем не из навару дышу рядом. Это ты, старый козел, за помощью приплелся. Не тебе меня на воду выводить», — насмешливо ответили глаза Хари.

«Ишь, падла! Я нынче пахан!» — округлились в злобе глаза Дяди.

«Видали мы таких», — сплюнул Харя.

Он молча встал с койки, подживил огонь в печи, взялся за котлеты. Делал вид, что его вовсе не интересует разговор фартовых.

Что темнить, Дядя не понравился Харе. Да и кому придется по душе человек, принявший нормального поселенца за педераста? И Федька всячески выказывал ему свое презрение.

Став спиной к гостю, он усиленно гремел сковородкой и мисками. Выдавливал его подальше от тепла. А когда котлеты пожарились, полную миску поставил перед Берендеем, Дяде даже вилку не подал.

— Ты что ж это фартового обходишь? Чего ему хавать не даешь? — удивился Берендей.

— Я ему не шестерка и не шнырь. Мне он не хозяин. Нехай сам себе возьмет. А я — устал, — отправился Харя к постели.

Берендей сам накормил Дядю, не сказав Федьке и слова упрека. А Харя тем временем торжествовал. Он знал, впереди — ночь. И спать гостю придется у печки, на лавке. Там не просто жестко и неудобно, но и холодно…

— После Кляпа не видел такого почерка. Один удар. И сразу насмерть, — рассказывал Дядя.

— Откуда сработал? Сзади? Иль сбоку? — выяснял Берендей.

— Сзади бил.

— Может, опять гастролеры? — не верилось Берендею.

— Нет. Смылся старым ходом, через пожарные гаражи. Так свои линяют. Заезжие в самолеты, в толпу кидаются, чтоб скорее с глаз. Этот действовал наверняка. Не впервой в порту, хорошо знал блатные ходы и выходы. Примелькался там, потому не задержали.

— Твой прокол! Кенты мои, признав тебя паханом, хотя бы и на время, давно бы сами накололи на перо мокрушника, либо тебе его с потрохами на сходку притащили, там учинили бы разборку и делу крышка. Так-то! Они не хуже тебя соображают, что ты им ни хрена не веришь. А можно ль вот так в дело ходить, хавать из одного общака? Век свободы не видать, если они того душегуба сами не ловят. И накроют его. Мои кенты — не падлы! Да и не заказывал я им ни твою, ни бабью шкуры. У меня из «малины» многие в откол ушли. Все дышат. Никого не замокрили. Да и нахрен под «пером» держать? Это ж себе в наклад. Либо за принуд перо воткнет, либо лягашам заложит. К тому ж в «малину» нынче силом не вяжем. Сами лезут. Я перед ходкой новые три «малины» сколотил. Они сразу навар стали давать жирный. А старые кенты, кто в делах увечным или больным стал, снабжали ксивами, башлями, отправлялись сами на материк, чтоб смерть свою на печке пьяным пердежом встретили. Они «малинам» обуза, — говорил Берендей.

— Я в подсосе не нуждался, своп башли имел. И все ж ко мне не раз фартовые клеились, чтоб за откол счеты свести. Но со мной не удалось.

— Чьи фартовые? — в упор спросил Берендей.

— Разные. С одними по тюрягам и зонам сроки тянул, с другими — в делах бывал—.припоминал Дядя.

— Мои средь них были?

— Тех, кто сегодня со мной кентуются, тогда не было.

— А что тебе сами кенты ботают про того мокрушника? — интересовался Берендей.

— Вначале признали руку Угря. Этот с одного маху таких лбов валил, каких всей «малиной» не замокрить. Я его знал. Но в том-то и дело, что Угорь уже года три — в жмурах. От спирта сгорел.

— А я и не знал, — покачал головой Берендей.

— Потом Змея вспомнили. Тот в зоне уже пятый год. Были и другие, но все мимо. Не то и не те… И стал я сам каждого кента на чистую воду втихаря выводить. Узнал, кто где был в тот день и в то время. Интересно получилось, — как-то страшно раз улыбался Дядя.

Берендей незаметно для себя собрался в пружинистый комок, спросил чужим голосом:

— И что надыбал?

— Все сводится к твоему Цыгану. Он — как испарился. Весь Сахалин перевернули, его нигде нет.

— Так, допер я. Выходит, ты ко мне за Цыганом нарисовался? У меня его накрыть хотел и пришить обоих враз? — побелел Берендей.

— А ты бы как в моей шкуре крутился? — вскипел Дядя.

— Тебе не ровня! Я за бабьими жопами от кентов не отсиживался! И нынче ни с кого навар не снимаю. Свое хаваю! Не накрываю кентов за собственные шкоды!

— Мы с тобой в одном деле были! Не я тебя в зону упек! Чего базлаешь теперь? — осел голосом Дядя.

— Допер я, дошло, зачем ты тут возник! Старый кент! Шел бы ты к хренам! Я нынче сам в отколе. «Малина» забыла. Пришлось, чтоб не сдохнуть, вкалывать вровень с работягами.

— Не ты один. Все законники чертоломят теперь. По всем зонам-и тюрягам. В бугры пацанов выводят, фрайеров. Те нас, законных, на «перо» берут. Разборки устраивают. Беспредел по зонам — как зараза. Дюймовочка из отсидки вернулся, порассказал, старый хрен. Хотел я его из «малины» в откол отпустить — не хочет.

— Хоть и плесень, а не тронь! Он со мной с самого начала. Удачлив был фартовый, — похвалил Берендей старого вора.

— Зато теперь фартового от лягавого не отличит. В дело его посылать нельзя. Слепой и слабый. Целыми днями водяру жрет и блатные песни скулит.

— А чего ты от него еще хочешь? Он свое отработал. Имеет фарт еще сто лет дармовую водку жрать. И не моги его шпынять! Он один не меньше двух «малин» путних взрастил. До моего прихода чтоб ни в чем отказа не знал, — зло приказал Берендей.

— Пускай дышит, мне-то что?

— Где след Цыгана потерялся? — словно мимоходом вернул Дядю к главной теме Берендей.

— В последний раз его видели кенты на железке. Это за день до смерти Анны. С тех пор Цыгана нет нигде. Все обшмонали. Глухо.

— Я сам его сыщу. Только не он загробил твою бабу. Это, как мама родная, понятно. Цыган мог пришить. Но не бабу. Он кобель отменный. Ему бабы дороже головы. Был один случай. Баруху надо было убрать. Так Цыган, падла, не так понял. Две ночи с нее не слезал. А уж пришить и не подумал. Спрятал ее надежно. Так что никто бы не допер. Та, дура сракатая, и теперь дышит. А все от того, что на Цыгана нарвалась. У него, гада, хер раньше мозгов соображать умеет. Он и колганом паханит, — рассмеялся Берендей.

Дядя сидел, задумавшись, опустив голову на руку. Что-то взвешивал.

Харя лежал на койке, наблюдал за фартовыми и делал выводы.

Берендей грелся у печки, глядя в огонь топки. О чем он думал теперь? Вспоминал «малину», кентов, а может решал для себя сложное — кто убил сожительницу фартового?

— Тебе когда-нибудь грозили за откол разборкой? — внезапно спросил Берендей.

— Фартовые Привидения. И не только грозили. Но их нет. Все в жмурах.

— В последней ходке с кем-нибудь залупался по большой?

— Было. Как всегда. Ну так за это бабу мокрить не стали бы, — подумав, ответил Дядя.

— Я всех перебрал в памяти. Каждого шныря и майданщика, не только фартовых. Никто из них не мог. И главного нет — причины, чтоб бабу твою убрать. Это дело мог утворить кто-то из охинских кентов, — продолжил Берендей.

— Да их никого не осталось. Там мокрушники были только у Привидения. Сам знаешь, что с ними стало.

— Ты зря не ботай. Нет города без собаки и «малины». Значит, о ком-то ты не знал, — не соглашался Берендей.

Дядя достал из рюкзака бутылку водки.

— Совсем запамятовал, кент. Принес водяру, а затрепался и крышка. Давай встречу замочим.

Берендей потер ладони, потянулся за котлетами.

— Зови кента к нам, — указал Дядя взглядом на Федьку.

— Харя, раздавим по стопарю, иди к столу! — позвал Берендей.

Федька хотел покочевряжиться. Мол, не падкий на чужое. Но испугался, что фартовые больше не позовут. Бутылка-то одна, самим мало. Федька покривил губами, чтоб фартовые не видели и рысью примчался к столу. Водки он уже давно не пил.

Разлив под ноготь — верную мерку — на троих, Дядя предложил:

— За здоровье наше и всех кентов, кто в деле не струхнул, в суде не наклепал, в тюряге, зоне — не ссучился. Пусть всех нас фортуна бережет.

— Пусть всех зэков дождется свобода. Дай им Бог дожить до нее, — выпил свою долю Берендей.

— А я за всех мужиков пью, за путевых. Нехай им во всем фартит. Пусть бежит от них горе. А друзья чтоб никогда не расставались, — закинул Харя водку в горло. И, булькнув коротко, воткнулся носом в хлебную корку.

— У меня там еще пара склянок имеется. Так ты эту корку не всю вынюхивай! — раскатисто смеялся Дядя.

Берендей, давно не выпивавший, раскраснелся:

— А помнишь Фею? — спросил гостя.

— Чувиху? Помню. Да, вот баба была!

— А ты помнишь ее песню, самую любимую? — Берендей нагнул голову. И запел со вздохами:

Я — вора жертвою была, и воровать я с ним ходила.

Ушла от матери родной, о, судьи, я его любила!

В каком-то непонятном сне я отомстить ему решила,

— вонзила в грудь ему кинжал, о, судьи, я его убила…

— Кончай, завязывай, не могу! Когда ее хоронили, вся Оха плакала. Жалели девку. А я все эту песню вспоминал. Их рядом схоронили. Ее и Привидение. Только его тихо. Без провожающих и цветов. Лягавые шибко торопились.

Берендей слушал и не слышал. Думал о другом.

— Слышь, кент, а ведь там двое Дамочкиных щипачей оставались. Так их все ж угрохал кто-то, — Дядя дернул Берендея за плечо.

— Сами себя замокрили. Верно, склянку не поделили, — отмахнулся Берендей.

— Тебе еще сколько тут кантоваться? — теребил Дядя.

— Сколько сам хочу, — мрачнел Берендей, соображая, что выпитая водка бралась, наверное, и на помин его души.

Дядя откупорил вторую. Разлил поровну. Выпили за всех живых кентов, сегодняшних и завтрашних.

— Лафа какая тут у вас. Мусора не доберутся. Кентам недосуг. Сами себе паханы и бугры. И ни одного судьи на всю тайгу. Хоть ты тут голиком хоть на ушах стой, хоть на жопе барыню играй, — потеплел язык Дяди.

— Это так. Коль окочуришься, некому будет и под корягу всунуть. Потому что, кроме зверья, никого тут нет. И мы сродни им. Даже злей. Зверье себе подобных не жрет. А мы и не подавимся. Вот сам посуди, медведь медведя даже по голодухе не сожрет, рысь с рысью не враждует. А у нас? Кенты?! Друг другу яйца вырвут за грошовый навар. Тьфу, бляди, не человеки, — ругался Берендей, хмелея, воткнув лицо в кулаки.

Федька ел котлеты. Уговаривал Берендея поесть. Тот отмахивался и просил:

— Ты, Харя, не суй в харю жратву. Мечи сам. А лучше — повесели душу. Покажи, как обиженники работяг смешили.

Федька обвязал тощие бедра полотенцем. Согнул ноги в коленях. И раскорячась, с притопом, помахивал рукавицей, как носовым платком, пошел по кругу, выводя гнусаво;

Зять на теще капусту возил,

молоду жену впристяжку водил.

Тпру, стой, молодая жена,

Ну-ка, ну-ка, ну-ка теща моя!

Тебя, старую, и черт не возьмет,

молода жена живот надорвет…

Федька тряхнул худыми ягодицами под громкий хохот. Сорвал с себя полотенце, сел к столу.

— Пофартило тебе с Федькой! Мне бы такого кента, — позавидовал Дядя.

— Ты хлябало не разевай на мое. Мало тебе паханить, так и кента присматриваешь моего. Своих просирать не надо. Все о себе ботаешь. Я жду, когда о моем трехнешь. Иль уже нет моей доли в общаке? Как хаза? Кто ее держит? Где и у кого моя доля? Иль целкой прикинешься, что ни хрена не знаешь? — багровел Берендей.

— Зачем трепаться, все знаю, усекай. Доля твоя — немалая. Куски с тремя орешками. Все в общаке. Никому их в лапы не даю. Общак там, где и раньше. Не меняли. В хазе твоей я кантуюсь. Без форсу. Все путем. Вернешься — получишь обратно. И кентов…

Берендей откинулся от стола.

— А я тебя расколол, Дядя! Падла ты! Возник, чтоб угробить меня! Ну, Цыгана ты не нашел! Это уж явно! Теперь ты хочешь оставить мои башли и хазу, моих кентов и весь навар с «малин»! Тебе надо избавиться от меня, чтоб быть паханом всегда! Вот ты и нарисовался! Терять тебе уже нехрен. Бабы нет. Вот ты и пришел к моим фартовым. Одно не усеку, почему тебя паханом сделали? Ты ж откольник!

— Я в полном отколе не был. Тебе помогал, Привидению. В делах был. Это не откол. Хотел, да не получилось. Твои фартовые знают. И в паханы не набивался. Срывайся отсюда, сам увидишь.

— Срывайся! Тебе брехнуть, что мне чихнуть. А о нем, о Харе, кто подумает? Я кентов не бросаю. Этот мне душу сберег много раз. Теперь он хворый. Ударюсь в бега, его с поселения в зону упекут. Он там уже не одыбается. Загнется за неделю. И вся зона будет знать, что это — мой грех! Кто мне из воров после этого поверит, кто в мои «малины», в кенты ко мне пойдет? Нет уж! Хоть и тяжко здесь, но ни шагу, покуда Харино поселение не закончится. Выпустят его, я на другой день слиняю отсюда, — пообещал Берендей.

Харя даже из-за стола ушел от обиды. Значит, и живет Берендей здесь лишь потому, чтобы кенты о нем в зоне плохо не подумали. Не о Федьке беспокоился, о них. Но и тут слукавил, ведь не раз ударялся в бега, да помехи случались.

— Когда Федька здоровым был, хотел я смыться отсюда. Но сорвалось. И не раз. Теперь уж погожу, видать, запрет мне от фортуны раньше Хари на волю уходить.

— Давай его в «малину» возьмем. Путевого фартового сделаем. Чего здесь гнить? — повеселел Дядя.

— Харя ноги сгубил. Не носят они его дальше зимовья. Вот ты потрафил тем, что там, у меня, все в ажуре. Ничто не поплыло. А в «малину» Харю нельзя. Пусть дышит без нас. Выйдет на волю, станет мужиком, работягой. Нет в нем нашей жилы. Фартовым родиться надо. На то своя удача выпадает не всякому, — заупрямился Берендей.

Харя кусал губы от досады. Говорят о нем, как о девке: взять иль не взять, годна иль нет! Даже его не спросят. Ровно у него своего ума пет. Иль Берендей тоже считает его недоумком. Хотя… А на шиша ему эти фартовые? Их по зонам, говорят, битком. Вся жизнь в тюрьмах и лагерях. Ни баб, ни детей у них нет. Кому такое надо?

Ну а он, Федька? Тоже мог бы ни за понюшку табаку сгинуть? Но не в зоне. От чифира! А разве так лучше? Сдох бы в шалаше, как собака. Зато не от руки такого Дяди иль постового. Вон сколько Берендеи рассказывал, как от погони скрывались. Случалось, стреляли в них. А сколько фартовых под поездами сдохло, да под машинами? Сколько толпа порвала в клочья? Других взяли на ножи в зонах свои же. А в карты друг друга проигрывают, за пачку чая. Нет. «Уж лучше, и вправду, подальше от них держаться», — подумал Харя. И обида на Берендея словно испарилась из сердца. Федька снова присел к столу.

Фартовые давно уже говорят о своем. Они уже забыли о Харе. Вспоминают общих кентов, живых и погибших, строят планы на будущее. Обговаривают предстоящие дела, кого-то хвалят, других кроют последними словами, словно не в Заброшенках, среди глухой тайги, а в бойком фартовом ресторане толкуют о дне завтрашнем.

Смешно Харе. Кто может знать, что будет завтра? Фартовые тоже не могут предвидеть такого. И лишь мечты вьются папиросным дымом над головами, вокруг пустых бутылок, оседают белыми облаками на висках. «Наверное, от несбывшихся мечтаний седеют мужичьи головы», — подумал Харя и, робко потянувшись к стакану, выпил оставленную ему водку. В голове его завертелось, закружилось, пошло колесом, и он рухнул на пол среди зимовья.

— Харя! Харя! Очнись! — услышал он сквозь розовый туман утра, пробившегося через тусклое окно. — Недоумок! Говно тебе клевать, а не водку жрать, — ругался Берендей, вливая Федьке в горло горький отвар трав, заменявший поселенцам чай.

Кроме них двоих, в зимовье никого не было. Был Дядя, а может привиделся во сне? Харя огляделся.

— Смотался кент. По темну смылся. Давно уже. Ему нельзя было здесь оставаться. Так для всех лучше. Чтоб тень на плетень не наводить. Нам тут тихо надо жить. Без треска. Чтоб никто ничего не видел. Вот так-то, кент, — улыбался Берендей чуть помятым, не выспавшимся лицом.

— Значит, не уйдешь в бега?

— Нет! — рассмеялся фартовый и влил Харе в рот полбанки горечи.

— Чтоб тебе не просираться, — заплевался Харя.

— Наконец-то заговорил! Ну, значит, живой, — обрадовался Берендей.

К вечеру в Заброшенки вернулись промысловики. Принесли поселенцам харчей и новостей столько, что до ночи еле их пересказали.

Харя слушал и диву давался;

«Ну, откуда они все это знать могут? Кто им доложил, что из колонии особого режима сбежала группа особо опасных рецидивистов, состоящая из трех человек? Мол, все привлечены к ответственности за грабежи и убийства… Их теперь разыскивают по всей области, а сахалинцев предупредили, чтобы были осторожнее, не оставляли двери домов открытыми. Если кто-то из граждан заметит людей с внешностями и приметами сбежавших, пусть немедленно сообщит в ближайшее отделение милиции…»

Федька рассмеялся;

— Ну, положим, придут они к нам сюда. Я сразу побегу стучать на них? А кому? Медведю или рыси? Так им до задницы, кого сожрать — их или меня. Слиняли и правильно сделали! — повернулся Федька спиной к охотникам.

— Ишь ты, шустрый! Да ведь они, ты ж слышал, грабители и убийцы! А у нас на Сахалине воров испокон веку не было. Это недавняя зараза. С переселенцами завезенная. Мы воров сами на части порвем, без милиции.

— Так они еще и убийцы, — напомнил кто-то из промысловиков.

— Вором не всякий сможет стать. А вот душегубом — практически каждый, — уверенно вставил Берендей.

— Это как же? — не поверил Федька.

— Защищая собственную шкуру от верной смерти, за свою семью, за детей, за свой дом — никто ничего не пожалеет и не пощадит. Человек человека чаще по глупой злобе убивает. Страх за случившееся прижмет его уже потом, когда исправить ничего нельзя. Убивают за лишнее слово, за унижение. И совсем не всегда убийца — зверь…

— Ну ты загнул! Убийца — не зверь. А кто ж он, герой? — встрял бригадир охотников.

— Случается и так! Вот кто-то найдет этих троих. Возможно, убьет всех, если будут сопротивляться. И станет героем средь вас, потому что избавил от уголовников. И никто не вспомнит, что он души загубил без суда… Сразу. И — никакой ответственности за убийство.

— Чего захотел… Бандитов в белых перчатках ловить надо? Да их как бешеных собак надо отстреливать и на столбах вдоль дороги развешивать, чтоб в пургу не сбиться.

— А что эти трое вам лично сделали такого, за что их убить надо? Вы хоть в лицо их видели? — не выдержал Харя.

— Нет. Ну а при чем мы? Другим они горе принесли. За Доброе не судят, — наперебой отвечали охотники.

Берендей по-недоброму оглядел их. Покачал головой и проговорил глухо:

— Кто может судить другого, если самого себя до конца не познал…

— Послушай, Берендей, но ведь эти трое уже полгода скрываются где-то. Когда по радио передали, сколько они делов натворили за время побега, у нас волосы дыбом встали.

— Это верно! Ни детей, ни стариков не щадят…

— А эти уголовничкам зачем? У них башлей нет. Харчей не выпросишь. Помехи не утворят. Это уж утку подпустили, припугнуть, чтоб боялись и помогли найти. Зачем зэку лишний грех на душу? — не верил Берендей.

— Потому и убивают, что им уже, говорят, терять стало нечего. И чтобы свидетелей разбоя не оставлять.

— Значит, лишиться головы — это ничего не потерять? — зло рассмеялся фартовый.

— Говорят, что они даже пытались в Японию уйти. Судно едва не захватили в Холмске. Их чуть не поймали тогда.

— До Ново-Тамбовки им все равно не добраться. Так что любимый город может спать спокойно, — ухмыльнулся Харя.

— Не зарекайся, раз такое у нас передали, значит, уголовники где-то неподалеку, — осек Федьку один из охотников. И указав на дробовик, пообещал — Коль встречу урок, не уйти им от меня.

— Говорят, они в Южно-Сахалинске много дел натворили.

Федька встал, как вкопанный, у койки. Оглянулся на Берендея. Тот понял молчаливый вопрос:

— А может, они ту бабу пришили?

— Зачем она им была нужна… Убийство без смысла и цели? Такого не бывает, — размышлял Берендей.

Покурив, попив чаю, охотники ушли в свою палатку, а поселенцы еще долго обсуждали услышанное.

Сошлись на том, что Дядя уж конечно слышал о сбежавших.

— Не дал бы Дядя разгуляться фрайерам на своей территории, не уступил бы никому свой навар. А главное, за чужие дела не захотел бы подставлять свой калган и своих кентов. Так что вряд ли это чужие. Подлили мусора масла, мол, уголовнички сбежали, а это свои, фартовые, — говорил Берендей.

— Но мужики сказали о приметах.

— Туфта все это, — отмахивался фартовый, выкуривая около печки свою последнюю папиросу на ночь.

— А я чую, что не брешут они, — от чего-то поежился Харя.

— Да наши тыквы с чего трещать должны? У нас захоти, и то взять нечего. Замокрить я и сам смогу кого угодно. Было бы за что! — хохотнул Берендей и добавил глухо — Если это не затравка, на живца, то кенты что надо. Из Александровской тюряги сорваться немногим удавалось. Там тридцать два запора надо снять, чтоб во двор выйти. А уж смыться… Это все равно, что одесский банк среди дня ограбить без единого выстрела и крика и не быть ни в страхе, ни в розыске. Там одному невозможно уйти. А троим и подавно… В той тюряге Сонька-золотая ручка была. Там она и кончилась. Но и она шесть раз в бега кидалась беспонтово.

— Но все ж удавалось оттуда уйти?

— Фартило иным. Мало кому. Сахалин! Тут если с тюрьмы слиняешь, с острова никуда не смоешься. Все равно, рано или поздно, накроют лягавые.

— А как же ты? Держал в Южном несколько «малин», был паханом. И тебя не могли взять? — не понимал Харя.

— Пока официально за мной не ходит дело, дышу спокойно. А как зашились мои, попал на подозрение — тогда хана. Начинают всякие фрайера на хвост садиться.

— А почему об этих троих Дядя ничего тебе не говорил?

— Значит, нет таких. Утка все это. Спи, — отвернулся Берендей и вскоре захрапел на все зимовье.

Утром фартовый вместе с охотниками пошел долбить лунки. Федька остался в зимовье. Но из головы никак не уходил вчерашний разговор.

Странной показалась Харе реакция Берендея. Когда охотники назвали приметы сбежавших, Харя увидел, как дрогнули плечи фартового. Значит, кого-то, а может и всех троих, знал Берендей. Иначе не стал бы исподволь выспрашивать подробности сообщений по радио. «Для чего они ему? — ломал голову Харя: —Полгода скрываются. Значит, ксивы имеют», — думал он, прибирая в избе. И резко отскочил от внезапно открывшейся двери. В избу вошли два милиционера.

Поздоровавшись и спросив разрешения, прошли к столу. Поинтересовались здоровьем, похвалили порядок в зимовье. Харе словно маслом душу помазали. Чаю им налил.

С чего Федьке на них злиться? Эти поселенцев не допекают. Впервые приехали. Ведут себя совсем по-человечески. Даже сапоги обмели от снега прежде, чем в зимовье войти. Культурные. И спрашивают нормальное:

— Как живется? Никто не беспокоит? В чем нужду имеете? Какие просьбы будут? В чем нужна помощь?

И только один вопрос насторожил Харю:

— Приходил ли к вам или Берендею кто-нибудь из прежних знакомых?

Федька, понятное дело, отрицал. Сказал, что с прошлым они с Берендеем завязали напрочь. Что у самого Хари нет и не было знакомых, а Берендей всех позабыл, решил отколоться от фартовых по возрасту. Мол, надоело ему кочевать из «малин» в зоны. Хоть здесь впервые оценили по-настоящему спокойный сон и свой хлеб.

Милиционеры, слушая, согласно кивали головами.

Умытый, постриженный, выбритый Харя в чистой рубахе и домашних портках производил впечатление болезненного, но спокойного мужика.

— Знаете, мы, собственно, пришли предупредить вас… — и точь-в-точь пересказали Харе услышанное от промысловиков.

Поселенец деланно удивлялся.

— Возможно, они объявятся в наших местах. Кто знает, ничего нельзя исключать. Вероятно, Берендей может знать кого- либо. Этих преступников надо задержать во что бы то ни стало, — просил Харю тот, который постарше. А второй милиционер добавил:

— Они ушли именно в наши места. Так сообщили лесники, геологи, и все, кто мельком видел, но не имел возможности задержать. Будьте осторожны. Эти трое вооружены…

— Да вряд ли они сюда пожалуют. Здесь грабить некого.

Какой им с нас навар? А вот в Ново-Тамбовке у вас они могут появиться, — ответил Федька.

— Но потом укрыться захотят здесь у вас.

— Э-э, нет! Нам чужого дерьма не надо, от своего бы очиститься, — интеллигентно выругался Харя и сам себя похвалил за находчивость.

Разговаривая с милиционерами, Федька готовил немудрящий обед. Гороховый суп да гречневая каша с тушеной медвежатиной. Судя по солнечным лучам, отодвинувшимся от печки к середине зимовья, Берендей уже вот-вот должен был прийти.

Харя начал нервничать, представляя, как отреагирует фартовый на мусоров. Но они будто ждали Берендея.

Он вошел, не подозревая подвоха, стукнувшись, как всегда, макушкой о дверной косяк:

— Ну, мать твою, — ругнувшись, кулаком огрел дверь и, став на пороге, онемело оглядывал гостей.

— Здорово, Берендей! — приподнялся тот, который постарше. Фартовый едва заметно кивнул головой. Его взгляд застыл в глазах Хари. Федька едва заметно подморгнул. Фартовый стал мыть руки.

— Как дела на работе? — спросил молодой милиционер.

— Пока фартит. Троих сегодня замокрил уже. Все фрайера. Яйцы с мой калган. Греться повылезли к своим усатым чувихам. Я их «маслинами» угостил.

— Не жаль сивучей? — спросил тот, который постарше.

— Я молодых не гроблю. Только тех, какие мне ровня. Да и то — фрайеров, чувих оставляю дышать. Пусть детей растят. Пусть родят…

— Я сам охотник, любитель, правда. Но вслепую не убиваю. Даже куропаток стреляю только зимой, когда их много. Осенью перелетных птиц бьем. Ну и медведя, если подранок или шатун объявится, — рассказывал старший.

— Я за добычей в тайгу не хожу специально. Грешно это. Не растил я ни птицу, ни зверя. И отнимать их — не могу. Беру лишь то, что сама она мне дает. Так-то спокойнее. А потому не жду для себя беды от леса. Знаю, медведь за матуху гробить не прихиляет, рысь не станет меня стопорить за рысенка. Я не разбойник здесь. Сивуча промышляю, так это мне велено. Да и то, мог бы втрое больше навар иметь, если самих нерпушек бил. Но… Не могу. Рука не лежит. Даже сивучей увечных, либо древних. Все живое не без пользы плодится, — говорил Берендей.

Глянув на Харю, он взглядом приказал накормить гостей. Тот послушался.

— Разговор у меня к вам есть, — сказал после обеда старший из милиционеров и ушел с фартовым подальше от зимовья.

Молодой милиционер рассказывал Харе о жизни в Ново- Тамбовке, о людях и интересных случаях:

— Знаете, у нас в поселке лесник рысь вырастил. Слепым котенком в тайге подобрал. Так этот кот старика от верной смерти уже несколько раз спасал. Даже от подранка, который людоедом стал. Кинулся на медведя, хотя рыси такое неприсуще. Вот и говори после этого, что звери не умеют думать и любить, а живут инстинктами.

— Я так не думаю. Вот у нас в Звягинках возле дома антоновка росла. Родитель ее посадил в молодости. А когда его на фронт взяли, цвела, плодила. Но вдруг стала сохнуть. Хотя единственное в войну уцелело, остальные повымерзли. Но к концу войны опять ожила яблоня. Словно заново родилась. Только потом узнали, что когда антоновка сохла, родитель в концлагере был… Вот и скажи, что дерево судьбы человечьей не знает.

— Я природу плохо знаю. В городе жил все время. А по работе с таким отребьем сталкиваться приходилось, что диву давался, как земля на своих боках этаких негодяев терпит.

— Это о ком? — принял на свой счет Харя и весь подобрался, как пружина.

— Да вот хотя бы о тех троих сбежавших. Только в Холмске они убили старушку. Перевернули весь дом — деньги искали. Да кто ж из сахалинцев деньги дома держит? У всех на счетах. На кармане — лишь на текущие расходы. Точно так же в Невельске двух школьников убили. Те одни были, родители на работе. Я понимаю — схватились бы они с мужиками, равными себе. Пусть гнусно, грязно. Но это не то, что убивать безответных и беспомощных.

Харя скреб в затылке. Помолчав, подумав, бухнул:

— Оно и падла дышать хочет, жрать норовит за троих. К вам не нарисуются, знают, возьмете их за жопу и в конверт. А получатель один — каталажка. Вот и быкуют нынче. Как в клетке. Оно вроде и на воле, а на свет не покажись. А в темноте одна гадость водится. Ее оттуда не выманишь. Силом, принудом тащить надо. Да и то гляди, чтоб зла не причинила.

— Пошли, — внезапно открылась дверь в зимовье. И молодой милиционер, открывший было рот для ответа, коротко поблагодарил и исчез из зимовья следом за старшим.

Берендей, вернувшись в этот день позднее обычного, был мрачен, неразговорчив.

Скребанув для виду пару ложек каши, отказался от ужина, завалился в постель. Курил, Ни о чем не спрашивал Харю, ничего ему не рассказывал.

Федька и не задавал вопросов Берендею. Такое уже случалось. Ждал, когда фартовый сам оттает. А тот ворочался с боку на бок, — что-то мешало ему уснуть.

Среди ночи Харя подскочил с койки. Звук выстрела разбудил. Нырнув в валенки, хотел выглянуть из будки, но окрик Берендея остановил:

— Куда хрен понес?

— Стреляют. Иль не слышал?

— Это дерево на морозе трещит. Вот и кажется, что стреляют. Ложись, дрыхни!

— Да нет. Я точно слышал выстрел, — упорствовал Федька.

— Ложись, говорю!

Харя понял: Берендей не спал, и, конечно, слышал выстрел, но не хочет иль не может сознаться в том.

Федька послушно лег. Но сон уже был оборван. Он прислушивался к звукам снаружи.

Слабый верховой ветер гулял в голых ветках деревьев. Вот вскрикнула испуганная сойка, скрипучим голосом обругав виновного.

Кто мог испугать ее в такую темень? Ведь птица эта не из пугливых. Людей не боится, таежного зверья и подавно. «Значит, кто-то чужой заявился в Заброшенках», — вздохнул Харя.

— Да спи ты! Не одни мы здесь. Целая бригада мужиков неподалеку. Может, кто под куст побежал, а ты и за него, и за себя уже обосрался, — не выдержал Берендей.

— Наверно, брехи лягавого на мне так сказались. Совсем забыл про охотников. А ведь и верно, не одни мы здесь. Чуть что, есть кому вступиться за нас и помочь, — обрадовался Харя, но вот выстрел никак не мог объяснить.

Нет, это не дерево на морозе трещало, не ветка под лапой зверя. Эти звуки Харя умел различать. Голос оружия запомнился ему с войны, с детства. Особо он боялся его по ночам.

Федька лежал под одеялом, как большая сосулька. Не хотел злить Берендея. Но и заснуть не мог. Он слышал, как тявкнула лиса, упустившая зайца. Помешал кто-то догнать косого. А вон и бурундуку кто-то сон оборвал, стряхнул с ветки спящего. Свистит теперь зверек вслед обидчику, наверно, всю задницу поморозил, показывая виновнику подхвостницу.

— Чтоб ты… Зашелся, гад! Ишь, свистит падла, будто лягавый на стреме, — не выдержал Берендей.

— А тебе чего не спится? — спросил Харя.

— Да ходят тут всякие фрайера. Носит их нелегкая.

— Ты про легавых?

— Эти давно слиняли в Ново-Тамбовку. Я о других, — чесанул Берендей волосатую грудь и сел на койке.

— Встать хочешь?

— Покурю, — потянулся Берендей за спичками. В это время снова послышался выстрел.

— В распадке кто-то, — подал голос Харя.

— Нет, кент, это на берегу. В километре отсюда, не больше. По кто?

— Может, те, о которых говорят?

— Им не фартит вот так себя засвечивать. Скорее всего их накрыли и теперь уж крышка.

— Пойти бы глянуть, — предложил Харя.

— Зачем? Поможешь мусорам, фартовые пришьют, своих поддержишь — лягавые за очко возьмут. Пусть сами разбираются.

— А мне того молодого лягушонка жаль будет. Наверно, он гам с этими схватился. Они из него такое утворят… Ведь их трое, — канючил Харя.

— Вон охотников полная бригада. Они своего в обиду не дадут. А нам нельзя возникать. Так что не дергайся.

За зимовьем послышались торопливые шаги, голоса.

— Давай узнаем что там? — зудел Федька.

— Не шелести, — коротко и грубо оборвал Берендей. Погасни папиросу, он лег в кровать, не проявив ни малейшего интереса к тому, что происходило за стенами избы.

А там вскоре все стихло. Голоса и шаги не повторились.

II Харя, полежав еще немного с открытыми глазами, незаметно для себя вскоре уснул.

Утром он проснулся так поздно, что не увидел, как ушел на работу Берендей.

«Проспал, все проспал, даже завтрак не приготовил. Пошел Берендей голодным. Как же он теперь там будет?» — сетовал Федька, растапливая печь.

И вдруг вспомнился ему звук выстрелов ночью. Зная, что охотники оставляют кого-либо из своих кашеварить, решил сходни, и разузнать, что стряслось ночью в Заброшенках.

Едва открыв дверь, увидел перед палаткой промысловиков окровавленный снег, затоптанный, осевший сугроб и на нем — громадную медвежью шкуру. Гора мяса еще парила у самого входа в палатку.

— Эй, Федор! Возьми свежины, котлет нажаришь. Вон какого мы уголовника вчера уложили! Дежурили мужики на берегу, глядь — из распадка кто-то вышел! И за ним кинулись, попался подранок! Опасный черт! Да ты бери побольше, — давал кашевар медвежатину щедро, от души…

— Подранок?! — у Берендея котлета в горле колом стала, колом. Харя все ему рассказал — Откуда здесь взяться подранку, если он только по следам обидчика ходит. Кто же мог ранить, если в этом году на медведей была запрещена охота…

Да и зачем подранку средь зимы, в самую лютую крещенскую стужу рыскать в распадке, где не только нечем поживиться, а и передвигаться трудно в глубоком снегу? Если бы его ранил местный охотник, не миновать бы поселку беды.

Выросший в этих местах и, конечно, знающий о поселке зверь не стал мстить людям вслепую. Как все медведи, вначале хотел отомстить обидчику. А уж потом — держись род человечий! Но не повезло зверю.

Распадок… В нем речка до самой зимы звенела детским смехом. Слух радовала. Где-то в нем искал медведь стрелявшего.

Но зачем зэку зверь? Жрать стало нечего? Но рядом Ново-Тамбовка. Испугался? Вряд ли. Бздиловатый не решится поднимать зверя из берлоги. Завалить его нужны сила и умение. Положим, и это было. Но шкура, нутро — куда все дел бы? Ведь это улика! И любой лесник не прошел бы мимо, вышел на след. И тогда — крышка.

А может по случайности зверь в шатунах оказался, с голоду на зэков попер? И тем деваться было некуда…

«Да, на одного медведь мог хвост поднять. Но на троих — нет. Не попер бы даже по голодухе. Скорее мышковать бы стал, чем рисковать башкой. Запах оружия зверь издалека чует. Значит, фрайера его пристопорили. Но зачем? Чтобы один раз нахаваться, так рисковать? Либо никогда в тайге не были, либо вовсе фрайера. И их не так уж сложно будет накрыть. Хотя мне они на кой хрен. Меня они не грызут, не точат, а мусора в этих делах пусть уши не распускают. Какие ни на есть, те зэки, они — свои. И по всем нашим фартовым законам не стану я их закладывать, хоть и примечу», — решил для себя Берендей.

Подранок… Харя ничем не выдал себя, знал, не любил фартовый, когда он размышлять начинал. Высмеивал, злился на Харю, и тот уже давно научился думать молча. Благо, времени у него хватало.

В природе, ее проявлениях он не был силен, зато знал по жизни: коль обидел кто-то зверя в неурочное время, не одна человечья судьба оборвется.

Да и кто мог ранить медведя, если поселковые мужики, помимо вот этих промысловиков, на крупного зверя никогда не выходили. А промысловики законов охоты не нарушают.

Даже он, недоумок, слышал от людей, что у медведей по осени течка проходит. Это вроде человечьей любви. С тою лишь разницей, что подсматривающий не вернется в дом живым Свирепы медведи на расправу. И за помеху в утехе разорвут на части любого. От этой ярости еще никому не удалось уйти. И даже матухи, те, кто никогда, далее по голоду не рвут мальчишек- подростков, во время течки и их не пощадят.

Кто ж мог ранить? Сомнений у Хари нет. Он стал боязливым, вздрагивал от каждого шороха за зимовьем. Помнил, кик недавно милиционеры, словно между прочим, напомнили — если примете беглецов, будете привлечены к ответственности за укрывательство преступников. А значит, прощай поселение. Прибавится еще одна статья и дополнительный срок наказания.

Федька даже вспотел, вспомнив это. Ему вовсе не хотелось прятать в зимовье беглецов. Но Берендей… Как он отнесется к этому?

Харя выглянул в запотелое оконце. Скоро сумерки. У палатки промысловиков топтались кашевар и дозорный, который карабин из рук не выпускает. Поесть пришел и снова пойдет охранять Заброшенки.

Чудные мужики! На что они рассчитывают? Да к ним и так не подойдут, даже на пушечный выстрел. Обойдут за версту. Совсем другое дело они с Берендеем. По светлу, может, и решатся навестить их, а вот ночью — не обойдут.

Харя замотал кулеш в телогрейку, кашу отодвинул от жара, чтобы разомлела, но не остыла до прихода Берендея.

Выметая избу, Федька думал: когда закончится его поселение, вернется он в деревню. Поклонится могиле матери, долго будет у нее просить прощения. Потом поднимет на ноги дом. Н нем после матери никого не осталось. Сестры по очереди прибирались в нем, наводили порядок. Но бабьи руки — не мужичьи. А Харя давно по работе соскучился.

«Интересно, а кем меня в колхоз возьмут? На конюшню иль на трактор? — думал Федька. И тут же спохватился: — А как же Берендей без меня? Он же пропадет. Вернется в «малину» и смокрят его где-нибудь свои же фартовые. Нет, надо его сфаловать с собой. Он умный мужик. С его мозгами в начальники можно выбиться, если будет матюгаться поменьше».

Открыл Харя дверь зимовья, чтобы вымести мусор наружу, и едва не сшиб с ног Берендея, торопливо возвращающегося с работы. Проскочив в зимовье, тот бросил на ходу:

— Закрой дверь.

Харя поспешно выполнил просьбу и удивленно смотрел на упыхавшегося Берендея.

— Падлы, шваль, фрайера, мокрожопые твари! — ругал тот кого-то неведомого, темнея лицом.

— Ты кого полощешь?

— Кого-кого! Да этих беглецов, туды их… Наследили на берегу так, что теперь их накрыть только дурак не сумеет.

Объявились? — осел Харя.

— Они тут давно зацепились. С месяц. Тайга тут глухая. Вот и глянулись места. Зашились в середке распадка, под Черной сопкой, где уголь раньше брали поселковые. Там пещеры получились. С внутренними ходами. Там и приклеились. Больше негде. Это километрах в пяти отсюда, если распадком. По прямой — меньше.

— Я бывал там, — сознался Харя, — хотел в том месте шалаш себе поставить. Да больно не понравилось мне там. Запах нехороший стоит.

— Понятное дело. Из угля газ выходит. А серная вонь — что свежее говно воняет, — отозвался Берендей.

— Так может это поселковые за углем туда ходили?

— Хрен там! С чего это поселковые средь ночи за сивучьим мясом придут? Эти его в Ново-Тамбовке за гроши купят собакам. Сами этого мяса не едят. А уж если б кого и занесло по пьянке, у мужиков за пузырь всего сивуча взяли бы. Тут же — самые мясистые части отрезаны. У моего лахтака, которого на берегу оставил, не было сил дотащить к общей куче. Они лапу откромсали…

— Голодные, видать, — невольно пожалел беглецов Харя. И спросил — А чего они тут осели?

— Обложили их мусора всюду. На всех дорогах на шухере стоят. А в тайгу сунуться — слабо. Теперь кто кого застопорит — один Бог знает.

— А почему ты думаешь, что под Черной сопкой они? Туда ж поселковые всегда наведаться могут.

— Финач из кармана доставали и угольную пыль вытряхнули на снег. Потом около сивуча один присел и жопа оставила на снегу черный отпечаток. Ну а что касается поселковых, так им всем еще по осени топлива завезли, хоть задницей ешь. До самого лета беды знать не будут.

— Так беглецы о том не знают, — усомнился Харя.

— Ты что, их за хмырей принял? Они не морковкой деланы. Пока двое дрыхнут, третий на стреме стоит.

— А охотники заметили того сивуча, где фартовые мяса отрезали?

— Им нынче не до того! Подранка взяли. На сивуча даже не глянули.

— Не удивились, откуда подранок здесь взялся?

Берендей даже поперхнулся от удивленья. Глаза его округлились.

— Вот так недоумок, мать твою… Да кто ж тебе этакое в колган всадил? Ишь ушами шевелить научился! Ну да помалкивай, коль допедрил. Не вякни мужикам, пусть считают удачу случайно, наваром. Иначе — хана фартовым! Усек?

— Усек, — важно оттопырил губу Федька и подставил свои оживающие ноги, чтобы Берендей натер их.

Фартовый посматривал на Харю удивленно. А тот, прикинувшись простачком, спросил:

— Сегодня сколько сивучей убил?

— Три.

— А фартовым сколько оставил на вчерашнем месте?

У Берендея даже руки опустились:

— Подсматривал за мною, гад?

— Нет. Сам протрепался.

— Темнишь, — злился Берендей.

— Не стал же ты резаного сивуча на кучу тащить. Это ж иго равно, что зэков мусорам заложить. Такое мужики увидели бы…

— То-то и оно. Пришлось мне его разделать на месте. По частям переволок к куче мяса, которую завтра в поселок заберут.

— А как же фрайера?

— Ни хрена им не оставил. Не знаю их. А потому подогревать не стану. Да и промысловики заметить могли заначку. Подозрение на меня легло бы. А фартовые, увидев добычу, либо за живца приняли бы, либо за должок. И тогда мой калган не сносить.

— Не тренькай, Берендей. Одна, две нычки и нарисовались бы они сюда. Тебя бы выследили. Ну а чем могла такая встреча кончиться? Им свидетели не нужны. Они жмурят всех, кто их видел. И тебя не пощадят. Потому, если оставил нычку, убери се. Я пока дышать хочу. И тебе, небось, не надоело.

Берендей послушно вышел из зимовья и направился к морю.

Глава четвертая БЕЛОЕ ЭХО

Берендей взял с собой железный крюк, которым цеплял и волок к берегу сивучей.

Бригада промысловиков уже ужинала и никто не заметил пустившегося к берегу Берендея. Тот торопливо обогнул скалу и вскоре исчез.

Быстрые сумерки прятали фигуру человека, жавшегося ближе к скалам. Вот и коса. У ее начала и оставил Берендей громадную тушу старого сивуча для тех троих, кто вынужден, как и он когда-то, скрываться в тайге от людей, от милиции, от кентов.

Берендей вглядывался в темноту: за сугробом должен быть сивуч. Его от глаз промысловиков с одной стороны закидал снегом. Фартовый сдернул с плеча тяжелый крюк, кинул в тушу.

— Ой, блядь! — внезапно услышал злой возглас.

Берендей отскочил. Лоб вмиг вспотел. Волосы на макушке

стали дыбом.

Фартовый нагнулся. Рядом с сивучом стонал мужик. Крюк огрел его по плечу, разорвал куртку.

— Падла ты, паскуда! Иль буркалы тебе вышибли? Чтоб ты сдох, — блажил мужик.

— Чего? Ты на кого хвост поднимаешь, козел? Захлопни пасть, пока не размазал тебя, блядюга! — свирипел голосом Берендей.

— Всего раздробил, гад! — канючил мужик.

— Не темни, сучий выкидыш, не время и не место на жаль брать. Я тебе не фрайер и не лягавый, — обрубил Берендей.

Мужик враз перестал сопливиться, встал, подошел к Берендею вплотную.

— Фартовый? — спросил коротко.

— Берендей.

Мужик пригнулся, будто от удара. Тихо свистнул. Из-за скалы послышались шаги.

— Сыпь, кенты! Повезло! Свой! — заговорил мужик торопливо.

К Берендею осторожно, словно принюхиваясь, подошли двое.

Стали по бокам на всякий случай, ловя каждое слово и движение.

— Чего пасете? — усмехнулся Берендей, оглядев троих мужиков. — Иль не слышали, кто я?!

— А нам плевать на то. А ну покажь, чего в карманах носишь… — начал было приближаться и тут же свалился от Берендеева кулака один из подошедших. Второго — огрел крюком так, что он закрутился у ног. Третий скользнул в распадок узкой тенью.

— Меня стопорить вздумали! Чтоб вам век свободы не видать! — Берендей пнул сапогом мужика у ног. И, перешагнув его, повернул, чтобы уйти. Но тут же почувствовал боль в плече. Понял. И, развернувшись, сгреб поднявшегося мужика, с размаху вдавил его затылком в скалу.

— Берендей, завязывай! — услышал фартовый. Над его головой, целясь в макушку, стоял третий, сбежавший незаметно. В руках его было ружье.

Фартовый схватил мужика, валявшегося в снегу, прикрылся им.

— Брось кента, если ты — фартовый.

— Оставь ружье! — потребовал Берендей.

Незнакомец откинул ружье. Берендей опустил мужика и только тут почувствовал, что рубаха на плече стала мокрой.

— За что ты их?

— За перо в плече. А еще кипеж.

— Ты как нас надыбал?

— Сами расписались всюду. И на сивуче, и на берегу. Наследили, одним словом.

— Мусора нас ищут?

— Еще бы! Целые кордоны выставили. По радио о вас трехали. Приметы передали. Весь Сахалин про вас слышал. Каждый фрайер.

— Хрен с ними. Нам бы хоть малость жратвы. С осени, кроме мяса, ничего не видели.

— А я где возьму? Сам перебиваюсь с мяса на рыбу. Да и было бы, передать нельзя. Следят за вами. Даже охотники. А я у них на подозрении. Поселенец я.

— Курево с собой хоть есть?

— Имею.

— Пошли поглубже за скалу.

Услышав о куреве, зашевелились и двое остальных. Кряхтя, вставали на карачки, потом, очухавшись, на полусогнутых поплелись за скалу.

Дрожащими пальцами выдергивали папиросы из пачки. Затягивались глубоко.

— Ну и дербалызнул ты меня! Едва оклемался, — признался один.

— Да и меня шваркнул знатно.

— Не залупайтесь. Размахались перьями, козлы, — огрызнулся Берендей.

— Ты откуда сам?

— С Южного. Паханил там.

— А чего не слиняешь?

— Рано. Дела здесь есть.

— А нам не пофартило. Хотели отсидеться, нарвались на мусоров. Погоня была. Еле оторвались.

— Теперь вот тут кантуемся, почти месяц. Куда ни сунемся— стопорят. Даже в пургу.

— Хотели налет сделать в Ново-Тамбовке на сберкассу, а там — засада. Такой шухер поднялся — еле слиняли. По пути и пекарню влетели. Схватили хлеба по краюхе, так Лунатику калган ухватом чуть не раскроили, — жаловались беглецы.

— Мне ухватом, а тебе лопатой чуть костыли не отсекли, — буркнул тот, которого Берендей зацепил на крюк около сивуча.

Курили фартовые, пряча огоньки папирос в кулаки.

— Вы там у себя на Черной с огнем осторожнее. Потянет ветер от вас на поселок, мусора враз нарисуются, — предупредил Берендей.

— И это пронюхал! — удивился Лунатик. И предложил — Так чего темним, похиляли к нам на хазу.

В черной пещере было темнее, чем в тайге. Дышать здесь стало трудно. И фартовые вели Берендея только им известными коридорами. В них было много поворотов, ложных выходов, тупиков.

— Давай сюда, — слегка подтолкнул Берендея в бок один из мужиков.

— Кто же у вас за пахана? — спросил поселенец, когда его привели в продуваемый, но сохранивший тепло отсек.

— Пан! — кивнул Лунатик на коренастого, похожего на краба мужика, которого Берендей едва не размазал по скале.

— А этот кто же? — указал на молодого парня, грозившегося со скалы ружьем.

— Белое Эхо, — ответил Пан.

— Странная кликуха. Больно ученая. И фартового в ней ничего нет.

— Твоя тоже не из простых, — отозвался Белое Эхо.

— Моя от леса, глухомани, таежной дикости, — рассмеялся Берендей.

— А его так краля назвала. Любила. А вместе остаться не привелось. Редко виделись. Однажды в ресторан с ним пошла. Тут — мусора. Эхо уже искали. Хотели взять. Стал отстреливаться. Лягаши тоже за пушки схватились. Девка в тугой момент и прикрыла его собой. От погибели. Он за нее троих уложил. Приговорили к вышке. Терять стало нечего.

— Ас чего ты в блатные подался? — спросил Берендей у Белого Эха.

— Отец умер, мне семь лет было. А через три года мать с ума сошла. Соседи квартиру заняли, а меня — на улицу, среди ночи. С месяц по помойкам перебивался. А потом фартовые домушничать научили, — присел Белое Эхо. И продолжил тихо — Своих бывших соседей, что и нашу квартиру заняли, первыми обчистил догола. Нашли лягавые. В суде меня и слушать никто не стал. Упекли на три года. А я — смылся. Опять в «малину». Четыре зимы, как сыр в масле. Пока ее не встретил. Хотел забыть. Да не сумел. Видно, такая фортуна моя. Она и сегодня, мертвая, оберегает меня. Если плохое впереди — кричит эхом. Нашим с нею сигналом. Когда-то на свидание друг друга так звали. Знаю: крикнула — беда рядом, стерегись. И всегда верно. Так что теперь не я, а мы вдвоем с нею — фартовые, оба сироты, два Белых Эха.

Неяркий огонь освещал лица мужчин. Стоявший позади Белого Эха Пан, глянув на Берендея, указал на парня и покрутил пальцем у виска.

— И часто ты ее слышишь? — спросил Берендей.

— Пока мы тут, молчит. А до этого — все время кричала.

— Эх-х, кент, коль зенки твои стали на девку глядеть, из «малины» надо было срываться. У фартовых не бывает любви, мет жен и детей. Иль про то не ботали? Закон «малины» один на всех: бабы для нас — лишь для минутной утехи. Но не для любви… Хреновый у тебя была пахан и кенты дерьмо. Не уберегли…

— В «малине» никто никого не бережет, по себе знаю. Вот и я попал в тюрягу, потому что в армию не хотел. Психованным прикинулся. Лунатиком. Зато и кликуха такая. А меня в психушке так измолотили, что и в самом деле приступы начались. Четыре месяца я не спал. Совсем. Потом слепнуть начал. Меня выгнали из психушки на все четыре. Вышел я и не помню, что было. Очнулся уже в изоляторе. Говорят, по пьянке девку хотел изнасиловать. А я в рот и капли не брал. Не жрал несколько дней. Разве тут до насилования. Лишь бы самого не попользовали по ошибке. Но докажи! Вот этого я и не сумел. За то и получил червонец.

— Па суде спрашиваю ту девку, мол, я тебя обидел? Она и говорит, если бы обидел, вышку дали б! Тогда я и спрашиваю судей: если не обидел, за что судите? Они и говорят, за покушение. Ладно. В зоне за ошибочную статью опетушить хотели. А тут у меня опять приступ. Что где взялось. Двоих угробил. Меня — в шизо. А там старый дедок сидел. За неуважение лагерного начальства угодил. Вот он мне и помог, многое подсказал. Дай ему Бог здоровья, если жив тот старичок. С тех пор я делаю, как подсказано. И никаких приступов.

— А с девкой изнасилованной не виделся больше? — спросил Берендей.

— Как же! Я ее, суку, и загробил! Вместе с мамашей. Оказалось… девка та гулящей была чуть ли не с малолетства. А мною, дураком, ее грехи и покрыли. Ненадолго, это верно. Но когда я этих блядей кончал, раскололись… За них меня суд пышкой благословил. Вот как-то и оказался я в Александровской тюряге вместе с Белым Эхом. А Пан на неделю раньше нас оказался, тоже с вышкой. За разбой.

— Не только. Докопались, что я «малину» в Иркутске держал. Всех собак на меня и повесили.

— Смыться бы вам с Сахалина надо, — подумал вслух Берендей.

— А как? — тихо отозвался Пан.

— Пытались, — отмахнулся Лунатик.

— Выждать надо. Отсидеться здесь. Пусть мусора устанут. Треп про нас заглохнет. Тайга оттает. По заснеженной трудней слинять. Следов много. А морозы пройдут и исчезнем, как эхо, — сказал самый молодой беглец.

— Ну а то, что по дороге отмочили вы, туфта?

— Когда шкуру спасать надо, на все пойдешь. А фрайера к тому же на хвост и свои грехи повесят. Под нашей маркой многие поработали. Ну да коль накроют, не отвертеться. Нам себя не оправдать, — глухо ответил Пан.

— Как же вам с Александровской смыться удалось? — полюбопытствовал Берендей.

— На всякий замок отмычка имеется. Для нее только руки нужны. За ними дело не стало. Это мы тихо провернули. Так красиво оттуда никто не линял. Зато потом кисло приходилось.

— И тут вас пасут. Даже охотников настрополили. Они от вас Заброшенки стерегут…

— Мы уже надыбали тех сторожей. Хрен с ними, пусть тешатся. Нам Заброшенки без нужды. Какой с них навар? Отсидимся здесь тихо, если нас дергать не будут. Ну а заденут, тогда на себя станут обижаться, — проговорил Белое Эхо.

— Ты не серчай, Берендей, что знакомство наше жесткое. Нельзя нам уши распускать. Сиксотов да стукачей развелось много. Тебе, фартовому, это не объяснять. Сам петришь во всех делах. Сыпь в свои Заброшенки. Нельзя запаздывать. Охотники хватиться могут, не отвертишься. По твоим следам на нас выйдут.

— Я за скалой курево вам оставлять буду. Соли и муки принесу, сахару…

— Не надо, — оборвал Пан. — Это ни к хренам. Окурок — улика. Сами засыплемся и ты погоришь. Перебьемся. Не впервой. Если прижмет нас нужда, найдем, как тебе дать знак. Может, и сгодишься. Но в крайнем случае. Пока о том молчим. И смотри, даже во сне о нас не продышись. Иначе, хоть ты и фартовый, ожмурим без схода и разборки, — не удержался Пан от угрозы.

Берендей недобро усмехнулся, но, памятуя законы «малин» — в чужой хазе без понту не горячиться, ответил коротко:

— В проколе ты. Иначе б за такой треп не спустил бы. Нынче с вас спросу нет. Ну да ладно. Пусть Белое Эхо, а главное — Бог, убережет вас от зла.

В зимовье поселенец вернулся далеко за полночь. Харя ждал Берендея преданным псом. И едва тот вошел, спросил:

— Свиделись?

Фартовый снял телогрейку. И Харя, глянув, охнул. Все плечо в крови, хотя рана была поверхностной, легкой.

— На гоп-стоп взяли? — допытывался Федька. И Берендей рассказал Харе все, что случилось, о встрече и разговоре с беглецами.

— Тебя бригадир спрашивал, — вспомнил Федька.

— И что ты ему сказал?

— Мол, в Ново-Тамбовку за куревом пошел. Тот удивился: а чего у нас не попросил? Я сказал, что не стал ты побираться. Не любишь этого.

— Не убедил, Харя. Ну да ладно. Как-нибудь выкручусь, — отмахнулся Берендей.

Утром мужики обступили фартового со всех сторон.

— Где вчера вечером был?

— Почему распадком домой вернулся? Ведь из Ново-Тамбовки ты мог прийти лишь берегом моря.

— Почему телогрейка на плече порезана? С кем виделся?

— В Ново-Тамбовке был. Не за куревом. Письма опустил. Шел берегом. К скалам ближе держался. А тут — заяц. Я — за мим. Почти нагнал, крюком хотел зашибить, раньше такое удавалось, а он — острием в телогрейку. И зайца упустил, и одежду порвал, — врал Берендей.

— С крюком в Ново-Тамбовку? Хорошее, видать, письмишко носил, — усмехнулся бригадир.

— Честно говоря, я этот крюк из рук не выпускаю. Даже в избе держу у изголовья. А с голыми руками чего-то не решился пойти. Особо — после мусоров. Они тут много трепались про беглецов. Никого из них не видел. Вот только зайца. Набегался я за ним. И зря… Не поймал.

— Смотри, чтоб тебя в другой раз не поймали, — нахмурился бригадир. — Когда в другой раз в Ново-Тамбовку будет нужно, нас предупреждай.

— Это почему?

— Не прикидывайся шлангом. Не хуже нас знаешь. А если не предупредишь, себе плохо сделаешь. Я два раза не повторяю.

Берендей сцепил кулаки. Но бригадир охотников, словно не пожелав увидеть это, повернулся спиной к фартовому, позвал всех на море.

Фартовый в этот день работал вяло. Ружье на сильном морозе давало осечку. Сказались потеря крови и недосып.

— Ты, Берендей, нынче — как вареный. Будто всю ночь с бабой играл в подкидного! — не без намека подшучивали охотники.

— А что? Я еще хоть куда! Особо насчет баб.

— Ты только крюк не забудь, когда в постель залезешь.

— Чтоб не сбежала!

— От меня не слиняет! Ни одна. Уж если закадрю, ни на одного из вас не глянет. Мой крюк — к любой бабе отмычка! — хвалился Берендей.

— Не духарись, фартовый, а то привезем врачиху, как дорога установится. Она одиночка у нас. Там и поглядим! — смеялись мужики.

— Только грозитесь! Сколько обещаете ее мне в гости! Ждать устали.

— Привезем. За нами не заржавеет, если за зайчихами бегать перестанешь, которые на прибрежном участке никогда не водились. Мы-то здесь выросли, каждого муравья в морду знаем. Зайцы у нас водятся за Черной горой. Мы на этих выходных и собираемся туда поохотиться, — сказал, словно проговорился случайно, бригадир. И внимательно посмотрел на Берендея.

— А меня с собой возьмете?

— Твое оружие в воскресенье отдыхает, — отказали охотники.

— Ну и хрен с ним, тогда врачиху везите, чтоб время даром не пропадало.

— Еще имеем время, подумаем, — пообещал бригадир.

Берендей лихорадочно соображал, как предупредить беглецов о готовящейся в их местах охоте. Случайно были обронены эти слова или решили его проверить?

Фартовый закурил. Охотники засобирались к лункам, как вдруг все разом услышали над сопками странный звук, похожий на стон, но не зверя или человека.

Лица промысловиков вытянулись.

— Где это?

— Вроде в распадке.

— А что это?

— Может, от движения льда.

— Белое эхо, — невольно сказал Берендей — Это голос мертвого. Говорят — от беды бережет живых…

Охотники, оглядев фартового, отодвинулись от него, пошли к лункам.

«Спаси их, Белое Эхо», — мысленно попросил фартовый.

Охотники уже спрятались за торосами, выслеживая сивучей, когда Берендей, выдолбив новую лунку, невольно оглянулся на зимовье, словно кто-то приказал ему повернуться.

Рядом с зимовьем стоял Пан.

Берендей онемело смотрел на него. Зачем по светлу, на виду у всех заявился? Высветить? И так не удалось отвертеться от охотников.

Пан поднял руку и показал на распадок. И в эту секунду грохнул выстрел.

Берендей, уже бросившийся на знак Пана, остановился.

— Кто стрелял? В кого? — оглянулся по сторонам. Из-за торосов увидел направленные на берег стволы. Один, второй, трети… Пана нет. Убежал? Или угрохали падлы? Но ни тени вокруг. Лишь белый-белый снег укрывает сединой старые головы сопок. Он искрится, хрустит под ногами солью. Он такой холодный, что на нем дышать больно.

«Что же это? Где Пан?» — упрямо шел к берегу Берендей.

— Стой, фартовый! Стой, сволочь. Убью! — крикнул Подифор и выстрелил из карабина по ногам. Мимо. Попугал.

«Неужели ухлопает? Хотя кто я ему? Таких он видел. И коль пот говорит, темнить не станет. Ему замокрить меня, что два пальца обоссать, нигде не дрогнет. Он с мусорами заодно. Теперь заложит. И уже не отмахнусь. Выходит, я у всех под надзором дышал», — стоял Берендей, как вкопанный.

— Вернись! Иди сюда, говорю! — орал бригадир осипшим голосом.

А у фартового плыли перед глазами радужные круги. С чего бы это? Никогда такого не случалось с ним. Фартовому не по себе стало.

— Ложись! — услышал Берендей чей-то знакомый голос, но не узнал его. Кто кричит, фрайера или фартовые? Сунулся ликом в снег. Над головой прогремели выстрелы. Кто в кого?

— Я тебе, говно! Ишь, нелюди! Зверюги проклятые! Пристрелю за милую душу, мать вашу… — ругался Подифор где-то рядом, перезаряжая карабин.

— Трое их! Видишь, уходят в распадок! — кричал кто-то. И снова разодрали тишину выстрелы.

Берендей поднял голову. Пуля сбросила шапку с головы.

— В своего стреляют, козлы!

— Был бы свой, не стреляли бы, — обрубил Подифор.

— Смотри, Харю выволокли из зимовья! — ахнул кто-то.

Берендей вскочил:

— Не тронь Федьку! Оставь его, Пан! — заорал фартовый диким, осипшим голосом.

В ответ выстрел. Прошил телогрейку на рукаве.

— Ложись, Берендей!

Но от зимовья доносился крик Хари: упирающегося, в одной рубахе его волокли в распадок двое.

Берендей, перескакивая торосы, мчался на выручку Харе. На ходу зарядил двухстволку. Приладил ее на плечо. Взял на мушку Пана. Выстрелил сразу из обоих стволов.

И прежде чем облако дыма успело раствориться, понял, что задел всерьез пахана.

— Эй, фартовые! Отпустите Харю! Иначе всех замокрю, падлы!

Но Лунатик и Белое Эхо, подхватив Пана, толкали Федьку уже за скалу.

Выстрел Подифора задел кого-то из них.

— Окружай их, мужики, — приказал Подифор и в несколько прыжков выскочил на берег.

Берендей мчался напролом.

Руки автоматически заряжали ружье.

— Стой! Падлы! Не слиняете, хмыри! Накрою выблядков! — орал фартовый.

— Берендей, выручай! — захлебывался голос Хари.

Поселенец, услышав его, вскарабкался на сопку. И все беглецы оказались перед ним, как на ладони.

— За что? Ведь я им подсос предлагал. Не засветил, не ссучился. А они вон как! — хладнокровно целился Берендей.

Коротко вскинув руки, воткнулся головой в сугроб Лунатик, Белое Эхо, увидев фартового над собой, молча поднял руки.

— Хиляй сюда! — коротко приказал ему Берендей.

Едва тот нырнул рукой в карман, фартовый выстрелил. Белое Эхо, переломившись пополам, сел в снег.

— Хиляй! Не то вмажу полным зарядом. Без темнухи. Иль жопа примерзла? — орал Берендей. — Харя, врежь фрайеру, чтоб веселей шевелился.

Федька показал связанные руки. Берендей спрыгнул вниз. Он видел, как в распадок со всех сторон посыпались охотники.

Белое Эхо вскочил в ярости. В секунду оценил ситуацию:

«Десяток дюжих мужиков, все охотники. Им на пути не попадайся. Эти не промажут. Всю жизнь убивают зверей. А кто для них беглецы? Звери. Значит, тоже — работа. Ничего, что на двух ногах. Медведь вон тоже иногда встает на задние. А тут еще Берендей! От него не смоешься. Спешишь? Торопишься своего уложить?»

Белое Эхо собрал в комок последние силы. Сдавил в руке финку, выручавшую не раз. Но Харя увидел. Бросился под ноги. Сшиб. Белое Эхо не смог остановить руку…

В следующую секунду беглец задыхался в руках Берендея.

— За что Харю, падла?

Руки Белого Эха хватались за Берендея, ловили малейшую опору.

— Дай его сюда! — услышал фартовый голос Подифора.

Берендей сунул полузадушенного беглеца в руки бригадира, склонился над Харей.

— Они меня долго мучили. Деньги, ксивы требовали. Думали, что у нас паспорта имеются. Когда увидели, что только справки об освобождении из зоны — били. Одежду всю взяли. Я не давал. Отняли все. Потом ты видел. Прикрытием взяли. Чтоб уйти целыми. Ты не злись, Берендей, не сумел я наше защитить. Их много, — захлебывался кровью Харя.

Фартовый поднял Федьку на руки. Тяжело переступая че- рез коряги, понес в зимовье.

— Оставь меня, Берендей. Не возись со мной. Я тут хочу, па воле. Будто совсем свободный. Зимовье — поселение. А тут я как человек отойду. Мне совсем не холодно и не больно. Только тебя жаль. Кто ж тебе стирать теперь будет и жратву варить? Баба тебе нужна. Ты не бойся человечьей жизни. Завяжи с фартовыми. Слышишь? Они — звери…

— Ты потерпи немного, Федь. Не гоже нам тут оставаться. Зимовье — не зона. Мы его сами строили. Как смогли. А в своей хате стены помогают. Глядишь, одыбаешься и в этот раз, — уговаривал Берендей.

Харя был легким, как сухое деревце. Теряя силы, он всхлипывал от страха. Сжимался в комок:

— Хотел сеструх увидеть. Материну могилу. Поклониться им. Да не вышло. Пусть простят.

— Не канючь. Уже дома, отлежишься и лафа.

— Ксивы возьми наши. И деньги. Они у пахана их него. Не забудь, — напомнил Харя. И тихо охнув, отвернулся от Берендея.

Фартовый осторожно положил его на лавку. Расстегнул рубашку.

Финка торчала из тела Хари. Ее Берендей опасался вытаскивать сам.

— Пить хочу, — просил Федька.

Фартовый, открыв дверь, позвал Подифора. Тот только что вернулся из распадка. И на зов Берендея бросился бегом.

— Федьке плохо, — указал на Харю фартовый.

Бригадир глянул на Харю. Потрогал лоб, пульс. Помыл руки. И, попросив чистое полотенце, стал перед лавкой на колени. Осторожно, медленно вытаскивал из тела поселенца финку.

— Спирт возьми в палатке. Мужики покажут, где стоит. Быстрее иди. И бинт прихвати, — сказал фартовому.

Когда Берендей вернулся, бригадир еще вытаскивал финку, тихо разговаривал с Харей.

— Повязали бандюг. Всех словили. Один уже дохлый был. Его Берендей убил. Старшего их него. А другие двое — связанные валяются за палаткой. Мы их завтра милиции сдадим. За ними утром вездеход приедет. А ночью мы их покараулим, чтобы не расползлись…

Федька лежал, уставив глаза в потолок. Молчал. Ничем не выдавал нестерпимой боли.

Берендей неуклюже топтался рядом. Он чувствовал себя беспомощным перед случившимся. Смотрел на финку, на пальцы Подифора. Еще немножко и…

Слышал фартовый, если из-под финача хлынет кровь — не жить фартовому, если нет — есть надежда.

Подифор не спешил. Лезвие почти вытащил, остался лишь обоюдоострый конец финача. Его жало. И промысловик, знавший многие тонкости, будто замер.

Федька почти не дышал.

— Потерпи малость, Федунька. Уже скоро, — обещал мужик и тихо, на шепоте вытащил финач из тела.

— Не выкидывай, — заткнул рану бинтовым тампоном. Из- под него хлынула кровь, но охотник быстро остановил ее.

— Теперь не шевелись. Я тебе принесу настой от боли. Уснешь быстренько. А гам, глядишь, рана затянется за тройку деньков. А ты, Берендей, укрой Федьку. Тепло и покой, вот что нынче ему нужно, — говорил Подифор.

Вскоре он принес настой. Напоив им Харю, обтер лицо поселенца. И вызвал Берендея наружу кивком головы.

— Плохи дела, фартовый! Хорошего человека теряешь. Он за тебя, поганца, жизнь положил. На что ты снюхался с ними? Они ж тебя уложили бы за милую душу. Их из Черной милиция выкурила. Выследили их ночью. Троих милиционеров ранили. Даром им не сойдет. Федьку жаль. Больной был. А сумел тебя прикрыть собою. Эх, мать твою… Ну почему страдают лучшие? Ладно б чуть левее финач прошел…

— Ты думаешь, что не оклемается? — не верилось Берендею.

— Мало надежды, — вздохнул бригадир.

— Дай последнюю разборку сделать, — попросил его Берендей.

— С кем? С бандюгами?

— С ними.

— Отпустишь их.

— Еще чего!

— Тогда иди. Но не убивай. Их судить будут. Пусть перед всеми за все ответят.

— Не трону. Слово даю! — пообещал Берендей.

Белое Эхо и Лунатик лежали рядом с мертвым Паном, связанные по рукам и ногам.

— Ну, фрайера, надергались? Паскуды вонючие. На кой хрен лезли сюда? Чего тут оставили? Мало намокрили по свету? Зачем ко мне наладились? Иль я звал вас, пидоров? На что моего кента ожмурили?

— Не хрен ему в дела фартовые соваться было. Отдал бы ксивы — никто б не тронул.

— Ты, вошь ползучая, пес мокрый, со мной о том ботал бы. Иль терпежу не стало дождаться тихо? Мои ксивы! Они тебе на что? Я пахан! А ты что есть?!

— Мне хрен с тобой! Ксивы-сам знаешь зачем. Мусора на хвост сели. Смываться надо было. Не могли ждать. А твой кент залупился. Сам и наглотался, — огрызался Лунатик.

— Ты нашего пахана угробил. Чего за фрайера пасть раскрываешь? Иль Пан не в счет? — скрипел зубами Белое Эхо.,

— Все в счет. Но какая лярва замокрила в порту бабу Дяди? Кроме вас, блядей, некому было, — спросил Берендей.

— Нашел о ком вспомнить. Она что, твоя подружка? Так этих в любом кабаке… Не Пан гробанул. В очко проиграл Лунатику девятого, кто по трапу сойдет. Она и оказалась невезучей. Откуда знали, что блатная? — зло хохотнул Белое Эхо. И добавил — Моя лучше была. И то не жива. Почему другие должны дышать?

— Захлебнись, курва! Дядя — медвежатник. Вор в законе! Настоящий, честный вор! Тебе ль о нем богать?

— А чем мы хуже? Если б не твой кент, не знали мы о нем, далеко бы теперь были. Он, падла, высветил, — охнул Лунатик.

— Пан вас высветил. На виду у всех меня звал в распадок! — взревел Берендей.

— Не темни! Пан показывал, что мы линяем. Чтоб ты усек, кто твои ксивы и подсос увел, — уточнил Белое Эхо.

— А я позволял? — вскипел Берендей.

— Кому твое слово нужно. Фрайер ты, а не фартовый! За тощий стольник твой кент обосрался, шухеру наделал. Вот и закрыли ему хлебало, — смеялся Белое Эхо.

— Ты что ж, козел, решил меня, пахана, обчистить?

— Невелик навар. С ним до Южного только и нырнуть, — осклабился Лунатик, плечом отталкиваясь от мертвого Пана.

— Чего дрыгаешься? Куда прешь? Умеешь мокрить, умей и дышать с ним в одну ноздрю, — Берендей подтолкнул голову мертвого пахана к Лунатику.

— Сука, не фартовый ты, Белое Эхо отдал мужикам! Какой ты вор! — завопил Лунатик, когда лицо мертвого пахана коснулось его щеки и навалилось на голову беглеца.

— Не дрыгайся! Далеко не слиняешь. И тебя, падлу, не минует, — злорадствовал Берендей.

— Остановись, если ты не вконец ссучился. Помоги нам. Навар будет. Дай слинять. Всего-то и делов разрезать веревки. Сам с нами смоешься, — тихо попросил Белое Эхо.

— Фалуешь на фарт, а сам меня на перо хотел? Иль у меня

параша вместо калгана? Кто ж в дело фрайеров берет? Да еще в бега с такой дешевкой? Хрен тебе. И навара не хочу. Кой навар, если меня обчистили?

— Притыренное имеем. Вот тебе слово, — подал голос Лунатик.

— Катись знаешь куда! Я с чужого общака не щипаю. Же- валки берегу. За долю дорого берете.

— А что тебе терять? Кентов новых найдешь, чего тут сохнешь? — уговаривал Лунатик.

— Западло мне с фрайеров навар брать, — усмехнулся Берендей.

— Хрен с тобой! Одно знай, выйдем на волю — свидемся. Из-под земли достанем, — пообещал Белое Эхо.

— Ты мне грозишь? — подошел к нему Берендей, схватил за горло.

Белое Эхо увидел на руке Берендея страшную татуировку, о которой слышал в Александровской тюрьме от старых зэков. Запомнил, что фартовых с таким знаком лучше не задевать, не перечить им. Эту особую татуировку ставят паханам, которым без слов повинуется любая «малина». Черный крест, обвитый змеей в пять колец, голова змеи отвернулась от креста и выставила вперед ядовитый зуб.

Такие татуировки ставили тем, кто прошел все северные зоны, держал в руках начальство и зэков. Кто паханил в больших «малинах» и не боялся ничего. Такие фартовые видали всякое. Их ничем нельзя было удивить, а тем более испугать, взять на «пушку».

Белое Эхо сжался в комок.

— Считай, пидор, что последний миг дышишь, — сдавил Берендей горло беглеца.

— Берендей, мы договаривались, что ты их не тронешь, — вырос за спиной Подифор, на всякий случай слушавший за палаткой каждое слово фартовой разборки. — Что ж ты с ними лясы точишь, когда у тебя в доме Федька помирает? Иди к нему, поимей сердце, с ними же будет кому потолковать.

Берендей сделал всего шаг, как странный полустой, полу крик, бросил его в дрожь. Фартовый оглянулся на Белое Эхо. Тот, застыв в испуге, смотрел на небо остекленевшими от страха глазами. Посиневшие губы были плотно сжаты.

— Понтуешь, падла? — не выдержал Берендей.

— Это не он, — вступил Подифор, поеживаясь.

— Что за дьявол? — выглядывали из палатки охотники.

Со всех ног Берендей бросился в зимовье.

Он подошел к Федьке. Тот лежал с открытыми глазами.

— Федь, Федя, ну как ты, кент?

Поселенец молчал. Он смотрел в вечность застывшим взглядом, далеким от суеты, от Заброшенок. В последний миг ему хотелось увидеть в дверном проеме Берендея. Зачем? Возможно, решил сказать что-то забытое, а может, проститься. Но тот опоздал…

Берендей снял шапку, зажег керосиновую лампу, поставил ее в изголовье Федьки.

— Прости меня, негодяя. Козел я, Федь! Паскуда дрянная…

Холодные руки фартового сплелись.

«А может, он спит? Харя умел спать с открытыми глазами», — Берендей этому не раз удивлялся. И тронул Федьку за руку. Фартовому не верилось: «Не может быть!»

Он привел мужиков в зимовье. Подифор, глянув на покойника, молча закрыл ему глаза двумя пальцами. Снял шапку. Молча присел на табурет. И сказал, обратившись к Берендею:

— Усопшего этого с оркестром, с почестями хоронить надо бы. Настоящий мужик, большой друг, сердечный, надежный человек. Жаль, что не я был его другом. Мне не иметь в друзьях таких, как он. Потому что ни я и никто из нас не достоин такой дружбы. Бог на землю один раз дает такого человека в радость другому. Просмотревший, упустивший, не сохранивший его, всю жизнь жалеть станет о том…

Берендей сидел, тупо уставившись в лицо Федьки.

Он еще есть, он здесь. И его уже нет. Он далеко. Где теперь его прозрачная душа? Неужели он и впрямь умер? Столько перенес и пережил, чтобы вот так уйти, от руки фрайера, никогда не бывшего фартовым. Зону перенес, стерпел все, Медведя не боялся. Сколь раз Берендея от погибели выручал, себя не жалея…

«Нет, это дурной сон, — тряс головой фартовый. Но вон за зимовьем мужики-охотники уже делают гроб. Это уже не сои. А другие вместе с Подифором копают могилу. Куда так торопятся они? Успели бы и завтра. К чему спешка?

— Берендей, рубаху да брюки для Феди найди поновее, нельзя хоронить в тех, что умер, — всунулся в зимовье Подифор.

Фартовый тяжело встал. Отдал охотнику Федькины пожитки. И попросил:

— Схорони его в свитере и костюме, первой вольной одежде его. Она — новая. Пусть памятью будет…

Фартовый не спал всю ночь.

Где-то за зимовьем звенели топоры, лопаты. Берендей не слышал их голосов.

Ему вспоминался Харя, отыгравший его в очко у Медведя. А вот цепкая рука поднимает Берендея с обрывистой скалы. И последний случай, от которого мороз продирает по спине…

А ведь было и другое, чего не видел, не замечал. Чистые рубахи и белье, всегда просушенные к утру валенки и телогрейка. Горячая еда. Протопленное, чистое зимовье. Мелочи. Но они облегчали жизнь.

Харя мало говорил. Не требовал внимания и заботы. Жил в тени. Лишь недавно рассказал о себе. Да и то по просьбе Берендея. Он любил слушать фартового. Никогда и ни в чем не подвел, не обманул его.

Фартовому вспоминался Харя, растянувшийся на нарах рядом. Маленький, худой. Выпятив живот, он с гордостью оглядывал зэков, добровольно признав себя шестеркой или полукентом фартового.

Вон он, не сморгнув, отдает Берендею половину своей пайки. Фартовые на такое были способны лишь за жирный навар. А этот без понту. Так, от души. И где она взялась, такая большая в маленьком теле?

Он никогда не садился за стол без Берендея. И не ложился спать без него.

Берендей вспоминал всех своих кентов. Давнишних фартовых. С ними лихие дела проворачивал. Кутил. Бывал вместе в ходках. Сколько зон и тюрем, сколько побегов — теперь не счесть. Ни один кент в памяти и жизни не мог сравниться с Федькой. Хотя тот никогда не был вором и не любил фартовых. Разве вот Берендея… Их друг другу подарила сама судьба. Да и то ненадолго.

Берендей курил одну папиросу за другой. В горле от дыма горечь. Еще горше на душе.

Как жить дальше? Что делать без Федьки? Хотя почему? Он не уйдет из Заброшенок. Останется здесь навсегда.

«А может, тот стон и есть Федькино Белое Эхо? Может, его оно предупреждало от беды. Да только не понял никто его предостережения. Да и с чего бандюгу станет оберегать кто-то. Вот Федьку — другое дело», — думал Берендей.

Он не заметил, как вполз в зимовье серый рассвет. Вместе с ним в Заброшенки, будя охотников, примчался заиндевелый от мороза вездеход.

Затормозив у палатки, водитель откинул брезент, и из машины выскочили пятеро милиционеров. Они глянули на беглецов, засунутых охотниками на ночь в спальные мешки, на мертвого Пана, на свежий гроб.

— Это для беглеца так старались?

— Чтоб я для гада хоть пальцем пошевелил, — огрызнулся Подифор, рассказал о поимке преступников с мельчайшими подробностями.

— И вы говорите о Берендее так неуважительно? Зря. Вы

не знаете фартовых, бригадир. Он не только беглых задержал, он себя сумел переломить. Это то, чего не могут добиться ни в зонах, ни в тюрьмах. Обезвредив эту банду, он целиком чист перед сегодняшним и завтрашним днями. Жаль, что редко такое случается. Возможно, погибший поселенец и не знал, как многое перевернул он в Берендее.

После этих слов начальник райотдела милиции направился к Берендею.

С фартовым он говорил недолго. Минут через десять, пообещав через денек вернуться, забрала милиция уголовников, живых и мертвого.

Обдав промысловиков бензиновым облаком, рокоча железными гусеницами, машина умчалась в Ново-Тамбовку.

А в Заброшенках готовились к похоронам Федьки.

Он лежал в гробу до неузнаваемости белый, маленький и тихий. Не нашлось в зимовье ботинок, а потому хоронили Федьку в валенках. Они неуклюже высовывались порыжелыми, словно прокуренными носами из-под простыни. И Подифор постоянно укрывал их.

Пока несли к могиле, опускали и закапывали, Берендей стоял с непокрытой головой. Он не помнил, как прощался и бросил на гроб горсть мерзлой земли.

Душа его будто заледенела от неверия в случившееся.

Белый березовый крест встал в изголовье могилы. Берендей обнял его. И впервые в жизни заплакал горько, со стоном, с болью, скрыть которую не было больше сил.

Промысловики тихо ушли в палатку, решив дать человеку возможность побыть наедине с горем. Ведь и сильный должен иметь право на слабость.

Берендей лежал, обхватив могилу руками. В своей уже немалой жизни он никогда, никому не был нужен. Даже самому себе. Ничто не держало в ней. И только Харя, только он говорил Берендею, что не может жить без него. И доказал это всей своей жизнью. А разве такое нужно было доказывать?

Он берег Берендея. А для чего? Стоил ли тот забот и внимания Федьки?

— Прости меня! — сорвалось с губ запоздалое раскаяние.

И снова пугающий стон срывался неведомо откуда и навис над могилой и головой Берендея. Будто усопшая мать вместе с фартовым оплакивала единственного, горемычного сына.

Берендей не испугался, не вздрогнул. Ведь белое эхо — как светлая память живет о добрых людях. А раз оно появилось, если оно есть, чего ж его бояться? Да и что худшее может случиться теперь, когда, кроме горя, ничего не осталось в сердце.

— Берендей! Берендей! К тебе приехали. Иди скорее! — тормошил поселенца Подифор.

Начальник райотдела милиции держал в руках бумаги. Улыбаясь, встал навстречу Берендею:

— Поздравляю от всего сердца! С сегодняшнего дня вы свободный человек.

Берендей, оглушенный, сел на лавку.

— За добросовестный труд и оказание помощи в обезвреживании опасных преступников… — читал начальник райотдела выписку из судебного постановления о прекращении дела и об освобождении от дальнейшего отбытия наказания.

Паспорт, даже денежное вознаграждение… Ничего не забыли. Все в полном порядке.

Как долго ждал он этого дня! Шел к нему годами. Но почему теперь нет радости в сердце? Ведь сколько раз пытался убежать из Заброшенок. К своим, к фартовым, в «малину». Почему теперь медлишь? Почему не торопишься, пока не передумали, выхватить из чужих рук свои ксивы и, вскочив в поезд, мчаться очертя голову в Южный, который так часто снился тебе.

Свобода… Этим словом бредят на нарах и шконках зэки. Ради нее идут на подвиг и подлость, не разбираясь в средствах. Чего ж ты стоишь, как дубина корявая? Иль ходули отказали? Иль взять свои ксивы из именно этих рук западло? «Чего раздумываешь?»— спросили бы кенты…

Берендей медленно взял документы.

Свободен… Можешь идти, бежать, ехать. Но куда, к кому, зачем?

Уже и его отпевает в Заброшенках белое эхо. А может, просит остаться?

Заметает зимовье пушистый снег. Нет в нем огня, не вьется дым из трубы. На пороге ни одного следа человечьего. Уехал хозяин?

Да нет, вон Берендей. У могилы Федьки. Белый — как снег, прозрачный — как эхо, седой — как смерть…

ЧАСТЬ 3. ИЗГОИ

Глава первая ПАХАН

Вчера была жаркая ночь: фартовые «взяли» ювелирный магазин неподалеку от Южного. Сами не ждали такой удачи. Сработали чисто. И полмиллиона в золоте и платине — словно ветром сдуло. Без выстрелов и крови обошлось. А все благодаря Дяде: и сигнализацию аккуратно отключил, и сейф вскрыл, как собственную кубышку.

Милиция чуть не рехнулась. Все сторожа — на стреме, овчарки — на шухере, а «рыжуха» слиняла. Ну и хай там поднялся. Продавцов шмонали, сторожей за клифты хватали, всех откольников за задницу взяли, кто жив и на воле отирается. Отпечатки пальцев снять вздумали. А там — хрен ночевал… «Ну и усекли, что не ханыги обчистили точку», — взахлеб выдавал последние новости престарелый лысый шнырь.

Дядя слушал его вполуха. Знал, тертый стервец накрутит темнухи полные карманы, чтоб получить у фартовых магарыч пожирнее.

— Я шлангом прикинулся и спрашиваю тамошнего сторожа: «Мол, с чего шухер?» А он мне ботает. — «Хиляй отсюда, фрайер, покуда и тебя не сцапали мусора. Тут такая «малина» побывала, что всю лавку ободрала со шкурой вместе. Нынче хотят вызвать мусорового пахана, аж с центра, чтоб дело раскрутить и накрыть фартовых. Во!»

Дядя даже головы не повернул. Допил водку в стакане. Шнырь екнул селезенкой, просить не решился. Знал, если дадут, то только по зубам. Не по чину пахану со шнырем водяру жрать. Но требуха аж стонала. Ведь старался. Неужель не оценит фартовый? Ведь вон какой куш сорвали, может, и ему, шнырю, кроха перепадет.

— Трехай дальше. Но без темнухи, — сказал Дядя, зная, что облезлый шнырь если не сегодня, то завтра будет полезен.

— Я со сторожем там «гуся» раздавил, пока колеса ждал, чтоб в Южный вернуться. Ботал тот, что им теперь «пушки» дадут.

— На кой хрен пушка, коль зенки слепые? Кого жмурить, если никого не застукали хмыри? — начал раздражаться Дядя.

— Так повсюду хмырям «пушки» дадут. Так сторож ботал. Мое дело тебе трехнуть. А уж дальше — как сам знаешь, — заюлил шнырь, слюнявя окурок.

— «Пушка» фартовому — кент. А хмырям да фрайерам от нее одна морока. К «пушке» калган да зенки файные нужны. А в руках твоего ханыги она не помощь. Бери стольник и хиляй покуда. Но усеки, лишнего не трехни, ни под каким кайфом, — посуровел Дядя, подвинув кредитку.

— Век свободы не видать, если хоть с одного зуба что выскочит, — клялся шнырь.

— Если выскочит, то уж не о свободе печаль — тыквы тебе не сносить, — пообещал Дядя и, приоткрыв дверь, выдавил в нее шныря.

Едва тот вильнул за угол дома, фартовый позвал сявку, ютившегося на кухне, и тихо велел позвать к себе двоих кентов. Сам, задумавшись, сел у окна.

Серый день навис над улицами и домами города, морося с неба мутным, затяжным дождем. В такую погоду неохотно выходят на улицу люди. Отсидеться бы в тепле, переждать бы непогодь за бутылкой. Ведь вон как сыро и промозгло снаружи. Даже привычный ко всяким невзгодам шнырь идет поеживаясь, кутаясь в широченный, не по размеру плащ, который из жалости дала ему баруха за червонец.

Шнырь когда-то был дерзким фартовым. Но после третьей засыпки «малина» потеряла терпение и вывела его из закона после очередной разборки, наподдав напоследок сапогом в зад.

Конечно, могло случиться и худшее. «Малине» ничего не стоило «замокрить» его за провалы, повлекшие аресты подельников. Могли просто искалечить. Но Дядя оставил дышать, и пусть нечасто, но давал оплачиваемые поручения прежнему кенту, чтобы тот не пропал вовсе.

Конечно, от мирного шныря, выискивавшего в зоне еду для фартовых, этот отличался многим. Он был слухачом и наводчиком, «уткой» в ресторанах и на вокзалах… Его наметанный глаз безошибочно распознавал тех, кто имел при себе тугую мошну с кредитками. Иногда ему везло самому стянуть увесистый кошелек. Тогда он с неделю кутил в пивных — облегчал карманы и тяжелел сам. Бывало, такое случалось чаще, ему перепадала лишь мизерная доля. И, пропив ее за пару часов в каком- нибудь подвале или на чердаке, шнырь, как голодный пес, снова отправлялся на дело, в свой пусть мелкий, но промысел. Фартовые не запрещали ему свободный поиск, в котором вся доля риска ложилась на самого шныря.

Иногда он, подсев в ресторане к какому-нибудь командировочному, выдавал себя за коренного сахалинца. И завязав с приезжим разговор, усиленно добавлял ему, хмелеющему, в водку пиво или сухое вино, едва тот отворачивался. Когда собеседник тяжелел, увозил его на вокзал и, обчистив в уборной до копейки, исчезал бесследно.

Случалось, собутыльник внезапно трезвел, и тогда вылетал шнырь из отхожки под короткую брань, с разбитой в кровь физиономией.

Но отмыв лицо за первым же углом, почистив себя от пятен и запахов, шнырь снова соображал, куда податься, где поживиться? Кровоподтеки не в счет, на них никто не обращал внимания.

У шныря было много кличек. Своего имени он старался не вспоминать. И только в милиции да в суде никуда не денешься, приходилось пользоваться именем, отчеством и даже фамилией. Но потом это снова забывалось надолго.

А из всех кличек он любил больше других одну. Она была давней, от самой молодости, горячей и удачливой.

Тогда он был в «малине» не последним… Дрозд — так звали его фартовые всего Сахалина.

Неспроста приклеилось такое. Умел свистеть дроздом, да так, что от птичьего пенья отличить было трудно даже натренированному уху.

Уменье это окупалось не всегда. Но в молодости условный знак Дрозда, оставленного на стреме, не раз выручал «малину» от провалов и поимки. У Дрозда в те годы были отменный слух и зрение. Но со временем притупилась память. И свист дрозда зимой уже не выручал, а губил кентов. И поющего не вовремя Дрозда снимала «с шухера» милиция, напоминая, что истинный дрозд — птица летняя.

Пойманные вместе с Дроздом фартовые бивали его в зоне, приговаривая:

— Заложил, падла, мусорам «малину», теперь сумей подогрев раздобыть. На стреме умел засыпаться, теперь парься со всеми, паскуда вонючая!

И ничего. Кончались сроки. Забывались промахи. И Дрозд возвращался в «малину» вместе со всеми.

Тогда Дрозда и вывели из закона. Долго он не решался показаться на глаза Дяде. Но однажды случай подвернулся.

В подвале, где под ноготь распивал вино с ханыгой, услышал, что его сожительница работает в ювелирном и просила сегодня не напиваться: мол, золото привезут. Пока примем товар, возвращаться придется поздно. Приди встретить.

Дрозд вмиг протрезвел. И, оставив собутыльника спать в подвале, заспешил к Дяде. Тот выслушал недоверчиво. Но через день передал для Дрозда пачку червонцев.

Так и повелось с тех пор. Но ни на полшага ближе не подпускал к себе шныря новый пахан. И постоянно, это Дрозд чувствовал даже лысиной, не доверяли ему.

Была у Дрозда одна слабость, общая для всех фартовых: женщины. Да и как без них? Когда водка льется рекой, а стол ломится от закуси, самое время вспомнить о том, что ты — мужик.

В былые годы Дрозд пользовался успехом даже у молодых проституток. Правда, привязанности особой ни к одной не имел. Но покутить с ними после удачного дела любил и не упускал случая навестить разгульный район города, расположенный сразу за базаром, который все южно-сахалинцы звали Шанхаем.

Дядю Дрозд знал с молодости. Вместе они обделывали дела: пока медвежатник потрошил сейф, Дрозд на стреме стоял.

Но у фартовых дружба клеится, пока дело ладится. Чуть сорвалось, все забыто, стерто из памяти.

И Дрозд незаметно состарился. Как и все фартовые, он знал, что Дядя отошел от воровской жизни. «Малина» о нем жалела. Второго такого медвежатника найти было трудно. Ни у кого не имелось столь удачливой отмычки. И Дядя никому ее не показывал. Может, и отомстила бы «малина» медвежатнику за уход, да замены не было, а надежда на возвращение Дяди — оставалась. Потому, когда это произошло, воры в законе без колебаний признали Дядю паханом, на время вынужденного отсутствия Берендея.

Дрозд, крепко сжав сотенную, пошел к рынку, где жизнь пробуждалась раньше всех. Здесь можно было жевать на ходу, послушать брехи приезжих торговок, стянуть с прилавка литровую банку кетовой икры и, купив бутылку водки, завернуть к безотказной, по причине возраста, Тоське. Толстая и морщатая, она давно зарабатывала обслуживанием любителей сексуальной извращенности. Потому что даже по глубокой пьянке трезвели фартовые, увидев Тоську голой. И ни по какой погоде, даже сявки, не соблазнялись ею, считавшейся ранее смачной бабой.

Дрозд ходил к Тоське до обеда, когда та бывала свободна. Правда, в последние годы она была свободна почти всегда. Но шнырь привык к своему времени и не нарушал заведенный порядок.

Дело не в удовольствии. Не мог Дрозд выпивать в одиночку. К тому же Оглобля, как звали Тоську законники, была слабостью шныря за безотказность. Она не брезговала Дроздом. Никогда его не прогоняла. И, взяв свой червонец, чмокала Дрозда в щеку с привычным равнодушием.

Любила ли она кого-нибудь в своей жизни? Это Дрозда не интересовало. Говорили, правда, что раньше Оглобля была пылкой бабой, но не век же травке зеленеть!

Шнырь знал, что Тоська всю жизнь обреталась в Шанхае, где всегда ютились городские проститутки. И едва ли не десяток «малин» хорошо знал ее хазу.

Оглобля была не дура выпить на халяву. Но если кто-то из клиентов пытался уйти от нее не уплатив, Тоська вжимала его в угол мощным бюстом так плотно, что мошенник рад был последние портки оставить здесь, лишь бы вторично не подвергнуться экзекуции.

Что-что, а цену своим услугам Тоська знала.

Дрозд никогда не пытался обмануть бабу. За многие годы она научилась доверять ему больше других и иногда открывала кредит, которым шнырь старался не злоупотреблять.

От Оглобли никогда не выносили побитых или зарезанных воров. Все покидали притон на своих ногах. Не то, что у других проституток. Там случались драки с поножовщиной.

Шнырь, набив карманы пакетами и свертками, заколотился в знакомую дверь. Когда он был здесь в последний раз? Пожалуй, месяц прошел.

Услышав знакомое шарканье, Дрозд откашлялся, червяком изогнулся для приветствия.

Едва в проеме увидел измятую личность старой знакомой, сказал, осклабившись:

— Наше — вашим…

Тоська сграбастала его одной рукой из-за двери. Втащив из коридора за шиворот, спешно захлопнула дверь.

— Ты чего? — опешил Дрозд.

— Лягавые вчера нарисовались ко мне. Ночью. Со шмоном. Все на уши поставили. Минетчицей обзывали. Фартовых искали. Их у меня уже с полгода не было. Молодые всех отбили. Без куска порой сижу. А чем я других хуже?…

— Зачем фартовые понадобились мусорам? — перебил шнырь.

— Мне почем знать. Тебе виднее.

— Что ты им натрехала?

— Ничего. Голосила, как сдуру. Зачем, мол, старуху обижаете? С прошлым завязала. К смерти готовлюсь. Они на слово не поверили. Ну а уходя извинялись. Ты-то хоть никого на хвосте не приволок? Никто не засек во дворе, когда ты сюда шел? — выглянула Тоська в мутное окно.

— Никого не было! — дернулся к двери Дрозд.

— Куда? В случае чего в окно и на огород выскочишь. Там — прямиком на базар. Все от меня так линяли. Никого не накрыли. И ты не трепыхайся. Не впервой тут.

Дрозд выставил на стол угощенье. Разворачивая один сверток за другим, нарезал колбасу и селедку, корейскую капусту чимчу, разделывал крабьи ноги. Кетовую икру выложить из банки было некуда.

Из посуды у Тоськи были лишь стаканы. Не утруждала себя баба лишними хлопотами. И, залив в горло стакан водки, тут же отправила туда кусок колбасы величиной с кулак, подпихнув его нечищеной жирнющей селедкой.

— Ешь, Тоська, тварь патлатая. Ты голодная, как собака. А и я не счастливей тебя. Пей, покуда живы! — налил шнырь бабе еще полстакана.

— А любовь когда? Иль погодишь малость? — пропихивала Оглобля остаток колбасы.

— Имеем время, — успокоил Дрозд.

Наевшись, Тоська подобрела, даже улыбаться начала лениво, захмелев.

Дрозд смотрел на эту улыбку завороженно. Когда-то Тоська была неотразимой. Ее продажная улыбка снилась фартовым на холодных нарах и шконках Колымы. В ее честь слагались трогательные песни в бараках. Их подхватывал прокравшийся колымский ветер и, подвывая зэкам на все голоса, разносил песни по зонам. Но ни одна из них не ворвалась сюда, не прозвучала.

А все потому, что многие любили ее одну. Она любила всех сразу. Подруга удач и застолья, Тоська никого не оплакивала, никого не пожалела; ни один из- поклонников не застрял в ее душе и памяти. А сердце проститутке иметь не полагалось. Ни к чему оно ей было.

Оглобля вскоре совсем разомлела, видно, и впрямь, давно не пила. Дрозда, как, впрочем, и других, Тоська никогда не стеснялась. Она расстегнула кофту, сдавившую грудь, и запела гнусаво:

Не люби вора, вор попадется,

а передачку носить не понравится.

А я любила вора и любить буду,

Я носила передачу и носить буду.

Потом, обхватив шныря рукой за шею, повалила привычно на обшарпанный, замызганный диван. Дрозд млел от счастья. Купленного, короткого, как миг.

— Тоська, лярва, змея ползучая, ведь умеешь радовать, но почему без сердца? — вопил шнырь.

Оглобля вскоре оставила Дрозда в покое. Отпила портвейн из горла, сказала шнырю, уже посуровев:

— Гони башли и хиляй. Да кентам скажи, что мусора по ним, видать, шибко соскучились.

— Глаза б мои их век не видели, — сплюнул Дрозд.

— Пахану передай: коль без подогрева держать меня будет, долго не выдержу, — сказала Тоська.

— Это как понять?

— То не для твоей тыквы. Он поймет.

А в это время к Дяде пришли двое законников, хозяева самых больших и отчаянных «малин».

Пахан подсел к столу:

— Навар поделили честно?

— Как мама родная, — рассмеялся фартовый, которого все «малины» знали по кличке Рябой. Второй, с кличкой Кабан, лишь молча кивнул громадной черной головой.

— Лягавые нас по городу шарят. А потому не надо давать им- опомниться, завтра ночью берем универмаг. Центральный. Там на втором этаже ювелирный отдел есть.

— Его же после сегодняшней ночи на особую охрану возьмут. Засыплемся. Зачем рисковать? Надо дать лягавым успокоиться. А уж потом точку брать, — не согласился Кабан.

— Пустое лепишь. Пару дел провернуть успеем, — настаивал Дядя.

— Универмаг на самом пупке. Как к нему подвалить? Каждый угол виден, — перечил неуверенно Рябой.

— Вякаешь, как шнырь. Кто ж для нас входные отопрет? С крыши его брать надо. А на нее с соседнего жилого дома выйдем. Там уже по водосточной трубе и — в окно, — говорил Дядя.

— По трубе застукают. А вот если на чердак попасть — прямой понт. Там в подсобку залезть можно. Она проветривается через люк, который на чердак выходит, — предложил Кабан.

— Лафа! Пусть будет по-твоему, — согласился Дядя и спросил:

— А этот люк живой, не законопатили его хмыри?

— Завтра проверим. У меня там кент. Сантехником приклеился.

— Фартовый? — насторожился Дядя.

— Карманник. Надежный.

— Кого в дело с собой возьмешь? — полюбопытствовал Рябой.

— Вас двоих мне хватит. В случае, если на крыше нас накроют, чтоб было кому «рыжуху» кинуть, найдете пару кентов пошустрее.

— Типун тебе на язык, — сплюнул Кабан и отвернулся от пахана.

— Я с собой двоих мокрушников возьму. Чтоб низ держать, — пообещал Рябой.

— Значит, завтра, в семь — у меня. Кстати, кентов от Шанхая подальше держите, там мусора шмонают. Клевых баб наших. Шнырь о том ботал. Оглоблю трясли. К пей никто не наведывается, а и то не минули. Остальных — тем более.

— Моим не до баб. Перекирялись вдрызг. Навар обмывали. Общак сразу пополнился. На радостях обо всем запамятовали, — рассмеялся Рябой.

— А мои на Шанхае не засветятся. Они там не пасутся, — скривился Кабан.

Рябой поторопился уйти. Как объяснил, чтобы мокрушники, которые завтра понадобятся в деле, не успели набраться до свинячьего визга.

У фартовых города был свой закон — на любое дело ходить только трезвым, как стеклышко.

А потому Рябой сразу направился к своим на хазу. «Малина» жила в старом доме, в районе железнодорожного вокзала.

В прокопченных домах и бараках кишел здесь всякий люд.

От фарцовщиков, домушников, майданщиков и проституток, до последней бандерши — все ютились здесь, вперемешку с бледными худыми детьми стрелочников, проводников и машинистов.

Уж чего только не навидались эти дети за свои короткие жизни! Их невозможно было ничем удивить и развратить сильнее того, что впитали они с самим воздухом улиц, домов, подворотен.

Они знали, как и откуда берется жизнь, сколько стоит короткая вспышка страсти.

Здесь даже старухи проскакивали в подворотни бегом, без оглядок по сторонам, да и то среди белого дня. Любопытство иль промедление могли обойтись дорого.

Здесь были свои притоны, куда ныряли фартовые и горожане. Такса была одинакова для всех.

Помалкивали местные жители, и даже старухи не рисковали поднимать шум, зная, как могут поступить с ними те, на кого они осмелятся открыть рот. Помнили об одном такое случае.

Раскричалась баба на соседку-бандершу, державшую притон. Пригрозила ей милицией. А вечером пошла за хлебом в магазин, ее и схватили в подворотне трое молодцов. Изнасиловали по очереди, юбку на макушке завязали и так на улицу вытолкали…

Рябой знал этот район, как свои пять пальцев. Знал, где кто живет, чем дышит. Здесь «малина» вжилась крепко. Фартовых поймать в этом районе было практически невозможно. Они, как рыба в мутной воде, ускользали из рук милиции.

Рябой шел, не торопясь, прислушиваясь к голосам за окнами.

Вот тут муж с женой ругаются. Мужик опять ползарплаты пропил.

А здесь девчонка песни поет.

А это — привычное, пьянка в разгаре. Кто-то на гармошке скрипит, пяток разомлевших — горланят. Вон кому-то по морде дали. А какими эпитетами обмениваются! Даже кошка, хвост поджав, со стыда убежала.

Там кого-то в углу тискают. Баба вырывается. Но мужик силен. Уже и кофту ей расстегнул, другой рукой под юбку лезет. В темень теснит. Стеснительный.

— Мужик у меня есть. Уйди, паразит. Я не шлюха. Пусти, говорю.

— Не трепыхайся, пташечка. От меня не выскользнешь. Да н чем я хуже твоего мужика? Ну-ка, раздвинься. Сейчас попробуешь, сама меня искать станешь.

Баба боялась кричать, звать мужа. Знала, попала в лапы фартового.

Рябой его узнал по голосу. Усмехнулся криво и позвал:

— Крыса, эй, Крыса, хиляй ко мне шустрее!

В углу стало тихо. Вот и баба, застегиваясь на ходу, сумасшедше рванулась домой. А из темноты послышалось недовольное:

— Эх, сукин выродок, такой кайф мне сломал. Иль горит у тебя, обождать не мог?

— Дело есть, — оборвал Рябой. И оба фартовых молча, гуськом пошли к хазе. Когда до нее оставалось рукой подать, услышали звук гульбища из окна отпетой проститутки.

— Глянь Цаплю. Если там, зови на хазу. И мигом.

Вскоре втроем сидели за столом, в задней, скрытой комнате дома.

— Слушай, Крыса, в последний раз тебе говорю: засеку, как бабу сильничаешь, выкину из закона. И из «малины» — под сраку. Западло у нас, фартовых, баб силой брать. Засеку еще — сам замокрю паскуду. Иль закон тебе по хрену? Уже не впервой ботаем о том. Да еще ту, что на железке вкалывает. Тут неподалеку живет. Кто ж, считай, в своей хазе срет? На нас тут потому не стучат, что мы своих не трогаем. Иль ты с шестерками ровня? Иль выветрило, что сделали с теми, кто бабу силовал и испозорил, юбку на голову задрав? Я освежу твой гнилой крендель. Тех мудаков фартовые замокрили. А бабе за молчок пять кусков отвалили. Не дорого ли «малинам» ваши муди обходятся?

— Она не очень противилась.

— Захлопнись. Мои уши не из жопы растут. Штаны снимать не надо было, чтоб слышать, как ты тарахтел.

— Ну ладно тебе. Приспичило. Живой ведь я, — оправдывался Крыса.

— Приспичило — хиляй к клевым. Их уламывать не надо. А на мужних — не прыгай. Больше трехать не стану. Но пахану скажу завтра. Пусть сам думает, что с тобой утворить.

Крыса сразу сник:

— Зачем пахану? Не полезу ни к одной — век свободы не видать, если на какую гляну.

— Это уже было, — отмахнулся Рябой. И продолжил — Мы от своего района всякую перхоть и шушеру отваживаем. Чтоб тут тихо дышалось, чтоб лягавые не совались. Из-за таких паскуд, как ты, не одна «малина» погорела. Сколько кентов дарма парятся из-за падлюг. И тебе не сойдет. Усек?

— Клянусь, завязал.

— Цапля, ты как? — спросил Рябой.

— Тошно мне вас обоих слушать. Пора о деле толковище начинать, — равнодушно сказал Цапля, отвернувшись к окну. И тут же увидел, как к хазе подходят двое милиционеров. — Линяем, лягавые! — успел предупредить.

И все трое мигом вылетели из дома через окно. Крадучись пробрались к вокзалу, покружили по боковым улицам.

На вокзале столкнулись с Дроздом. Поделились дурной новостью. Тот вызвался все разнюхать. И пока законники завернули в тихий притон, поплелся к ним на хазу.

Там, ввалившись в дверь, прогорланил, сипло от страха:

— Нинка, лярва, я пришел! Снимай сапоги, я спать хочу!

Милиционеры рассмеялись и, подняв Дрозда на ноги, сказали тихо, но веско:

— Не лепи темнуху, как у вас говорят. Быстро говори, где хозяева прячутся?

— Я хозяин! — сипнул Дрозд и замолк, узнав оперативника.

— Старый знакомый! — скривился тот. И ловко нацепил на шныря наручники.

— Извиняться будете, гражданин начальник. В этом деле я чист, как стеклышко, — верещал шнырь.

— Не исключено. Следствие установит, — последовал ответ.

— Тогда снимите браслетки, — требовал Дрозд. — Прокурор все равно не даст вам санкции на мой арест. За треп не забирают.

Оперативник предложил присесть и спросил коротко:

— Так ты настаиваешь, что живешь здесь?

— Как мама родная.

— Значит, и это твое, — вытолкнул из-под ноги кирзовую сумку.

Глаза Дрозда забегали, закрутились, словно хотели просверлить, заглянуть внутрь. Но чувство осторожности взяло верх:

— Липу мне подкинули. Не моя она. Век свободы не видать, никогда ее не видел.

— А ее искать не надо было. За печкой стояла. Но подкидывать такое кто бы стал добровольно? Здесь доля тех, кто обокрал ювелирный. И немалая доля. Раз ты хозяин, должен знать, что здесь и как эта сумка сюда попала.

— На «пушку» берете, гражданин начальник? Я на дела не хожу. Ювелирный не брал. И эту мошну не видел, — взмокла спина шныря. Так не хотелось взять на себя дела, от которого ему перепала лишь пылинка!..

В голове все разом прокрутилось. Ведь не меньше, чем полтора червонца влепят. А режим? Строгий или «крытка» — тюрьма, значит… Кенты лишь вздохнут, узнай, что Дроздом следствие подавилось и успокоилось.

Но шнырю они ни одного подогрева не пришлют. И тот же Дядя скажет на разборке: был шнырь и накрылся, но греть его нам — западло.

Да и прошли времена лихой молодости, когда соблюдались законы «малин». Теперь в законниках всякая шпана да блатные. Настоящих воров нет. Так за кого страдать и мучиться?

— Если ты не знаешь этой сумки, значит, знаешь ее хозяев.

— Не знаю. Я случайно зашел, на огонек, — выкручивался шнырь. Выдавать фартовых не входило в его интересы. Знал, что за это может лишиться жизни.

— А где ты огонек увидел? — рассмеялся оперативник.

И спросил — Где хозяева теперь? Они послали тебя разнюхать, нет ли в хазе засады и ты им должен сказать, можно ли сюда вернуться?

Ничего такого не было. Просто я иногда заходил. Жили тут всякие. Иные водярой угощали иль вином. Другие — выкидывали вон под жопу. Когда как везло. Вот и в этот раз зашел, не зная, что будет.

— Ну что ж, пошли в отделение. Через несколько дней вспомнишь, кто и зачем тебя сюда послал, — встал оперативник. Поднялся и второй, он был, в отличие от оперативника, в форме.

Дрозд знал по прежнему опыту: попасть в милицию легко, а выбраться оттуда, да еще с его биографией, практически невозможно.

— А почему я с вами идти должен? По какому праву гребете честного человека? Я никакого дела не делал, ни в чем не замешан, почему заставляете идти с вами? Не пойду! — возмутился шнырь.

— Виноват иль не виноват, на месте и разберемся. Вошел ты сюда, как хозяин, таким и назвался. А потом другое заговорил. Вот и надо установить, в каком деле ты чист, как стеклышко, а в каком — замаран.

— Не пойду! — растопырился Дрозд.

— Будем вынуждены силу применить, — предупредил оперативник. И, взяв упиравшегося шныря под локти, оба милиционера вынесли его во двор. Шнырь ругался во всю глотку:

— Чтоб вам мамы родной век не видать! Не пойду в вашу лягашку, фараоны проклятые!

Блажил шнырь не без умысла. Привлекал внимание фартовых, загулявших у проститутки. Окна ее квартиры смотрелись как раз сюда.

«Авось, да вступятся, отобьют у мусоров. Побоятся, что я в лягашке заложу кого-нибудь из них», — надеялся Дрозд.

Рябой и Цапля, послав шныря в дом, завернули в притон, где их хорошо знали. Выпили по стакану водки. Похлопали по задам клевых баб. Но не пошли за ними за перегородку. Шныря ждали.

Крыса даже не вошел в притон. На сегодня его от баб откинуло. Ждал Дрозда во дворе. Присев на низкой скамье, курил в кулак, ловил каждый звук улицы.

— Вы чтой-то сегодня не в духах, фартовые? Жрете водку, а девочек не замечаете. А у меня не кильдым,[21] — начинала злиться бандерша.

Но получив четвертную, умолкла.

Худенькая, почти подросток, с едва наметившимися грудями девчушка, выряженная в бархатное красное платье с глубоким декольте, вышла из комнаты, едва передвигая ноги от страха.

— Клубничку не хотите? — взяла ее за руку бандерша и подвела к фартовым.

Рябой оглядел девчонку с ног до головы. Кости да гусиносиняя кожа. Дрожит, как сявка на шухере. Новенькая. Сразу видно. Даже не отмыли хорошо. Из-под грубых ногтей грязь просвечивает. На лице даже пушка нет. Значит, кроме как на голове, нигде волос нету. Что толку с такой? Ни удовольствия, ни ласки. Сплошные слезы да сопли будут. Нет, такая не в его вкусе, — отвернулся фартовый.

Цапля, едва глянув на девчонку, вспомнил ее. Дочь вокзальной уборщицы.

— Ты чего сюда приперлась? Мать знает где ты? — насупился вор.

— В больнице она.

— Жрать, что ли, нечего стало?

— Да, — краснела девчонка.

— На тебе денег. И линяй отсюда, покуда задницу не намылил! — сунул в руку пачку пятерок. И свирепо глянув на бандершу, сказал тихо — Дышать надоело? Кого заманила, лярва! Нашла клубнику, мать твою! Завтра тебя и меня за растление загребут. Живо, гони! Чтоб духу ее тут не было! Не то я из тебя такое утворю, вся блядва до гроба хохотать станет.

— Я ее за руку не тянула. Сама пришла. Уж не маленькая. Четырнадцать скоро.

— Кончай вякать. Покуда все тихо, отправь ее домой. Рано промышлять ей. Сама беды не оберешься потом. Мать у ней — сущий черт в юбке. У легавых в стукачах.

— Да ты что? Только этого мне не хватало. А ну-ка, вытряхивайся из наряда! Марш домой! — заспешила, засуетилась бандерша. И, кинув девчонке старое, ставшее коротким платьице, гнала к двери.

— Дядя, я когда заработаю, верну вам деньги. Я иногда вижу вас. Я отдам, — сжимала деньги подросток.

— Вовсе дурочка. Беги. И никому не говори, что приходила пода. Живо линяй, пока не побил, — сдвинул брови Цапля.

Девчонка выпорхнула из притона в ночь. И тут же исчезла н! виду. Этот район города она знала лучше, чем саму себя. Здесь она родилась в низкой кособокой пристройке. Ее мать, как говорили соседи, была по молодости красивой. Но… Обманутая парнем, родила дочь и быстро увяла. Ничего она в жизни не видела. Мечтала, чтоб у дочери светлая доля была. А доля ил — выла по ночам в щелястые стены, крутилась картофельным паром над печкой.

Полгода урезала баба на еде, пока купила дочери радиолу (пластинками. Та радовалась. Но скудная еда сказалась. Заболела баба. И не к кому за помощью обратиться. Ни родни, ни друзей во всем городе.

Считает деньги девчонка, слюнявит пальцы. Отродясь в семье такой суммы не было. Сколько вкусных вещей можно накупить. Вот мать обрадуется, — спрятала деньги под койку.

…Едва девчонка нырнула в темноту из притона, Крыса услышал вопли Дрозда. Понял, засыпался шнырь. И мигом предупредил фартовых. Те времени не теряли. Притаились ка пути.

Рябой немного опередил Цаплю. И молча вонзил нож под левую лопатку оперативника, который, ничего не подозревая, пронес сумку с общаком малины мимо обоих воров.

Второго, удивленного внезапным падением коллеги, проткнул финкой Крыса.

Выхватив сумку, фартовые быстро перемахнули низкий забор. И только шнырь вместе с двумя такими же, как сам, угодливо вынырнувшими из подворотен, подхватили убитых, потащили закоулками к пустырю.

Там вытащили из карманов все. Потом, вытряхнув мертвых из одежды, закопали понадежнее. Сожгли милицейское обмундирование. И едва над городом занялся тусклый рассвет, выпили за упокой душ и свою удачу.

Шнырь Дрозд радовался. В этот раз фартовые не поскупились. Можно безбедно целый месяц кутить.

Фартовые решили навсегда оставить дом за железной дорогой. Знали: исчезнувших хватятся скоро. Начнут искать. И с этого района теперь не спустят глаз.

Понял это и Дрозд. А потому, едва небо начало светлеть, пробрался на вокзал. Оттуда — прямиком к кожзаводу, на самую вонючую окраину города.

Но и сюда к вечеру дополз страшный слух о банде злодеев, которая нападает на милицию.

Слухи, оплетенные домыслами, облетели город. Вроде в милиции стали пропадать сотрудники. И вот по следу их пустили собаку. Она долго бегала по дворам и улицам за железной дорогой. Потом выскочила на пустырь, подошла к едва заметному бугорку да как заголосила! А когда раскопали бугорок, нашли убитых милиционеров, изрубленных на части. Глаза у них были выколоты, носы и уши обрезаны. И даже на выломанных руках и ногах ни одного живого пятна. Все побито и порезано. Вот как бандиты издевались, что даже узнать этих убитых было невозможно. Если б не матери. Одна прямо на пустоши умерла, узнав сына, другую, еле живую, в больницу увезли. Верно, не смогут теперь выходить.

— Поджечь этот район, гадючник города. Снести его бульдозерами, — возмущались обыватели, слушая леденящие душу рассказы.

Дрозд лишь криво усмехнулся. Кто-кто, а он знал, что никто

не проявлял особой жестокости по отношению к милиционерам. Но вот что слухи эти на руку милиции, — в этом он был уверен.

— Облаву готовят мусора по всему городу. Ишь, как страсти накаляют, подогревают слухи. Запугивают фрайеров и хмырей, мол, если с нами так обошлись, что с вами сделают? Эх, де- вушки, — сплюнул шнырь и решил заглянуть к соседке, у которой всю ночь гудела компания. Тем более, что в город шнырь но вылезал уже два дня. И жил на хазе состарившегося без времени форточника, которому лет пять назад поломал ногу парнишка-кореец. Одним ударом. Едва ворюга стал влезать в дом. Хотел обе ноги выдернуть, но форточник вовремя дал обратный ход.

С тех пор он стал безработным. Иногда у него кто-то ночевал. Делился куском хлеба. Так и коротал день ко дню.

— Соседка? Да кто ее знает? Бабы интересуют сытых. У меня на них ничего не осталось, — признался форточник и пожелал шнырю удачи.

Дрозд решил пронюхать, что за пташечка поет под боком целыми днями. На работу не ходит. Значит, блядь. Но чья? Можно ль ей ощипать перья? Где? Ну это будет видно, — умылся шнырь впервые за всю неделю. Глянув, что брюки застегнуты, а носки сбитых ботинок не обрызганы, шагнул за дверь.

Он ни словом, ни духом не знал, что именно сегодня фартовые решили обокрасть универмаг.

Попав на чердак, все трое быстро нашли люк. Скользнули в торговый зал. Сейф, куда на ночь складывались драгоценности и золотые изделия, оказался обыкновенным железным ящиком, и Дядя без труда вскрыл его.

Когда возвращались на крышу, Рябой невзначай задел сигнализацию на двери подсобки. Вмиг взвыла сирена.

Дядя, заслышав ее, подхватил чемоданчик с добычей, прыгнул на крышу жилого дома, шмыгнул на чердак, с него — вниз, в жилой двор, оттуда — в переулок и растворился в темноте. Следом за ним бежал Кабан.

Рябой тоже метнулся к люку, но перед глазами вдруг вспыхнуло коротко. Обожгло плечо. Хотел ускользнуть. Оставалось лишь подтянуться за край люка. А уж на крыше его и ветер (< не поймал. Но рука не слушалась. Правое плечо, будто чужое, взвыло резкой болью.

«Схлопотал маслину», — подумал Рябой. В глаза ударил яркий свет. Фартовый сделал последнее усилие, чтобы выбраться отсюда. Но не мог. Сорвался с кромки люка без сознания…

— Попался, урка, собачья кровь, — радовался заспанный сторож, ероша на радостях встрепанные волосы, скребя их на затылке заскорузлой пятерней.

Уж он-то дал волю сапогам, пинал фартового в бока, живот и спину, покуда ноги не онемели. И лишь после этого вызвал милицию.

Те вмиг кинулись к ювелирному отделу, даже не глянув на вора.

— А где золото, дед?

Сторож, глянув на пустую витрину и открытый сейф, на время лишился дара речи.

Милиция осмотрела подсобку, чердак, заметила прямой выход на крышу жилого дома.

— Не один он здесь был, — догадался оперативник.

— Нет, никого с ним не было. Я ж его стрельнул, едва он из люка сюда пролез. Я ж не спал, — оправдывался сторож.

— А золото где? Выходит, вы его украли?

— Да ты что, сынок? Я ж тут уже давно работаю, за что срамишь? — возмутился старик.

— Нет у этого вора золота. Не мог же он его проглотить.

— Когда сигнализация сработала, где вы были? — спросил оперативник.

— По нужде отошел, — стушевался сторож. Но тут же нашелся — Я мигом в обрат и пристрелил.

— Ранил, дед. К счастью, только ранил.

Рябой очнулся в следственном изоляторе. Начал восстанавливать в памяти случившееся. Вспомнил. Скрипнул зубами от боли и досады…

Фартовый не отвечал на вопросы следствия. Знал, по смыслу вопросов догадался, что попался он один. А все, что было в сейфе, исчезло.

Много дней допекало Рябого простреленное сторожем плечо. Сказалась потеря крови. Даже во время болезненных перевязок, которые делал тюремный фельдшер, фартовый не переставал прислушиваться к каждому звуку снаружи.

В последний раз он сидел вот в такой же камере лет девять назад. Но тогда оставшиеся на воле подельники сделали набег на «воронок» и отбили у милиции Рябого, когда того везли в суд. Теперь на такое рассчитывать не приходится. Из фартовых никто больше не рискнет. Настоящие воры теперь по зонам. Остался Дядя. Но он стар… «Да и не справиться ему в одиночку с кодлой мусоров», — подумал Рябой.

Но к вечеру, когда Рябому принесли жидкую перловую баланду, мужик, сунувший в дверной «волчок» миску и кусок хлеба, положил кверху коркой. Старый, условный знак — в хлебе начинка.

Рябой сразу повеселел. И едва «волчок» захлопнулся, прочел в записке короткое: «Не ссы».

«Значит, отобьют», — обрадовался фартовый.

Между тем городские «малины» готовились к дерзкому налету. Фартовые выследили, куда возят на допросы Рябого. Здание милиции они знали не хуже расположения ювелирных магазинов.

Смущало лишь то, что воронок въезжает во двор милиции, прямо к гаражу. А двор закрывался неприступными воротами и забором.

Освободить Рябого должна была «малина Кабана», самая дерзкая и удачливая.

Фартовые следили за зданием милиции днем и ночью. Но случая долго не представлялось. Но вот однажды вывели Рябого во двор после допроса, а машина — сломалась основательно. Пришлось пешком добираться. Тут-то и налетели в глухом переулке мокрушники на конвоиров. Оглушили обоих кастетами. Рябой, вмиг перескочив забор, побежал вслед за махнувшим ему рукой пацаном.

Далеко позади слышались милицейские свистки, но сумерки уже надежно укрыли бегущих от погони и любопытства редких прохожих.

Рябой легко пробирался по темным дворам.

Свобода!.. Фартовому даже не верилось в это. Свобода… Еe он ценил больше жизни.

Кто сказал, что законнику тюрьма — дом родной? Тот никогда не знал воров и не бывал в неволе

Уж какие только легенды не ходят о ворах. Их называют рыцарями удачи. Забывают, что удача — дело случая. А жизнь фартовых — короткий миг. Как черная молния в ясном небе. Нет для них родни, нет семей и детей. Нет друзей и дома. Зачем же жизнь? Какой в ней смысл? Да ведь и она дорога тем, кто всем благам предпочел леденящий душу риск и, постоянно испытывая судьбу, уходят из жизни, настигнутые пулей, или

где-нибудь в зоне, состарившиеся и одряхлевшие, умирают безвестно.

Вечные странники, подкидыши судьбы, за короткую улыбку удачи они ставят на кон жизнь.

…Рябой отлеживался на чердаке дома. — туда его запихали септы на время облав. Сюда, даже по несчастью, никто не заглядывал. Лишь пауки да мыши скреблись по всем углам.

Фартовые присылали к Рябому сявку, который приносил выпивку и еду, рассказывал обо всех новостях в городе и «маликах». Нынче лягавые на ушах стоят. Все фартовых шарят. В городе объявлено о банде уголовников, которые с тюряги смылись. Ну и шухер пошел средь фрайеров. Мол, помочь лягавым надо поймать урков. Все барухи и бандерши на приколе. За каждой следят, падлы. Все хазы засвечены. Но кенты теперь в Черемушках осели. Погоди малость. Найдут понадежней хазу и тебя туда…

Рябой не торопил. Ждал.

Тем временем шныри и сявки рыскали по всему городу, переполненному страхом и слухами.

Фартовых боялись даже те, кому ни бояться, ни терять было нечего.

Даже беззубая старуха шамкала на завалинке усохшему лысому дедку:

— Слыхал, вчера ворюги в корейском квартале всех собак украли. Не иначе как обокрасть готовятся.

— Кого? Собак?

— Дурень! Чего у собак возьмешь? Людей, которые собак держали.

— А собаки зачем?

— Чтоб не помешали. Говорят, их, задушенных, за городом, нашли.

— Кого? Людей?

— Дурень! Собак! До людей уж потом доберутся. Долго ждать не придется.

И только шнырь Дрозд ни о чем не беспокоился. Ему, первый раз в жизни, по-настоящему повезло.

Баба, к которой он заявился в гости, оказалась известной шлюхой. Но флиртовала лишь с фрайерами, не подпуская и на дух фартовых. Наслышана была о клевых подружках воров и боялась их участи.

Дрозда она не распознала, И тот пригрелся под толстым боком, чередуя свое время с шоферами, мелким начальством и мусорами, которые предпочитали брать с бабы свою долю натурой.

Шлюху звали Нюркой. Она из вербованных. Приехала на Сахалин из деревни сразу после войны. Поначалу работала на стройке землекопом. Неплохо зарабатывала. Но потом случилась беда. Простыла. Заболела надолго. И оказалась никому не нужной. На прежнюю работу не взяли, а на легкую и без нее хватало желающих. Вернуться домой на материк было не к кому. Хорошо, что сбережения были. Голодом не сидела. Выпивать стала, вначале понемножку. А там и мужики появились. Залей, мол, горе. Втянулась. Но не спилась.

На нового кавалера поначалу глянула насмешливо:

— Экий заморыш! Я ж тебя меж ног потеряю.

Но Дрозд не заробел. Ответил достойно:

— Я в бабочках не только ноги люблю.

Всю ночь не впускала Нюрка других дружков. Уж больно ей новый понравился. И откуда в кем столько страсти? А сколько всяких хитростей знает про любовь. Она о таких и не слыхала.

Лишь утром выпустила Дрозда из потных объятий, не взяв с него ни копейки. Напоив и накормив, велела навещать. Но он отказался. Не гордец. И теперь через день наведывался к Нюрке. Выпить и пожрать на халяву. Да еще и любовью побаловаться.

Дрозд теперь как сыр в масле катался. В сутенеры попал. По не наглел, в бабью жизнь нос не совал.

Шнырь и сам не знал, что горемычная Нюрка ценила в нем не мужика. Этого она навидалась. Дорого ей было сострадание и понимание его. Что, узнав, чем промышляет — не высмеял. Не обозвал. Пожалел ее, поняв сердцем. Да и как не понять было Дрозду бабу, которую избила жизнь?

Знавал он за свою жизнь немало проституток. Ни одна не занялась своим делом